Ваш город:
Ваш город
?
Нет
Да
Изменить город
×
МЫ ДОСТАВЛЯЕМ ПО ВСЕЙ РОССИИ
Уфа
Казань
Челябинск

пришлите новость

«Расчищают рынок для французов?». Из-за чего массово вымирают башкирские пчелы

19:30, 08 июня 2021

| c16112

Пчеловоды бьют тревогу и жалуются в социальных сетях на гибель целых пчелосемей, а чиновники словно не видят их проблем. Между тем целый райцентр накрыло отравленным облаком.

«Расчищают рынок для французов?». Из-за чего массово вымирают башкирские пчелы

На оперативном совещании в правительстве РБ в понедельник глава республики Радий Хабиров поинтересовался, как проходит обработка леса на юге Башкири – Баймакском, Зианчуринском, Зилаирском, Кугарчинском и Хайбуллинском районах, где возникли очаги распространения непарного шелкопряда. Министр лесного хозяйства РБ Марат Шарафутдинов доложил, что обработаны уже 65% территории, а эффективность достигает 99%.

Однако ни слова на оперативном совещании не было сказано о том, что в этих же районах республики забили тревогу пчеловоды. После проведения обработки у многих из них начали массово погибать пчелы. Социальные сети заполнили посты и видео от пчеловодов, которым больше некуда обратиться, кроме пабликов своих населенных пунктов.

«Пофигу на вас»

Радик Краснощеков, пчеловод из села Мраково, что в Кугарчинском районе, рассказал, как буквально за день у всех в селе погибли пчелы. Да, их предупредили, что леса будут опылять, и те, кто держал пасеки в предполагаемой опасной зоне, поспешили забрать их в райцентр. Но никто не мог представить, что пчелы будут умирать в самом Мраково.

– В лесах понятно: если предупредили, пасечник должен уехать с леса. Но я-то не в лесу. У меня пасека находится в моем личном подсобном хозяйстве. У меня дом в частной собственности, земля в самом Мраково, и у многих так. Это говорит о том, что они не соблюдают ни километраж, ничего. Хотя, по правилам, авиаобработка должна проводиться не ближе, чем в пяти километрах от населенного пункта. А сейчас еще наземная техника пойдет, вообще меньше, чем в километре, от меня будет. Мне некуда ехать. Какой смысл меня предупреждать? Тогда уж меня эвакуировать надо. Глава района на собрании от лесников потребовал – соблюдайте дистанцию в пять километров от населенных пунктов. Но они проигнорировали, якобы, у них нет полномочий. Ставропольский летчик все ухмылялся – «я выполняю контракт, мне пофигу на вас», вот и все, – сокрушается пчеловод.

По словам Радика, пчеловоды не знают, куда им скрыться. На полях насекомых травят фермеры, в лесу – лесники. Куда пчеловодам деться из самих населенных пунктов – никто не может объяснить. Из-за отчаяния, отсутствия информации и безразличия со стороны властей, пчеловоды начали строить свои догадки относительно происходящего. Одна из них – пчел травят не случайно.

– У меня одно впечатление сложилось – специально травят. И у всех пчеловодов сложилось такое мнение, что это специально делается. Мы сопоставили всю информацию, и вывод напрашивается один – рынок готовят к приходу нового игрока. На следующий год заезжают французы. Среди пчеловодов все уже думают, выводы только такие напрашиваются. Хотя было собрание с главой района, он говорил – «нет, это не так, это просто чей-то пиар». Но, знаете, мы пчелу теряем. Какой еще пиар?

Напомним, речь идет о французских инвесторах, которые планируют построить производственную базу в Башкирии на десятки тысяч пчелосемей. Также они хотят создать лабораторию качества меда с международной аккредитацией и обещают сохранить генетику башкирской пчелы. Инвесторы планируют производить до 7 тысяч тонн медовой продукции в год и наладить международный экспорт.

Кроме того, пчеловоды обеспокоены сохранением имиджа башкирского меда. По словам Радика, его покупатели уже выражают сомнения в качестве новой продукции.

– Мед мы в этом году вряд ли получим. А если и получим – вряд ли кто-то скажет, что это тот самый кугарчинский мед. Клиенты мне звонят, спрашивают – «у вас прошлогодний мед есть»? Я говорю «ну, есть чуть-чуть, но у меня свежий скоро будет». А мне отвечают – «с этого района нам свежий мед уже не нужен в этом году». Все думают, что в этом году мед будет отравленный, – говорит пчеловод.

«Это садизм какой-то»

Мы обратились к доктору биологических наук, заведующему лабораторией биохимии адаптивности насекомых Института биохимии и генетики РАН Алексею Николенко с вопросом, как вышло так, что лесники травили шелкопряда, а вместе с ним каким-то образом отравили башкирских пчел.

– Об обработке предупреждали весной, на весь год вперед. Но предупредили, не предупредили, куда пчеловод денется? Особенно те, кто держат пчел там же, где и живут. Плюс, там использовали пиретроид, который действует один месяц. Сначала лепидоцид использовали, это более или менее щадящий препарат. А что если люди живут в деревне, которая попала под обработку? Нельзя было вообще этого делать. С самолета обрабатывать леса, да еще над деревнями, это совсем садизм какой-то, – рассказывает ученый.

При этом, по словам специалиста, травить шелкопряда мощными инсектицидами – не единственный способ избавиться от него.

– Варианты есть, я давно их предлагал. Есть научные разработки на эту тему, но, к сожалению, министерства не отреагировали, в том числе в Минлесхозе. Для этого нужны ученые, какие-то усилия, а тут им велели обработать, они обработали, отчитались и все. Я предлагал много разных возможностей, но это более тонкая работа, и это никому не надо, – говорит специалист.

Непарный шелкопряд – насекомое, гусеницы которого питаются листьями около 300 видов кустарников и деревьев. Предпочитаемые породы — дуб, берёза, тополь, липа, ива, слива, яблоня. В период массового размножения сильно объедает деревья на значительных площадях, что может стать причиной гибели лесов.

4hV02CEAQNA.jpg

Пчеловоды сейчас обращаются к нему с одним вопросом – что им делать.

– Только сегодня звонил пчеловод из Мелеуза, у него погибла пасека. Он собрал все, что можно, пошел в Россельхознадзор за помощью, а у него спрашивают, каким препаратом обрабатывали леса. А он говорит, что от них хотел бы это узнать. Ему ответили, что тест на определение препарата, от которого погибла пчела, стоит 2-3 тысячи рублей на каждое вещество. Если смотреть на все по списку, надо умножать на несколько сотен. Или обращаться в прокуратуру, пусть там заводят дело, делают запрос к фермеру, чем он обрабатывал. Получить компенсации очень сложно. В нашей республике это больной вопрос. Если пчеловод сможет что-то доказать, ему выплатят компенсацию. Но сделать это становится все более невозможно, – говорит ученый.


«Облако отравы сбросили по ошибке»

Еще один эксперт по пчелам, правда, из области бизнеса – вице-президент Межрегиональной ассоциации координации деятельности крупных пчеловодов, переработчиков и ученых – Сергей Мулюков рассказал, почему республиканские пчеловоды не могут получить компенсацию.

– По закону, конечно, пчеловодам полагается компенсация. Но пока никто ничего не получил за все прошлые годы (напомним, в 2019-2020 годах случился массовый мор пчелы из-за обработки рапсовых полей). Ситуация длится уже третий год. Почему не получают компенсации? Потому что сам алгоритм ущербный. По факту очень сложно доказать свою правоту в суде. Никто из госструктур не взялся за то, чтобы разработать какую-то методичку, <…> какой-то унифицированный документ, чтобы пчеловод понимал, что он должен делать. Этим занимаются, к сожалению, союзы пчеловодов, то есть работа ведется на общественных началах, и она не получает поддержки республики. Чтобы собрать доказательную базу, нужно отвезти в лабораторию погибших пчел, так называемую биомассу – зафиксировать, какой действующий яд применялся. Это все наши лаборатории не принимают, мотивируя тем, что у них нет технических возможностей для исследования, – говорит Сергей Мулюков.

По словам эксперта, пчеловодам, которые работают без регистрации, вообще не приходится рассчитывать на какую-либо компенсацию. Однако и тем, кто официально зарегистрирован в федеральной программе «Меркурий», пока не удается ничего получить.

Также Сергей Мулюков рассказал, что именно произошло в селе Мраково Кугарчинского района, где в одночасье вымерли пчелы у всех пчеловодов, в том числе у Радика Краснощекова. Как оказалось, из-за чьей-то возможной халатности или ошибки облако вещества, опасного в том числе для человека, опустилось на целый населенный пункт с численностью 8,5 тысячи человек.

– Вещество, которым опыляют леса от непарного шелкопряда, имеет первый класс опасности для пчел, и третий класс опасности для человека. 4 июня облако этого вещества сбросили на Мраково по ошибке. Силу ветра не учли и оно упало на населенный пункт. Когда леса начали обрабатывать, пчеловоды собрали свои пасеки в райцентр, а облако настигло их тут. Пчелы погибли все. Даже люди начали чувствовать недомогание, потому что третий класс опасности у вещества. Мы ждем информации и будем ее фиксировать.

Житель Зилаирского района заснял нашествие шелкопряда

Также он развеял подозрения пчеловодов о том, что пчел травят умышленно в каких-то корыстных целях. По его словам, проблемы с гибелью пчел начались раньше, чем стало известно о приходе французских инвесторов. К тому же, иностранцы сами заинтересованы в сохранении экологии нашего региона.

– Мы здесь в одной лодке – французам вся эта ситуация не выгодна. Им не нужна загрязненная экология, если они хотят развивать промышленное пчеловодство. Плюс, они рассчитывают, что наши башкирские пчеловоды будут так или иначе помогать, – говорит эксперт-пчеловод.

Резюмируя, специалист выразил озабоченность тем, что никому нет дела до пчеловодов, кроме самих пчеловодов.

– Вся неделя прошла под эгидой гибели пчел. Наземная техника прошла, авиаобработка, ничего не останавливалось. Леса находятся в федеральной собственности, и чиновники Минлесхоза РБ боятся санкций за то, что не защищалось федеральное имущество. Поэтому они просто плюют на башкирских пчеловодов. Ситуация в другом, в Башкирии начало интенсивно развиваться сельское хозяйство. В последние два года агрохолдинги, фермеры начали большие гектары засевать рапсом. Но из-за аномальных погодных условий всходы начала резко уничтожать капустная тля, и они начали все заливать химией первого и второго класса опасности, нарушая технологии, дозировки. Им надо было спасать урожай. Но когда обрабатывали поля, пчеловоды, как партизаны, ушли в лес. А теперь и лес обрабатывают. Их окружают со всех сторон – с одной стороны агрохолдинги, с другой лесники, – говорит Сергей Мулюков.

В министерстве сельского хозяйства РБ, которое непосредственно курирует пчеловодов, сообщили, что в курсе этой ситуации. И сейчас прилагаются все усилия для того, чтобы помочь пчеловодам получить компенсацию.

– Как только мы узнали об этой ситуации, приняли все меры. Была создана межведомственная комиссия. В каждом районе есть человек, который отвечает за взаимодействие. Дважды мы проводили совещания в формате видеоконференций. У нас есть референсный центр. В течение последней недели мы каждый день выезжаем, производим отбор проб. Отобрано уже более 50 проб. К сожалению, наши лаборатории не могут определить те инсектициды, которые распылялись. В ближайшее время пробы будут отправлены в Барнаул, Алтайский край. Как только будет доказано, что пчелы погибли из-за тех препаратов, которые распылялись над лесами, пчеловоды смогут обратиться в судебные органы, – прокомментировал представитель Минсельхоза РБ Алмаз Галимов.

По данным Россельхознадзора по РБ, на 7 июня в ведомство поступило 31 обращение из 60 пасек. Частично пострадали 1990 пчелосемей, полностью погибло 23 пчелосемьи.

Мы обратились с журналистским запросом в само Министерство лесного хозяйства РБ, но чиновники по какой-то причине не смогли предоставить нам своевременный комментарий. Тем не менее закон обязывает их дать нам ответ, и он будет опубликован по мере поступления.

В следующем 2022 году в Башкирии планируется проведение 47-го конгресса пчеловодов «Апимондия». Это событие мирового масштаба, эдакая медовая олимпиада. Остается надеяться, что несмотря на сложившуюся непростую ситуацию, имидж башкирского меда не затеряется в токсичном облаке чиновничьей халатности и равнодушия.

ПОДЕЛИТЬСЯ









последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика