Ваш город:
Ваш город
?
Нет
Да
Изменить город
×
МЫ ДОСТАВЛЯЕМ ПО ВСЕЙ РОССИИ
Уфа
Казань
Челябинск

пришлите новость

Профессор Василий Мартыненко: «Аслыкуль может превратиться в болото»

19:45, 02 июня 2021

| c3242

Ученый – о нерешенных проблемах экологии Башкирии

Профессор Василий Мартыненко: «Аслыкуль может превратиться в болото»
Озеро Аслы-куль. Фото: Пруфы.рф

Природа Башкирии пока еще радует глаз, но все чаще взывает о помощи. Некогда величественные озера могут стать болотами, годами ждет реабилитации территория бывшего Уфахимпрома, гибнут от рук человека уникальные деревья. Об актуальных экологических проблемах региона и путях их решения Пруфы.рф рассказал директор Института биологии УФИЦ РАН, доктор биологических наук Василий Мартыненко.

Без названия (1).png

Бактерии съедят диоксины

– Василий Борисович, республика с нетерпением ждет начала реабилитации территории Уфахимпрома. Вы предлагали использовать для этого специальные бактерии. Насколько это эффективно?

– Химпром – страшная боль для всей республики, экологический вред, накопленный там, – колоссален. Жаль, что предприятие прекратило работу, оно могло бы решать эти проблемы самостоятельно, за счет прибыли. Сейчас на его территории остался целый букет загрязнений: хлорорганика, тяжелые металлы, диоксины – они очень устойчивы, могут сохраняться долгие годы. Вопрос санации Химпрома поднимался не раз, но проекты проваливались, радует, что сейчас за проблему взялись серьезно.

Загрязнение территории очень мозаично: в некоторых местах (отстойники, склады продукции) превышение ПДК по диоксинам достигает десятков тысяч раз. Предстоит выполнить целый спектр работ. Наиболее загрязненные участки, здания, конструкции, кирпичи и т.д., которые впитали в себя диоксины и хлорорганику, придется захоранивать. На территории, где бактерии не выживут, видимо, будут снимать почву и сжигать в высокотемпературных установках. Это очень дорого и тоже вызовет загрязнения, к тому же необходимой установки пока нет, ее должны спроектировать.



Основной объем почвы, миллионы кубометров нужно очищать более дешевыми способами,биоразложение – самый экономичный. Есть бактерии, которые используют для получения энергии химические связи различных веществ, например, хлорорганические соединения. Наш институт с 1986 года работает в этом направлении, выделено более 40 штаммов, которые смогут разлагать загрязняющие вещества до углекислого газа и воды. Бактерии смогут действовать только при положительных температурах, возможно, обработку почвы биопрепаратами придется проводить неоднократно, несколько лет подряд. Это оптимальный метод очистки не критически загрязненных участков.

– Есть ли положительный опыт применения таких бактерий?

– Конечно, на заседании экспертного совета в Госсобрании, где обсуждалась санация Химпрома, присутствовали представители фирмы, которая использовала один из штаммов бактерий нашего института для производства биопрепарата, успешно прошедшего испытания, в том числе на зарубежных предприятиях. Мы разработали линейку нефтедеструкторов, способных устранять загрязнения нефтепродуктами почвы воды, так что эффект подобных биопрепаратов неоднократно доказан. 

Здесь вам не Йеллоустон

– В прошлом году наши природные парки еле выдержали серьезный наплыв отдыхающих, оставивших там горы мусора. Между тем известно, что Аслыкуль мелеет, возможно, виноваты в этом и туристы. Неужели Башкирия может лишиться самого большого озера?

– Может. Если не принимать никаких мер, постепенно оно превратится в болото. Причин обмеления много, до конца они не изучены. Конечно, закрывать доступ туда для отдыхающих не стоит, хотя их роль в деградации озера велика. Раньше там мыли машины, масло и бензин попадали в воду. Многие справляют в озеро нужду.Всё потому, что нет нормальной инфраструктуры, туалетов. Как бы руководство республики ни закрывалось от проблемы, если ничего не делать, мы ее не решим.



В существующих туалетах буквально можно задохнуться, люди туда не ходят, ставить деревянные – не выход, их разбирают на дрова, чтобы жарить шашлыки. Леса вокруг нет, а продажа дров не организована. Если государство не может построить нормальные, цивилизованные туалеты, надо пустить туда бизнес. Нужны законы, позволяющие предпринимателям спокойно работать в региональных природных парках. В федеральных парках это разрешено. В США, в самом большом нацпарке мира – Йеллоустонском, государство проложило 500 км дорог в сложной горной местности с подъездами из 5 штатов. Там выделили территорию для кемпингов, отдали ее бизнесу, который построил всё. Сам парк занимается охраной территории, вывозом мусора, научными исследованиями. Ежегодно его посещают 3 млн туристов, каждый только за вход на территорию платит 50 долларов.

– Для нас этот год, похоже, потерян?

– И последующие будут потеряны, если все останется как есть. У нас годовое финансирование Дирекции по особо охраняемым природным территориям, объединяющей 5 природных парков, – примерно 49 млн рублей, а один только нацпарк «Таганай» в соседней Челябинской области получает 79 млн рублей. Перемены к лучшему будут,когда изменится отношение государства, уйдет потребительское отношение к природе и бизнес сможет нормально работать. Но предпринимателей нужно серьезно контролировать: должен быть четкий бизнес-план.Например, на берегу озера появится отель, а не огороженная частная территория, иначе участок изымается. Вот такие должны быть законы.

– И на Кандрыкуле подобные проблемы?

– Кандрыкулю повезло больше: когда природные парки Башкирии еще были самостоятельными субъектами, там смогли отгородить стоянки, сделать нормальные туалеты. В отличие от Аслыкуля,там можно контролировать въезды и, соответственно, туристические потоки.


Черенки не дают результата

– Говорят, что кужановские лиственницы зацвели.Это хороший признак. Можно считать, что деревья спасены?

– Пока нельзя сказать, что с лиственницами все в порядке, время покажет. Одно дерево, пропиленное по кругу, погибло. Камбий – тонкая живая часть древесины под корой – оказалась уничтоженной. Деревья, у которых часть камбия сохранилась, распустились, их поливают, для лиственниц сейчас это очень важно, им надо помогать. В конце лета мы узнаем, прижились ли трансплантированные фрагменты других лиственниц, выживут ли деревья. 



– Государство, местные власти помогают? Кажется, объявляли сбор средств на спасение памятника природы.

– Удалось собрать около 60 тыс. рублей. Люди охают, ахают, но пожертвовать 50–100 рублей – это проблема. В рамках имеющихся средств и продолжим действовать. Государство не может ничего выделить, госзаданием такие работы не предусмотрены, внебюджетных средств, как я понимаю, нет.

– Можно ли размножить уникальные лиственницы с помощью семян или черенков?

– Черенки взяты, привиты, но пока этот способ не принес ожидаемых результатов. Семена поражаются лиственничной молью, всхожесть у них очень низкая, но главное, уникальная мутация закреплена далеко не во всех семенах и не каждый год способна проявиться. В Германии семена наших лиственниц проращивали в пробирках, из них получились обычные формы деревьев. Неслучайно лиственниц, подобных кужановским, очень мало. Тем не менее местный житель Зуфар на своей плантации смог получить несколько лиственниц с ветвистой кроной. Мы надеемся, что, собрав массово семенной материал, в том числе с деревьев, которые не пострадали, из других мест, мы получим какой-то процент нужных образцов. На эти работы тоже потребуются деньги.

– Почему у нас в городах, например, в Уфе, так любят кронировать деревья: это прихоть чиновников или необходимость?

– Тут все зависит от желания и совести чиновников, если хотят уничтожить аллею, кронируют ее так, что остаются одни огрызки. Когда деревья погибают, проводят реконструкцию, или делают автостоянку. А вообще,кронирование деревьев необходимо, особенно в городах, но разные породы выдерживают определенный процент обрезки. Я видел, когда от дерева остается пенек высотой в полтора метра, это называют кронированием. Смешно, тем не менее сходит с рук.

– Расскажите о деятельности общественного совета при Минэкологии Башкирии, который вы возглавляете. Насколько это полезный орган, может ли его позиция отличаться от мнения министерства, что сейчас в работе?

– Общественный совет всегда занимает свою позицию, другое дело, что она часто совпадает с мнением министерства в целом. Но бывало и иначе, тем не менее мы требовали от минэкологиирешения вопроса. В любом случае мы обязаны договариваться, находить компромисс. Совет собирается по мере поступления в его адрес различных вопросов: от граждан или самого министерства. Сейчас в работе вопрос создания заказника в Деме, недалеко от микрорайона «Серебряный ручей». Он находится в болотистой местности и представляет собой очаг биоразнообразия. Думаю, совет поддержит эту идею и представит соответствующие рекомендации в министерство. На очереди вопрос по парку Калинина, он в запущенном состоянии. Зеленые территории в городе сокращаются, нужно их сохранять, чтобы люди могли гулять в парках.



ПОДЕЛИТЬСЯ









последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика