пришлите новость

«Я не продаю добровольцев Москве»: Ринат Баимов рассказал, как собирал батальон имени Салавата Юлаева

12:00, 16 сентября 2023

Интервью с председателем правления штаба по формированию республиканских добровольческих батальонов для участия в СВО Ринатом Баимовым

«Я не продаю добровольцев Москве»: Ринат Баимов рассказал, как собирал батальон имени Салавата Юлаева
Фото: Пруфы.рф

Скандально известный Ринат Баимов довольно часто попадал в медийное пространство. Так, в 2016 году он был осужден мировым судом Орджоникидзевского района Уфы за нанесение побоев и угрозу убийством бывшей супруге Н. Рыковой. Приговор Баимов оспорил. А в 2018 его обвиняли в якобы подкупе БСК за призывы к разработке Торатау. Еще один скандал произошел в 2019 году, когда сотрудники ОМОНа задержали 27-летнего Ирека Сальманова, который подозревался в изнасиловании 16-летней девушки, в доме Баимова. А чуть позже, в 2019 году, Кировский райсуд Уфы удовлетворил иск руководителя благотворительного фонда «Изгелек» Рауфы Рахимовой и признал комментарии блогера Рината Баимова, оставленные им на ее странице, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию.

Сегодня же Ринат Баимов – председатель правления штаба по формированию республиканских добровольческих батальонов для участия в СВО. Мы поговорили с ним в офисе редакции «Пруфы» о том, как он оказался причастен к сбору добровольцев из Башкирии. Также Баимов прокомментировал слухи о том, что он «продает добровольцев в Москву», которые муссируются в известных кругах. Все описываемые в тексте измышления относятся к версии интервьюируемого. Редакция за них ответственности не несет.

Увидел ваш пост, где вы сообщаете, что лично сформировали полк имени Салавата Юлаева. Насколько я знаю, это дело довольно затратное. Каким образом вы его сформировали? У вас были помощники по финансированию?

Один из моих сыновей собрался пойти на СВО, хотя только-только вернулся. Пошел разговор, и он сказал, что там много ребят. Я начал разговаривать с ребятами, и появился старый знакомый, с которым мы давно не виделись – Артур Юмагужин (советник главы республики по взаимодействию с войсками Нацгвардии, – прим. ред.). Мы ему предложили, и он не отказался. Кроме того, я знал, что Артур сам хотел такие формирования создавать.

Я его пригласил к себе, пригласил Солдатенко и одного человека из, скажем так, компетентных органов, чтобы не подумали, что Баимов или Телецентр захватывает, или голодовку, или войну кому-нибудь объявил. Чтобы официально это было. Всем все объяснил. Причем даже этот человек из компетентных органов сам проявил желание: давай, говорит, поучаствую – деньги кину. На бензин Юмагужину дал. Также Солдатенко дал. Потом очень сильно помог Венер Закиевич (председатель правления Башкирского республиканского союза потребительских обществ, – прим. ред.), Башпотребсоюз. Ну, вообще помог от души.

Началось с того, что мы принесли компьютеры, пригласили ребят. Потом Артур Юмагужин, где-то через неделю, говорит: ну, давай, про нас должны знать. Я опять с ребятами переговорил. Юмагужина завели к Радию Фаритовичу, а он, оказывается, про это дело уже знает и отслеживает. Он [Хабиров] говорит: «Все, давайте, поддержим полностью». Но сразу предупредил: «По результату!» И через две недели пригласил Юмагужина, начальство, генералов с округа, нашего вице-премьера Сагитова (зам премьер-министра правительства РБ, – прим. ред.), который находится везде одновременно. 

7O2dGB1Yb0s.jpg

Фото: главный штаб формирования батальонов РБ

После этого отдали документы. Юмагужин ушел и стал официально командиром батальона. Тема понравилась, и меня пригласили Радий Фаритович с Андреем Геннадьевичем. Говорят: «Ринат, давай еще». Ну, я позвал еще ребят. Получился второй штаб.

До этого финансировал без объяснений сам – где-то в 1,2 млн обходится содержание – то есть с рекламой, с таргетированием, со всеми делами. Это, если этот объем делать на республику. Если на страну, то помножим на 30 миллионов – и можно всю страну охватить. Можно начать помаленечку: там по пятаку в ближайшей области, например.

Народ собрался очень быстро. Наша задача: сделать рекламу, собрать людей, объяснить их права и сдать в военкоматы. Ну, мне почудилось, что у меня там люди не полные. Ну я тогда сделал ход конем: просто взял документы – там было 970 человек, и с полковником Гордеевым приехал к Андрею Геннадьевичу и показал: вот, Андрей Геннадьевич, вот это то, что мы насобирали, плюс батальон Салавата Юлаева. Из 2500, которые пришли, я думаю, наша работа – это 1500 как минимум. Это с одного штаба.

Сейчас Учалинский район проездили – это все же растрата бензина, там ночевать надо, с людьми посидеть надо, а как иначе? Просто нужна человечность какая-то. Дальше судьба их решается по-разному.

Вот представьте себе, человек прошел через штаб. В результате оказалось, что у него нет рук, ног, глаз, носа. Жена, узнав об этом, пошла и оформила доверенность, получила его деньги и пропала. Он остался бомж, один. Вот это человек, который нас защищал. У меня сейчас два кадровых офицера, которые занимаются его устройством. Уже ему и прописку делают, документы. Он не видит просто. Он же человек в любом случае. Ну, можно было в дом престарелых, все равно службы существуют. Там плохо или хорошо, но они есть. По крайней мере, мы какое-то уважение к человеку проявляем.

Мне Радий Фаритович сказал: давай, открывай официально. И мы открылись. Он называется Главный штаб. Те штабы тоже работают по-своему, и каждый строит свою жизнь: одни в депутаты идут, кто-то к администрации поближе.

У нас часто бывает: человек искренний – не искренний. У нас есть такой парень – Андрей, у него своя YouTube-программа. Потылицын! Вот он пришел: «Ринат, я знаю, ты всех знаешь». Ну, я действительно всех знаю. Я знаю всех руководителей нашей республики и работал со всеми, абсолютно со всеми, начиная с Мидхата Закировича Шакирова (первый секретарь Башкирского обкома КПСС, – прим. ред.).

Есть такая женщина – Рашида Искандаровна Султанова (депутат Государственного Собрания-Курултая Республики Башкортостан III созыва, – прим. ред.). Она попросила меня провести мероприятие. Я еще студентом был, на первом курсе. Я провел мероприятие – там было пять тысяч человек. Об этом написали все газеты России. Об этом узнал Мидхат Шакиров, пригласил ко мне. Дальше там Загир Гарипович (башкирский композитор, – прим. ред.) и Лейла Загировна (башкирский композитор, дочь Загира Исмагилова, – прим. ред.) великая. И у меня часто были такие заказы. Горбунов Игорь Алексеевич (первый секретарь Башкирского обкома КПСС, – прим. ред.) – ну, мы с ним водку пили в кабинете. Мы с ним просто друзья были.

Когда я у Кадырова (Рафис Кадыров – экс-владелец банка «Восток», – прим. ред.) кредиты получал под сто процентов, ну там 360 млн, то Игорь Алексеевич помогал мне. Никаких политических отношений я с Кадыровым не имел. Я никогда политикой не занимался, у меня другой образ жизни.

Сейчас официально – главный штаб. Там Алексей Локотченко – бывший мой студент. Он такой хитруля, проворный, бегает ногами с утра до вечера. Он молодец, я знаю, из какой он семьи, как он падал и поднимался. У него все в жизни было.

Я иногда говорю такие вещи, что люди просто не верят. Я имею прямое отношение к возврату всего церковного имущества на территории РФ. Всем епархиям.

Я по Белому дому иду, владыка Никон (митрополит Уфимский и Башкортостанский, – прим. ред.) мне навстречу: «Вот, Ринат, ты вечно что-то придумаешь. Я первую сантехническую компанию попросил и документы отдал, год прошел. Деньги взяли, а никто ничего не сделал». Приезжаем на Сочинскую 8, 10 и 12. Там были просто разрушенные помещения. Документы есть? Вот только там старинные. Че надо? Надо, чтобы Муртаза Губайдуллович, но он не может это решить. Если мы дальше начнем копаться – это архитектурные ценности, Москва и так далее. Это же не вчера построили. И мне мысль приходит: а что, если постановление такое будет?

Я приезжаю к Ерину (Виктор Ерин – министр внутренних дел России с 1992 по 1995 год, – прим. ред.). Ерин, понятно, большой человек. Заходим к Руцкому (Александр Руцкой – и. о. президента Российской Федерации в 1993 году и первый вице-президент Российской Федерации с 1991 по 1993 год, – прим. ред.), он вице-президент РФ. Я – только вчера студент, и вот – он. Я ему показал строения, фотографии. Там ничто – пустое место. Я говорю: «Пусть там в мечети, церквях в наших за власть пусть молятся». Он: «Хорошая идея». По Кремлю идет Ельцин: «О, че у тебя там? Хорошая идея, дай я подпишу». Я с этой бумагой сюда приехал, отдал владыке, владыка в Совет министров. На следующий день вышло постановление в России. Владыка Никон – свидетель. Мы с ним общаемся по сей день. Прекрасный человек.

photo_2023-09-15_14-19-11.jpg

Фото: главный штаб формирования батальонов РБ

Я правильно понимаю, что у нас есть официальный штаб – имени Салавата Юлаева, и есть неофициальные.

Нет, почему неофициальные? Они пошли по немного извилистой дороге. Есть «Актау», они раньше боролись с наркоманами. И они отдельно открыли счет, какое-то представительство по сбору батальонов. Я им говорил, но они все спешили-спешили: спонсоры, деньги. Я точно знаю – если пойду к спонсорам, то мне не откажут. Никто не откажет. Это крупные торговые сети, например. Я ко многим знаю вход, разговоры. Я знаю, что их Толкачев (председатель Государственного Собрания – Курултая РБ, – прим. ред.) курирует.

В данный момент собирается второй батальон имени Салавата Юлаева. Вы также имеете к нему отношение, или это уже республика?

Нет, смотрите. Вот приходят к нам люди. Мы собираем документы, и в одном случае мы отдаем в военкоматы, а в другом – отдаем документы в Росгвардию. Нам – без разницы. Пусть и те собирают, и эти. Это же общее дело. 

Я знаю, что одна женщина, Рамиля Саитова* (Росфинмониторингом внесена в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, – прим. ред.). Я не считаю, что она экстремистка. Красивая, интересная женщина, окончила МГУ, потом она «Добрый день» этот, бизнес [открыла], потом что-то с мужем не получилось. Как я знаю от Дильмухаметова* (Айрат Дильмухаметов – башкирский политик, Росфинмониторингом внесен в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, – прим. ред.), который хотел что-то с ними сделать, с мужем у нее что-то не пошло, и она пыталась добиться правды. Но там деньги, связи сыграли, и она оказалась не у дел. И она вот на этом просто рехнулась. С ней надо просто спокойно поговорить. Помочь восстановить какие-то права, а мужу в конце концов объяснить: че, бабу-то бросать.

Я с супругой, когда расходился, Башавтокод переписал – крупнейшая компания, или хлебозавод Межгорье. Усыновил Алишера. Я и сейчас могу сказать, что Лейла Загировна – одна из самых красивых и интересных женщин, из всех, кого я вообще встречал. Она, типа: не хочу тебя видеть, потому что я старая. Ну так и мне самому седьмой десяток!

Всё, что происходит в стране – это мы с вами виноваты. Вот вы, я, Рауфа и вот эти люди. Потому что мы не можем здесь договориться. Мы не можем понять – очень много амбиций.

Вот того же Радия Фаритовича касается. Нас – миллион башкир, и из миллиона башкир один – правдами-неправдами. Его в тюрьму сажали, там заставляли, тут выгоняли. Потом он вдруг всплыл. По идее, он должен был идти за Изместьевым* (Игорь Изместьев – бывший член Совета Федерации России от Курултая РБ, Росфинмониторингом внесен в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, – прим. ред.) пожизненно. У Рахимова есть такая привычка: попользуется, и раз – он виноват, я нет. Сам все заводы купил, все фабрики, все продал.

Так вот, про Радия. Вот он – один-единственный пришел и пытался со всеми общий язык найти, даже с тем же Рахимовым. Нет, появляются какие-то протестанты. Вот эта женщина, например. Она правительство создает, еще что-то. В правительстве у Радия Фаритовича должны быть люди, которые ему подскажут: давай, вот с этой бабой реши вопрос, дай ей конфетку. Психолога дай, ну магазин дай. Она [Рамиля Саитова*] не дура, она МГУ окончила, она башкирка.

Или вот этот странный молодой человек – Габбасов* ** (Руслан Габбасов – активист, Минюстом России внесен в список физических лиц, выполняющих функции иностранного агента. Росфинмониторингом внесен в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, – прим. ред.). Его прет, он как Айрат Дильмухаметов*, ему надо. Ну, у Айрата* платформа есть, у него знания есть. Вот законы, которые в Башкирии имеются на сегодняшний день, выпущены официально – это Айрат Дильмухаметов* писал. Он у меня на столе писал, я их потом в Белый дом таскал. Потом показываю: о, как мы написали. Там знания есть, а здесь же амбиции. Он [Габбасов* **] из Ишимбая поехал в Москву, стал работать монтажником, в холодильнике украл колбасу, его на этом деле поймали, и получилась драка, где он ножом, которым колбасу резал, зарезал человека и сел. Не досидев полсрока, приехал в Башкирию, и через три месяца стал народным героем.

Кук-буре (башкирская национальная организация, – прим. ред.) развалилось, он стал в Башкорт* (Росфинмониторингом внесен в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, – прим. ред.). Башкорт* так же развалилось, потом он страдал на памятнике Заки Валиди, потом он оказался в Прибалтике, и потом он в ООН выступает: нам, башкирам, плохо. На что живет? Что делает парень? Вот я работаю, конкретно. Утром-вечером. У меня есть рабочее место. У меня дети обеспечены – могут сами за себя постоять. А он кто? И мы здесь за него страдаем, переживаем, башкиры, и у меня на чаше весов: или он, или Радий. Башкиры – дураки, получается, если за него? Вы очнитесь. За кого вы стоите? Что вы хотите?

То, что мы между собой тут воюем – это мы дураки. Давайте сядем за стол переговоров, давайте мириться, давайте простим друг другу все. Начнем жить. Жизнь одна. Трусы поменяем, штаны, государство, цвет кожи, как Майкл Джексон. А жизнь не поменяешь – она одна.

Я знаю, что, если, не дай бог, наше Российское государство развалится, мы в Башкирии получим какой-нибудь Узбекистан, Таджикистан – со всякими правами, возможностями, потому что нет ни серьезной экономической, ни правовой базы. Надо признать. При Муртазе Губайдулловиче всё, что здесь двигалось – всё продали. И Радий Фаритович не может повлиять на цену за бензин. Если он начнет бузиторить, его самого снимут.

Там эти пугают, здесь эти пугают. Ну, дураки. Объединитесь, если вы хотите сделать свою республику счастливой, достойной. Вот парень прошел огонь, воду и медные трубы – вы его поддержите. Вы с ним идите. Он здесь вырос, в Ишимбае, маму-папу знаем, кто что пил-ел, кто кому чего давал.

Мысль моя конечная такая: если Россия развалится, то мы, башкиры, с нашим башкирским эпосом «Урал-батыр», вообще нахрен никому не нужны. К нам сюда просто «латиносов» привезут, тысяч 40-50 в первый же день, миллионов 10-15 – во второй. Горы наши ворошить, реки перегораживать, леса рубить. Мы им нафиг не нужны. Причем вместе с нами, башкирами, и татары не нужны. То есть здесь вообще никто не нужен. Здесь нужна гора Торатау.

Что сидеть и на нее смотреть тысячу лет? Давайте из нее сделаем деньги. Давайте на эти деньги наших ребят из Ишимбая, Салавата отправим в Кембридж учиться, знания сюда привезем. В МГУ обеспечим им платное обучение. Давайте конкурс устроим: всю гору Торатау отдадим Министерству образования. Я так считаю.

Гора тоже нужна. Российское правительство хорошо платит добровольцам. Понятно, что это необходимо поощрять. И у нас в Башкирии хорошо поощряют. Это тоже нельзя отрицать. Как нельзя отрицать, что многие на СВО отправляются, чтобы заработать: у всех бывают проблемы, какие-то трудности. И у нас в Башкирии в процентном соотношении больше всего добровольческих батальонов. Почему у нас так много отправляются на СВО, чтобы заработать? У нас нет нормально оплачиваемых работ? 

Я постараюсь по-своему, как я понимаю, как писатель и драматург. У меня, кстати, есть очень хорошая пьеса «История башкирской лошади», вот ее бы поставить.

Вообще, воин – это работа. Это было всегда. Это было до Чингисхана, после Чингисхана, это было при Сталине, при Ленине и при царе Николае. Могу сказать – я сомневаюсь, что, когда мы на французов шли, кому-то что-то платили. Скорей всего, пришли, что увидели – в обоз положили.

Чтобы вы знали, как я этот период понимаю. Вот, у меня дед умер в 1996 году, в возрасте 96 лет. Ему, моему деду, рассказывал его дед о войне 1812 года. Он сказал, что в каждом десятом обозе, кроме всякого добра, была еще немка, француженка, полячка.

Хорошо, что стали платить за эту работу. Кто-то должен Родину защищать. Ну не за три же рубля. И не за грабеж. Ну, раньше – да, но это не только там. Это же крестоносцы походами ходили. Представьте, они пошли Иерусалим спасать и заскочили в Константинополь. И оттуда все утащили.

Когда с войны 1812 года пришли полки, Екатерина II понимала, что они уже с другими мозгами приехали сюда. Она взяла их, и отдельно целое селение поставила. У нас сейчас на юге Башкирии есть Берлин, Париж. Зачем она это сделала? Чтобы беды всякой не было, присмотр был.

Вот, у нас сейчас целый полк ребят – представляете, оттуда вернутся люди, которые убивали. Я знаю, что было такое предложение, и я его поддерживаю. Радий Фаритович тоже хотел землю выделить под это дело. Хорошее дело. Там рядом можно что-то вроде колхоза сделать. И люди под присмотром, и школа, и воспитание какое-то будет. Поддержка и пригляд. А если они сейчас разъедутся по Башкирии: работы нет, пригляда нет, у кого-то руки нет. У нас полиции не хватит.



Фото: главный штаб формирования батальонов РБ


Могут ли в добровольческие батальоны Башкирии вступить люди из других регионов?

Да, почему бы и нет. У нас есть такая практика с Ханты-Мансийским автономным округом, там есть Гена Корепанов (заместитель генерального директора Антипинского НПЗ по взаимодействию с органами власти, – прим. ред.) – он мой друг. Он приезжал на встречу к Толкачеву, к Рахимову, к муфтию Таджуддину (верховный муфтий России, – прим. ред.). Ночевал у меня. «Лукойл» – его проект. Оттуда ребята приезжали, мы их в общагу – прописку сделали. Всё, ушли.

Это хорошо, что ребятам платят. Здесь целая группа, как раз Локотченко этим занимается. У него там 22 юриста официально в штате. Люди приезжают и прав своих не знают. Ну, и есть много нехороших людей, которые этими правами пользуются. Я три раза ходил к военкому Кировского района. В результате – сняли. Потому что надо честно. Если мы честно, то и вы – честно. 

photo_2023-09-15_14-15-50.jpg

Фото: главный штаб формирования батальонов РБ

В ноябре 2022 года именно Рамиля Саитова* сообщила, что в Башкортостане набирают добровольцев, но потом их передают в Татарстан и в Москву. Можете опровергнуть или подтвердить?

Что касается меня лично, я могу официально сказать: мне из Чечни мои друзья говорят: «Ринат, давай». Даже я туда человека отправлял. Он туда ездил, навел контакты. Я вообще с ними давно дружу, с чеченцами. Очень давно – 30 лет.

Еще с Сибири есть предложения. Мне лично предлагали такие дела делать. Но тогда надо делать набор не в Башкирии, а всероссийский. Я знаю, что с таким предложением ко мне с одного из штабов приходили. Но сами мы этим делом не занимаемся. Интересов нет. Мотивация другая.

Но спрос есть?

Да. Я знаю регионы. Тот же Калининград. Ну, у них просто людей нет, а начальство требует. 

А почему нет людей? Калининградцы не хотят?

Ну, ресурс человеческий ограничен.

Если честно, я географию любил и всегда уважал, но как-то до осознания, понимания размеров до меня один раз только дошло. Я был в компании с Диваевым Рафаилом Узбековичем (министр внутренних дел по Республике Башкортостан с 1996 по 2008 год, – прим. ред.), министром МВД Башкирии. Мы сидим, и показывают по телевизору – в Армении ищут человека. И он [Рафаил Диваев] так улыбается, а я спрашиваю: «Что вы улыбаетесь?» Он говорит: «Вся Чечня – это наш Белорецкий район». Я: «Подождите, как так?» Если бы, говорит, я захотел его найти, он бы здесь был через шесть часов. А они его пять лет ищут. Представляете, какой дружный народ. Я говорю: «А почему?» Он говорит: «Ну, машина с Хайбуллов сюда шесть часов едет». То есть он даже не рассматривает, что кто-то кого-то искать будет. Вот сила была у человека.

Я говорю: «Вот у меня проблема есть с Арменией, с некоторыми ребятами». Он берет телефон при мне, что-то звонит, разговаривает, потом меня спрашивает: «Телефон этих есть?» Я называю телефон. Он: «Ладно-ладно, спасибо». Все. Положил. Оказывается, он разговаривал с министром Армении, и этот армянин через три дня был у меня. Мы вопрос закрыли с ним. Павел Машко (предприниматель и муж Евгении Машко, владелицы телеканала M-television, – прим. ред.) свидетель, он имеет к этому отношение.

Вот, вся Южная Корея на 40 тысяч км2 меньше Республики Башкортостан. 55 млн проживают, а у нас – 4 млн. У нас здесь просто поле непаханое. Можно здесь так красиво и счастливо жить, всех любить и прожить жизнь с интересом. Я считаю, что жизнь должна быть интересной, потому что другого смысла нет. Есть моральные, гражданские, человеческие. Но, если лично тебя касаться, она должна быть интересной. Мне, например, скучно просидеть в одной деревне: родиться и умереть там. 

Я, например, с Рудольфом Нуриевым был знаком. Мы с ним о таких вещах говорили, о которых ни со всеми поговорят. Меня с ним познакомил Минтимер Шаймиев (первый президент Татарстана, – прим. ред.). Лично.

Я тогда был студентом третьего курса. Мы поставили балет великой Лейле Загировне. Мне лично Рудольф Нуриев при людях и при Лейле Загировне говорил: «Вы очень талантливы, вы сами не понимаете, кто вы». Ну, у Лейлы Загировны перед папой комплекс – излишняя скромность. Она могла позволить себе больше, но папу нельзя подводить.

Муфтий Таджуддин – мы с ним тоже по молодости дружили. Он ко мне домой приезжал. У меня пацаны по пузу у него бегали.

Вот, когда я говорю – мне не верят. Но это факт. Все люди живы, и у всех можно спросить, со всеми можно документы поднять. Я желаю каждому человеку иметь интересную красивую судьбу. Андрей Геннадьевич и Радий Фаритович – про них можно снимать кино, как в Голливуде. Булат Юсупов (башкирский кинорежиссер, – прим. ред.), алло, ты где? Я вот лично Булату Юсупову заплатил кучу денег, чтобы он окончил институт, например. Я сам ездил в Москву, к Наумову. Вопросы решал.

У вас в добровольческих батальонах здоровье проверяется? Недавно была ситуация с мужчиной, который захватил Нагаевское шоссе. Тогда Радий Хабиров выезжал на переговоры. Его на тот момент везли на обследование, потом объявили «психом». Позже выяснилось, что у него рак. То есть, получается, его здоровье никто не проверил. По-вашему, кто виноват и что в такой ситуации делать?

Наши-то чего? Пришел человек и в глаза тебе смотрит. Мы у него: военный билет есть, где был офицером, где служил, родители – все записали. И отправляем в военкомат. На этом наше дело закончилось. Если с тобой что-то случится, то ты с другой стороны к нам можешь прийти. Мы тебя отдали, и мы будем тебя защищать. Вот, у нас 10 человек таких, конкретно мы с ними работаем. Что там происходит – мы не знаем. Я слышал несколько раз о том, что система где-то внутри не срабатывает. В данном случае, может, врач посмотрела, а он сам попросился. Ну закрыла глаза – подписала. Где-то непрофессионально подходят, глаза закрывают.

Вот то, что было с этим парнем и то, что было с Радием Фаритовичем – он [Хабиров] совершил глупость, идя туда. Черт его знает, что у него [мужчина с гранатой] в голове. Решил и решил – показал парень себя. С другой стороны, он пошел на столь отчаянный шаг неспроста. 

Да, он утверждал, что гуманитарный груз несправедливо распределяется и разворовывается.

Я более чем уверен, что это где-то так. Я с таким сталкивался лично. Поэтому я собрал бригаду, посадил Локотченко и отправил туда – до самой передовой. 

photo_2023-09-15_14-16-31.jpg

Фото: главный штаб формирования батальонов РБ

У меня есть приятель Жуков. Он авиашизик. Он делает дельтапланеры. У него есть одно-единственное крыло даже, оно как круг. Этот планер не может завалить никакой ветер. Там какая-то продуманная комбинация. Он придумал лифт без электричества с системой килограммов.

Мы создали отделы, и один занимается рекламой, второй отдел – мы хотим сделать набор ребят, обучающихся. Я сейчас одну женщину приглашаю, чтобы она работала с детьми добровольцев, у кого какие-то проблемы с учебой. Она профессионал, в свое время и в комсомоле, и в октябрятах по молодости. Знает эту систему. 

Что такое режиссер? Он в голове этот фильм уже должен снять полностью. И потом покадрово его исполнять. Что такое массовые мероприятия? Надо вначале в голове пленку такую закрутить, и она необязательно должна соответствовать тому, что ты заявляешь, потому что важен результат.

Я однажды зашел от лица Союза башкирской молодежи к Салавату Хурматовичу (Салават Аминев – бывший министр культуры Республики Башкортостан, – прим. ред.) с Кильдиным Салаватом Амирхановичем (председатель Совета директоров ОАО «Спутниковые телекоммуникации Башкортостана», – прим. ред.), председателем телевидения Башкортостана. Вот такой классный мужчина: физик, математик, республиканско настроенный. Их там много было: Кильдин, Аминев, Барлыбаев. Это был цвет. Вот такие люди были и сегодня – Габбасов* ** с Сагитом Исмагиловым.

Вот я говорил про этих ребят и наших сегодняшних политиков – ну, мне стыдно. Стыдно за башкир. Не будьте дураками. Я ко всем обращаюсь. Вы объединитесь все. Сядьте за круглый стол, поговорите, простите друг другу все свои грехи. Я всем все прощаю, например. И если вы хотите реально достойную и интересную жизнь в нашей республике, хотите влиять на ситуации – мы вот в свое время Муртазу Губайдулловича поддержали. Никаких подделок документов не было. Народную силу имел Муртаза Губайдуллович. Ну, дайте Радию такую же силу. Что вы плюете в него? То жена не такая, то платье не такое. Дебилы, что ли? Вы всерьез обсуждаете какие-то такие вопросы? Я реально всех приглашаю: давайте сядем.



Фото: главный штаб формирования батальонов РБ


Вы являетесь замом Ильдара Исангулова из Демской торговой базы. А это, как нам известно, бизнес, который курирует Андрей Назаров. Вы теперь в команде Назарова?

Я в команде Назарова? Я уважаю Андрюшку. Хотите, я расскажу историю, которую сегодня знают три человека? 

Описываемые далее события относятся к версии интервьюируемого Рината Баимова, – прим. ред.

Однажды Андрюша Назаров в молодости купил себе джинсы и решил похвастаться этим. Пришел в кафе, и ему что-то там пиво не налили, потом они вообще поссорились, ну и выгнали. Он вышел оттуда, сел на остановке, и подходит один товарищ его. И спрашивает: «Что делаешь?» Вот джинсы купил, то-се, пятое-десятое, пять рублей осталось – хотел посидеть. Тот говорит: «Пошли со мной, я к ребятам. Но ты бутылку купи». Он купил бутылку, заходит, а там в компании сидит сын одного первого секретаря райкома, потом Башкирэнерго. Ну, золотая молодежь того времени. Ну и там сидят девчонки. Андрюша напился и уснул. Проснулся, а его заставили посуду убирать. И он довольный, счастливый, что в компании с ребятами посидел, уехал.

Эта девушка пришла и своей подруге рассказала: «Вот ты дура, вчера не была, а я закадрила сына первого секретаря». Та из зависти пошла и стуканула учительнице, что вот она там чуть ли не проституцией занимается. Учительница перепугалась и пошла к участковому. Участковый к начальнику города, а начальник города к министру, а министр – к Мидхату Закировичу Шакирову. У Шакирова сидят и разговаривают: «А где там твои организации по молодежи? Ты смотри: погоны полетят. Ну, мне-то сделают выговор, если это по стране пойдет. Что значит, дети первых секретарей? А там было?» Хрен знает было – не было. Вроде как, не было, спрашивали. «Найди крайнего, только не обижай и спусти на тормозах» – это говорил первый секретарь Обкома партии. Министр дал поручение, и после этого к папе Андрюши пришли, поговорили. Говорят: «Понимаешь, он в кафе зашел – разбил, потом такое. Мы знаем, что ты хороший, жена хорошая. Давай, Андрюша на себя, а мы закроем». Три или четыре года шло уголовное дело по 117-й статье в одном городе. Это смех. 117-я статья в советское время – это вторая статья после убийства. А здесь вдруг тянут-тянут – и потом рассказывают, что они там милицию купили. Это бред сивой кобылы. В советское время милиционера по этой статье ни за какие деньги бы не купили.

Прошли годы. Эту тему вспомнил Раиль Салихович Сарбаев (премьер-министр Правительства Республики Башкортостан с 2008 по 2010 годы, – прим. ред.), которого лично я через Аминева вытаскивал в главу района. Он воспользовался этой темой, и не то предложил этой даме чего-то, не то пугал, что он станет президентом. Знаю, что муж хвастал, что ему чуть ли не трехкомнатную квартиру Сарбаев предлагал. Представляете, какой бред. Эта женщина просто языком что-то хвастанула лишнего, за язык схватили и пользуются этим. Вплоть до политики дошло.

Вот это вот – сказка. Я знаю об этом не просто так. Мне рассказал глава района, который в то время был действующий, и сын одного из участников. К нему лично министр приезжал и лично Мидхат Шакиров звонил и говорил: найдите крайнего. Андрей был тогда крайний.

Моя уважуха Андрею. Представьте себе: русский парень из башкирской среды, из какой-то дыры дошел до Москвы, стал крупным бизнесменом и приехал сюда премьер-министром. Да за такого – просто за штаны держаться надо и ни в коем случае не отпускать. А мы начинаем выступать. Тот же Андрей Потылицын: «А познакомь-познакомь». Я говорю: «Времени нет». Я ему зама даю. И он в конце концов без меня встретился с замом и говорит: «Пусть они мне миллион триста платят в месяц, и тогда я про Радия Фаритовича буду хорошо говорить». Ему деликатно отказали, и он стал получать из других мест деньги. Все на деньгах замешано. Сейчас нам, если делать республику, то ставку надо делать не на деньги, а на общую идею какую-то. Мы должны договориться, кто что в этой идее делает. Вы, например, рекламу должны делать. Мы – людей призывать должны. Радий Фаритович должен с Кремлем договариваться. Андрей Геннадьевич должен дороги делать. Вот, создавайте.

*Росфинмониторингом внесен в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму.

**Минюстом России внесен в список физических лиц, выполняющих функции иностранного агента.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ






важное