пришлите новость

«Мы для них краснокожие». Активисты защиты Куштау — о руководстве БСК и властях Башкирии

10:00, 16 августа 2022

Экоактивисты рассказали Пруфы.рф, чего они на самом деле добивались, но пока не смогли достичь

«Мы для них краснокожие». Активисты защиты Куштау — о руководстве БСК и властях Башкирии
Пруфы.рф

Сейчас активисты защиты шихана Куштау оценивают события двухлетней давности как победу гражданского общества – именно тогда люди поняли, что могут победить, если объединятся. Но итоги самого противостояния победой они не считают, называют произошедшее «государственным преступлением, которое подлежит расследованию». И с верой ждут этого расследования – когда-нибудь.

Славный шихан Куштау

Один из вариантов перевода названия Куштау – «двойная гора» (по другой версии, «место сбора»). После памятных событий 2020 года местные активисты интерпретируют это название как «место жизни и смерти». Шихан, по определению, одиночная гора, но у Куштау две вершины: южная и северная – разделенные неглубокой седловиной. С северо-восточной стороны от горы лежат, кажется, бескрайние поля и благодать. А с юго-западной – Стерлитамак и производство «Башкирской содовой компании» (далее: БСК) с его «белыми морями» — бассейнами с отравленными отходами производства.

— Я вырос у другой горы, которой уже нет, Шахтау. Я видел ее, когда она еще стояла – большая белая гора, известняк, растительности почти нет. Мальчиком еще был, лет 10, — вспоминает пенсионер из деревни Урняк Рим Абдулнасыров. — Потом переехал к горе Куштау. И они [разработчики горы] пришли еще раз ко мне, они решили забрать и второй шихан.

IMG_20220811_191618.jpg

От когда-то большой горы Шахтау остался лишь карьер, заполненный грунтовым водами

Трём собеседникам редакции, Риму Абдулнасырову, Рафаилу Абдрахманову и Раилю Харисову по 64 года. Они живут в разных деревнях, но у подножия шихана в августе 2020 года стояли вместе.

— К нам пришли и сказали, что здесь вырубают лес. Мы пошли проверить. Все началось с этого, — констатирует Абдулнасыров.

Первые палатки у подножия Куштау они выставили в ночь на 10 августа. Лагерь разбили на единственной дороге, ведущей к обеим вершинам горы.

— Вот оттуда бульдозер шел, — пенсионер машет рукой в сторону дороги, по которой техника заходила на гору. — Этим бульдозером они людей двигали.

_DSC0010.jpg

Рим Абдулнасыров показывает, где стоял палаточный лагерь

«Государственное преступление»

— Я с первых дней оцениваю произошедшее здесь, как государственное преступление, которое подлежит расследованию, — заявляет еще один защитник Куштау, житель города Ишимбая, 39-летний Роберт Мусин. — Когда узнал, что тут бьют пенсионеров, наших стариков, не смог оставаться дома. Ехал сюда, а внутри такой маятник: поснимать из-за кустов или вставать бок о бок со стариками, чтобы останавливать технику. И когда ты выбираешь второй путь, ты задумываешься, а до каких пределов готов идти. Я тогда для себя понял, что у меня таких пределов нет. Я готов был идти до последнего, готов был жизнь здесь свою оставить. И знаешь, очень обидно было, когда начали распространять, будто мы за деньги вышли. Будто в душу нагадили.

_DSC0015.jpg

Защитники горы строили баррикады, чтобы преградить путь технике

Мусин отстаивал шихан вместе с женой. Говорит, что понимает, перед каким выбором тогда стояла и его супруга. Его самого задержали в первый же день, а она осталась в лагере — «приняла удар». Мужчина признается, что после всего случившегося отношения в семье стали еще крепче – выросло взаимоуважение.

— Меня возмутило положение краснокожего. Наглое отношение руководства БСК и властей, по принципу: «А нам надо», — вспоминает пенсионер из деревни Ишеево Раиль Харисов. — Со времени начала разговора о разработке Куштау до августа 2020 года прошло больше двух лет. Мы устраивали флешмобы, пытались достучаться, но с нами за все это время даже не попытались поговорить. За все два года к нам никто не подошел и не спросил, чего хотим мы. А пример Шахтау явно показывал, что может случиться с Куштау. Нам все обещают, что на его месте появятся сады, но я в это не верю. Не с нынешней властью. Власть просто развращается, безответственность высокого ранга, они же просто насмехаются над нами.

Результаты

— Из всех наших требований фактически было удовлетворено только одно: Куштау оставили в покое. Но мы требовали и продолжаем требовать больше. Необходимо изменить технологию производства соды, а этого мы пока не добились, — уверен Роберт Мусин. — Мы требовали прекратить административное преследование активистов. Но нас продолжают штрафовать, наши заявления о нападении на нас в полиции не рассматривают, а те, кто вышел против нас, получили награды.

_DSC0074.jpg

Если бы Куштау не отстояли, к нему сейчас была бы протянута такая же «канатная дорога»

Активист добавляет, что срочно нужно ликвидировать «белые моря», рекультивировать землю под ними. У БСК есть, уверен Мусин, еще и подземные хранилища, которые якобы тоже переполнены.

— Я здесь живу, у подножия Куштау. Из моих окон видно всю эту красоту, как можно этого лишиться ради прихоти олигархов! — удивляется житель деревни Шихан, Рафаил Абдрахманов. — Я не против того, чтобы завод [БСК] процветал. Но надо же переходить на новые технологии. Я читал исследования, в которых утверждается, что Куштау для производства соды не подходит, а на самом деле гора нужна, скорее всего, для производства цемента.



Виды с северо-восточного (фото 1) и юго-западного (фото 2) склонов Куштау


В необходимости перехода на новые технологии уверены все активисты.

— Человек хочет на Марс, а у нас тут завод, работающий по методу Сольве середины XIX века, — усмехается Рим Абдулнасыров. — Вы посмотрите на их прибыль! И они нам рассказывают, что две остановки отремонтировали. Вместо того чтобы убрать за собой, ликвидировать белые моря и рекультивировать зараженные земли.

Пенсионера Харисова, как он сейчас рассказывает с горькой усмешкой, жестоко избили в первый же день противостояния, 15 августа. А после задержали, присудили выплатить административный штраф.

— Я написал заявление в полицию, оно все еще лежит без движения, не рассматривается. Два года уже прошло. Я и забыл про это, — машет рукой 64-летний мужчина.



Рамиля Саитова*

Так получилось, что в годовщину событий на Куштау истек срок заключения еще одной башкирской активистки, Рамили Саитовой. *Она отбыла срок по ч. 2 ст. 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и ее имя внесено в Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму. Причиной для уголовного дела стали высказывания, не имеющие непосредственного отношения к шихану, а тогда, в августе 2020 года, женщина была среди защитников горы.

— Я думаю, что не только у меня, у многих, все еще происходит переосмысление того, что было. Какое значение вообще имеет для нас и гора, и природа, и наша родина? Я пришла к тому выводу, что Куштау – это парная гора, но название может быть переведено и как гора единения, — рассуждает Саитова после своего освобождения из колонии. — Я думаю, что Куштау – это гора добра и зла, две вершины. Выбор между ними определяется сердцем, поэтому рядом у нас стоит Юрактау (пер. с башк. «Сердце-гора». — Прим.ред.). И, в общем и целом, Куштау – это гора выбора, гора свободной воли. Это то, к чему мы должны стремиться. То есть, чтобы каждый человек был свободен, чтобы он делал свободный выбор, и чтобы общество наше стало свободным. Вот в этом победа Куштау, и в этом уроки Куштау.

                                                     

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика