пришлите новость

Как принять и пережить смерть мобилизованного? Интервью с клиническим психологом из Уфы

10:42, 25 октября 2022

Последовательные советы от медицинского психолога Регины Халфиной

Как принять и пережить смерть мобилизованного? Интервью с клиническим психологом из Уфы
Регина Халфина / Фото: Елена Жилинская. Пруфы.рф

Многие из нас не могут повлиять на события, которые происходят в мире и стране. Настало такое время, когда, увы, похоронка может прийти в любой дом. Мы решили затронуть важную тему в период мобилизации – как пережить смерть близкого, не сойти с ума, помочь родственникам пережить горе от потери, а также ответили на вопрос, стоит ли сохранять надежду, если твой близкий пропал без вести.

Обо всем этом мы поговорили с профессором кафедры психологического сопровождения и клинической психологии БашГУ, клиническим психологом РКПЦ и доктором биологических наук Региной Халфиной.

 

Пропавшие без вести: привыкайте, что их нет

– Сейчас непростое время, когда мы можем потерять близких. Для начала давайте поговорим о том, как реагировать, если человек исчез и не выходит на связь?

– Есть высокотревожные люди, которые могут у себя в голове похоронить супруга, если он не звонит неделю-две. Но нужно понимать, что мужчина находится на боевых действиях, и не всегда есть возможность выйти на связь. Телефоны вообще могут запретить. В любом случае, прежде чем впадать в уныние и готовиться к худшему, нужно проработать всевозможные варианты получения информации о мобилизованном через официальные источники.

Если же сами военные не знают его судьбу, важно понимать, что возможно всякое. Вероятность потери велика. Поэтому надеемся на лучшее, но готовимся к худшему. Продумывайте варианты того, что делать, если любимый погибнет – от бытовых, материальных (ипотека, выплаты, дети, дом) до личностных.

В нашей культуре говорят, что надежда умирает последней. Но если близкий пропал без вести, его долго нет, то я бы перефразировала так: «надежду нужно убивать первой». Когда человек надеется и ждет, есть преграды для дальнейшей жизни.

Больше всего людей пугает неизвестность. Поэтому, когда пропадают наши близкие, мы хотим хоть что-то о них узнать – так мы удовлетворяем свою потребность убрать неопределенность. Она нас страшит, заставляет возвращаться в прошлое – а вдруг, а если. Но факт такой: сейчас этого человека нет рядом, и неизвестно, когда он появится. Если вернется, то будет хорошо. Этот вопрос мы решим потом, заново выстроим взаимоотношения.

В этом плане ритуалы прощания с человеком помогают нам психологически. Мы осознаем смерть близкого. Да, больно, но через какое-то время мы принимаем ситуацию, прощаемся с любимым, горюем. И жизнь восстанавливается. Но бывает, пропавшего могут продолжать долго искать, потому что осознания потери нет. Я знаю пример, когда у женщины муж утонул на рыбалке, но его тело не нашли – хоронили пустой гроб. У нее понимания смерти не произошло. Женщина ушла в патологическую форму горевания, у нее началась шизофрения.

Также может случиться, что человек, у которого пропал близкий, теперь живет только надеждой на то, что любимый жив. Но это зависимые отношения. Другой человек не должен являться критерием счастья и маяком для жизни. Ведь помимо любимого, есть и другие люди, которым дорог горюющий. Наши пути с возлюбленным могли разойтись и по иным причинам, нежели СВО. И что тогда? Всё? Получается, я несчастлив? Моя жизнь закончена? Это из разряда патологии.

 

Советы близким умершего человека

 – Смерть близкого приводит в шок. Правда ли, что человек принимает смерть этапами, на каждой стадии испытывая определенную боль?

 – Стадий принятия горя несколько. И здесь, я бы сказала, что похоронные ритуалы существуют не просто так. Хотя в религии время, когда, например, хоронить погибшего, объясняется различными перемещениями душ, в жизни оно часто совпадает со стадиями принятия смерти. Вначале это шок – по времени он длится 3-4 дня. Хоронят обычно тоже на третьи сутки. На этой стадии важна только поддержка и наличие кого-то рядом. Затем идет отрицание, когда человек не принимает случившееся. В это время можно услышать фразы «Да такого не может быть!»; «Как это произошло?»; «Не верю». Обычно стадия длится 9-10 дней. Как раз на девятый день идут поминальные ритуальные события.

После – торги, сменяющиеся гневом. Человек может злиться: «Почему любимого отпустили? Почему недосмотрели? Почему не помогли?». Может появиться самообвинение: «Надо было упираться, не пускать его». Снова идут торги: «А вот если бы так, а надо было вот так. Лучше бы травму получил». Это переживания, направленные в прошлое. После, где-то на 40-й день, наступает депрессия. Во время нее у человека проявляются разные чувства: страхи, паника. Обвинение, вина, дезорганизация – ничего не могут делать, всё валится из рук, планов нет. Самая нижняя точка в этой яме – ощущение одиночества.

Далее человек переходит на этап тестирования реальности. После изоляции мы начинаем потихонечку выглядывать, что в мире делается, строим планы, возвращаемся в реальную жизнь. Это очень медленная, поэтапная работа. На следующей стадии смирения происходит принятие смерти. У человека появляются новые надежды. Он понимает, что даже после смерти близкого есть жизнь.

В целом процесс горевания длится от полугода до года. При более длительном сроке горевание может перейти в патологическую форму, когда переживающий смерть близкого постоянно вспоминает его, живет только им. Это уже нехорошо, потому что ты не можешь найти новые перспективы для жизни и получения радости.

– Почему некоторые люди говорят, что испытывают во время переживания смерти радость или отсутствие эмоций как таковых?

– Люди, потерявшие близкого после длительной болезни, могут испытывать подобные чувства. Только это не радость, а, скорее, облегчение. Радость – это положительная эмоция. Облегчение может быть с отрицательными чувствами. Такое случается, когда уход за тяжелобольным любимым действительно усложнял жизнь человеку.

Нельзя говорить, что если кто-то не горюет после смерти близкого, то он не любил его. Любят по-разному. Одни – «уси-пуси, зайчик», другие более сдержанно. И так же проявление эмоций. Кто-то может агрессировать, бить чашки, ломать двери. А кто-то спокоен. Не нужно ожидать от человека проявлений аналогичных эмоций, которые бы испытывали вы сами. Мы не знаем, что у другого внутри.

Иногда человек сам ощущает, что ничего не чувствует. Это может быть защитной реакцией. Он считает, что если даст слабину, то расклеится. Также сильные эмоции могут отсрочиться: человек начнет горевать только спустя некоторое время, когда появится событие-триггер. Например, девочка не плачет после гибели любимой бабушки, а через три года истерично рыдает после ухода из жизни ее собаки.

– Можно ли смириться со смертью, или боль от потери с тобой навсегда?

– Боль проходит, но память остается. Вспомните, как расставались с парнем или девушкой: вы же горевали, нервничали, плакали. Но прошло время, вы построили новую жизнь без того человека, и теперь боли от расставания не испытываете, но помните ее, а также приятные моменты.

Часто при потере происходит идеализация. Это нормальный процесс. Психика забывает отрицательные вещи, чтобы сохраниться. Если бы мы помнили много плохого, было бы сложно жить. Да, во время выпускного дети плачут от расставания со школой. Но при этом раньше они ненавидели это место, их бесили учителя.

Важно при горевании не уходить в идеализацию, не думать, что вы потеряли лучшего человека, и только он мог вас осчастливить. Нужно понимать: «да, было классно, я безумно благодарна за отведенное нам время, но жизнь продолжается». Солнце все так же встает и садится.

– Как можно помочь родственнику в периоды горевания? Какие советы можно дать?

– В нашей культуре не принято говорить о смерти. Коллеги стараются избегать этой темы, чтобы не сыпать соль на рану. Но потерявшему близкого важна поддержка окружающих. Когда мы не предлагаем помощь, не интересуемся чувствами горюющего, он ощущает изоляцию, думает, что всем все равно. Некоторые даже могут обидеться на близких, которые не поддержали в трудный момент.

Чтобы не навредить себе во время траура, не нужно вести деструктивный образ жизни. Алкоголь не поможет, он только усугубит ситуацию. Это уход от реальности. Также понимайте – если вы испытываете сложности при горевании, не нужно стесняться, обращайтесь к специалистам. Это не значит, что вы легко переживете боль, но сложный период произойдет гораздо быстрее.

Возможна медикаментозная поддержка. Обратитесь к специалисту, который выпишет препараты. Когда у людей болит голова, они пьют таблетку – то же и с психоэмоциональным состоянием. Зачем проверять себя на прочность и мучиться? К тому же эти страдания могут обратиться в неприятные последствия. Организм не всегда сразу реагирует на стресс, через время могут начаться проблемы с кожей, мигренями и так далее. Хотя, казалось бы, с горем человек героически справлялся, а теперь вроде всё нормально, но болеет.

7.jpg

– Некоторые люди, переживая горе, все-таки скатываются в деструктив. Например, спиваются. Это слабые духом люди, или просто боль их слишком сильна?

– Обычно люди справляются с горем так, как умеют. Насчет силы или слабости духа я бы категоричного ответа не давала. В разные периоды жизни мы по-разному воспринимаем потери. Если смерть мужа случилась, когда, например, женщину уволили с работы, у нее на руках дети, то и тревожности, естественно, будет больше – и из-за смерти любимого, и из-за волнения о близких.

Насчет алкоголизма. Если у горюющего человека была какая-то предрасположенность или даже он видел, что кто-то близкий так справлялся с проблемами, то он может тоже начать пить.

Но надо понимать, что человек всегда несет ответственность за свое поведение. Хоть это даже горевание. Мы сами принимаем решение выпить. Не потому, что государство такое или зарплата маленькая. Алкоголику причина не нужна. Когда я осознанный, несу ответственность за свои действия и за поступки, понимаю, насколько мне нужен этот алкоголизм.

Кроме того, нет ни одной семьи, где бы не происходила потеря. Когда мы горюем, нам кажется, что мы в этом аду одни. Мы не видим, что у других людей тоже происходят неприятные жизненные ситуации. И здесь помогает опыт старших поколений. Они пережили не одну потерю – мужа, родителей, братьев, сестер. Глядя на них, мы понимаем, что есть жизнь и после смерти родных, и эта жизнь даже может быть счастливой. Также помогают в сложностях группы поддержки. Среди людей с одинаковыми проблемами человек видит, что он не один с этим горем, другие тоже переживают и даже справляются. Всегда есть «матерые» члены, которые на своем примере показывают: «Раз я пережил, то и вы сможете».

– Как долго нужно прощаться с покойником: можно ли сразу выбрасывать его вещи, выходить замуж и забывать обо всем?

– Здесь сугубо индивидуально. Знаю людей, которые после похорон убирают всё. Так тоже человек переживает горе. Но, вообще, есть относительные нормы. Даты поминальных служб не просто так продуманы. На первоначальных этапах не рекомендуется оставлять фото, вещи погибшего, которые напоминают о нем – все это триггеры. Человека нет, нужно привыкнуть к этому.

Затем, через год, можно и вспоминать умершего, какой-нибудь альбом памяти составить. Но горевание не должно стать патологическим. Когда человек сохраняет вещи покойника, окружает себя ими полностью, ему, может быть, и легче от фотографий и всевозможных напоминаний, но задача не в том, чтобы облегчить боль. Главная задача – научиться жить без этого человека, адаптироваться к новым условиям. Да, мы не забудем любимого, однозначно. Но прощание с ним не будет предательством.



Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ