пришлите новость

Политолог Сергей Лаврентьев: «Мавлиев уже не паркетный мальчик, а Афзалов – загадка»

17:00, 26 апреля 2022

О массовой поддержке населением спецоперации, объединении БашГУ и УГАТУ, кадровых перестановках – в интервью с профессором БАГСУ

Политолог Сергей Лаврентьев: «Мавлиев уже не паркетный мальчик, а Афзалов – загадка»
Фото Пруфы.рф

О высшей школе в республике, внутренней политической обстановке, настроениях в обществе и новом мэре Уфы политический обозреватель Пруфы.рф Рамиль Рахматов поговорил с профессором Башкирской академии государственной службы и управления (БАГСУ) и политологом Сергеем Лаврентьевым. Он на днях был награжден орденом Салавата Юлаева.

Чиновники должны постоянно учиться

– Наши поздравления с высокой наградой! Хотелось бы начать с темы высшей школы. БАГСУ создавалась как центр обучения управленческих кадров – чиновники там доучивались или переучивались. Потом принимать стали и вчерашних школьников. А сегодня мы всё реже слышим про этот вуз. Что он представляет собой сейчас?

– Академия создавалась в 1990-х годах как образовательное учреждение дополнительного образования. Главным контингентом были местные государственные и муниципальные служащие. Такие высшие партийные школы были в советское время. Тогда понимали, что только постоянное обучение может поддерживать высокий уровень работы чиновников.

Наша академия начала работать как учебное заведение при Президенте РБ, прошла все виды сертификации, проверок, и стало высшим учебным заведением полного цикла. Мы работаем по государственным стандартам, по специальностям «Государственное и муниципальное управление», «Финансы и кредит», «Юриспруденция» и «Политология». Удмуртия и Татарстан в свое время взяли в основу наши учредительные документы. Соседи не скупились в материальном плане поддерживать свои заведения. У нас же все было скромнее. Тем не менее при Рахимове (первый президент РБ – прим.ред.) академия развивалась: открылась аспирантура, появился собственный ваковский журнал (научный журнал, входящий в рекомендованный список Высшей аттестационной комиссии России – прим.ред.), проходили международные и российские конференции. А вот Рустэму Хамитову все это было не нужно.

– Подождите, но в администрации вы сами докладывали Хамитову о программе развития БАГСУ, тестировании чиновников…

– Поначалу интерес был, который быстро сошел на нет. Так уже случилось, что многие сотрудники научного центра БАГСУ критически относились к происходящему при Рустэме Закиевиче, были не раз в гостях в вашем издании. Они понимают, что власти нужна правда. Она не всегда лицеприятная, но если ей не руководствоваться, то невозможно принять правильное решение.

Институты без правды теряют власть

– Если мы говорим о правде, то я обращу внимание на следующий момент. За последние 10 лет мы не наблюдаем в республике открытой социологии. Нет рейтингов, настроений людей, отношения к тем или иным горячим темам. В закрытом режиме исследования проводятся, но публикаций нет. Власть боится их публичить?

– Нормальной власти социология нужна. Но еще не изжит старый советский опыт. В Уфе был очень известный социолог Нариман Абдрахманович Саитов, который потом обиделся на власть и уехал в Алматы, где плодотворно работал. Он у нас занимался социологией города. Нариман Абдрахманович рассказывал мне, как партийное руководство звало его докладывать. Ах, как здорово, говорил. Потом через год снова шел и рассказывал ситуацию в развитии. И снова все здорово, а ничего не менялось. То есть на цифры смотрели, как на аттракцион. Исходя из этих цифр должны приниматься решения, а в качестве клоуна он выступать не захотел и уехал в Казахстан.

– Так почему мы сегодня не видим данных социологии?

– Они есть, но это же наука. Поэтому данные публикуются в научных изданиях и журналах. В том числе и в нашем журнале «Экономика и управление». Серьезная социология есть, но она требует грамотного прочтения. Президент РФ не раз говорил, что регулярно читает социологию, он умеет читать. Но это далеко не все. Любая власть должна иметь петлю обратной связи. Социология – это одна из составных частей этой петли. 

Если информация обрабатывается, воспринимается, то позволяет сохранить власть. Или же институты теряют эту власть.

Вот, например, поддержка в обществе проведения специальной военной операции очень высока.

– А насколько высока в процентном соотношении?

– Очень высока, более 80%. Но тут другой момент. Когда мы начинали спецоперацию, то недостаточно учли состояние украинского общества. Слишком радужно его понимали.

– Вы сейчас озвучиваете критику экспертов в адрес нашего в том числе разведывательного сообщества. Они не учли 8 лет боевых действий, пропаганды и ненависти.

– Даже раньше. Вот президент Кучма (президент Украины в 1994-2005 годах – прим.ред.) издает книгу под названием «Украина – это не Россия». И там озвучиваются мысли профессора Грушевского, одного из идеологов украинского национализма еще на территории Австро-Венгрии, которого большевики потом назначают президентом Академии наук Украины. В 1920-е годы начинается насильственная украинизация в школах.

– Давайте вернемся к 24 февраля. Вы говорите о высокой поддержке армии, но это армия, которая уже вступила в спецоперацию. Мало кто хочет плевать в спину своим солдатам. Но накануне, 23 февраля, разве показатель поддержки опрошенных был бы столь велик?

– Поэтому важна была разъяснительная работа. Сейчас, по сути, война идет не с Украиной, а со Штатами. Они (украинцы) здесь просто пушечное мясо. Военно-промышленный комплекс США, взявшись за эту жилу, не выпустит ни Байдена, ни его окружение, пока не сделает большие бабки.

Сохранить самостоятельные вузы

– Вернемся к высшей школе. В условиях спецоперации многие заговорили об откате назад в системе образования. Мол, возвращаем специалитет, отказываемся от болонской системы. И другой вопрос, насколько сегодня актуальны планы по объединению БашГУ и УГАТУ?

– Я общаюсь с коллегами из обоих вузах, видел опыт объединения учебных заведений в Казани. Там тоже соединили классический вуз и кучу мелких заведений для набора количества студентов. Это больше для получения федеральных денег, но одновременно большой вуз работает на конкретную территорию. Однако коллеги говорили, что, кроме финансирования, ничего от этого объединения не получили. При этом исчез дух старого университета. Это очень важно.

Вот смотрите, УГАТУ – вуз хороший, богатый. Это отраслевой оборонный вуз. Его надо холить и лелеять в сегодняшних реалиях. В БашГУ есть своя мощная естественно-научная часть: химики, физики, математики. Вся наша нефтехимия работает на них.

При этом все зависит от человека. Это не только специальность, опыт и технологии. Это мировоззрение, восприятие, философия. Этим каждый вуз по-своему занимается, это среда. Общественное мнение в обоих заведениях не подготовлено (к процессу объединения – прим.ред.), хотя административно у нас умеют убеждать. Технологически все было шито белыми нитками.

Афзалов – загадка

– Перейдем к внутриполитической повестке. Недавно прошел ряд перестановок в Правительстве РБ. Азат Бадранов стал первым вице-премьером, Лира Игтисамова – вице-премьером. Как вы оцениваете все эти перестановки, ведь новых лиц мы так и не увидели?

– Ну, мы и на федеральном уровне новых лиц не видим, причем очень давно. В любой команде есть принцип взаимозаменяемости и взаимодополняемости. Когда появляются новые задачи, то легче перераспределить их между существующими и знающими членами команды. Лошадь, которая везет, ее можно нагрузить побольше.

– Если мы говорим про эффективную лошадь, то чем таким отличился господин Афзалов из Сибая?

– Это для меня пока загадка. Давайте посмотрим. Может, он еще себя проявит. Ведь городом он руководил в довольно сложный период.

– Туризм и предпринимательство у нас делили, поменялось множество руководителей. Теперь снова создали объединенное министерство под человека, который ни в туризме, ни в бизнесе себя не проявил. Можно ли сказать, что Афзалов стал предметом баланса команд премьера и главы республики?

– Наверно, да. Тут отрицать очевидное не стоит. Но если они дружно работают, то в этом ничего плохого нет. У Мишустина пришли все люди, которые с ним подняли на самый высокий уровень налоговую службу. Только Шойгу и Лавров остались из прежней команды, а остальные все новые.

– Вице-премьер Бадранов отвечал за две тесно связанные темы национальных и религиозных отношений и добычу полезных ископаемых. Это башкирское Зауралье. Порядок там еще далеко не наведен. Формально Бадранова повысили до первого вице-премьера. Означает ли, что тему природных ресурсов у него заберут?

– Пока указа или распоряжения по распределению функционала между членами правительства не было. А вот природные ресурсы, шиханы, золото всегда будут предметом борьбы личных интересов. Там всегда будут силы не только местные, но и внешние, Москва. В этих случаях без политики не обойдешься.

Курултай должен усилить главу республики

– Месяц назад стало известно, что некая компания «Русский водород» хочет забрать под свое управление Башкирскую содовую компанию. Звучат фамилии Ротенбергов. Уже сегодня говорят об аппетитах «Русского водорода» к группе «ТАУ». Административный ресурс даже изобразил некий протест рабочих в Стерлитамаке. Означает ли это, что республика может потерять контроль над этими предприятиями?

– Это означает, что республика живет не на Луне, а в пространстве Российской Федерации. Такая борьба здесь между финансово-промышленными группами всегда была. Сегодня она обостряется с учетом международной обстановки. А аппетит приходит во время еды. Поэтому здесь важную роль должно играть не только министерство, отвечающее за имущество, но и парламент.

– То есть не только глава республики должен бороться и упираться, но и Госсобрание РБ?

– Это усилит позиции главы региона. Я помню, когда шла борьба за башкирскую нефтехимию, президент Рахимов долго сопротивлялся. В чем только не пытались обвинять. Там разговор жесткий, без всяких сантиментов.

– Но так же жестко все было перед Куштау, но случилось наоборот…

– Значит, грамотно сработали структуры, которые были заинтересованы в этом.

– Правоохранительные органы сообщили о возбуждении уголовного дела вокруг заключенных в Уфе с застройщиками договоров развития территорий. По ним город давал строителям землю, но не получил социальные объекты. Чиновники, в основном прошлых администраций города, не вели претензионную работу. Но вот антимонопольная служба выявила нарушения со стороны уже нынешней команды, в частности, по детсаду в Сипайлово. Речь идет об изумительной истории, на мой взгляд, когда украли четырежды. Как вы считаете, этот наезд силовиков направлен на старые команды или на действующую тоже?

– Я не склонен употреблять слово «наезд». Просто прокуратура реализует все материалы. Раз уж мы говорим о борьбе с коррупцией, то тут, в первую очередь, об этом и речь. Хотел бы я верить, что это путь наведения порядка. В том числе и с теми администрациями, которые работали до этого.

О новом мэре Уфы

– У нас новый молодой мэр Ратмир Мавлиев. Но пока мы больше видим не столько реальные, сколько имиджевые шаги. Как вы оцениваете первый месяц работы главы города?

– Я являюсь председателем экспертной комиссии, которая оценивает кандидатов на те или иные должности, в том числе и мэров. Я помню его, когда он приходил на должность мэра Нефтекамска. Это был молодой (еще и 30 лет не было), в меру умный человек. Но без статусного управленческого опыта. За время работы в Нефтекамске он много что сделал. Смог добиться уважения людей в этом городе. Когда мы проводили в последний раз аттестационную комиссию, то уже увидели не паркетного мальчика. Он съел свой пуд соли, но, правда, пока в Нефтекамске.

Сейчас по стране и республике идет омоложение кадров, и Уфа не должна отставать. Если смотреть, что сделано, то после субботников стало чисто, погода хорошая, мусора нет. Это, конечно, сложный вопрос, не все зависит от структур мэрии. В Уфе все на виду: пошел пешком или на велосипеде – значит, пиар сплошной. Пошел в магазин колбасы купить – то же самое. Хотя все это просто жизнь. А что сделано, говорить еще рано, еще 100 дней нет.

– А насколько мэр будет зависеть от своего отца, человека богатого и влиятельного? Он стал на днях обладателем двух республиканских наград. Я имею в виду Рафила Мавлиева.

– Этот фактор всегда был. Он сыграл свою роль при назначении в Нефтекамске. В Уфе – уже не он сыграл, а опыт и имидж молодого Мавлиева, а не папы.

– В завершение такой вопрос. Задолго до спецоперации Радий Хабиров взял курс на ЛДНР. Все это породило слухи о том, что он может стать федеральным порученцем по делам Донбасса, а здесь его сменит сенатор Ялалов. Насколько это вероятно?

– Все публично обсуждаемые сценарии, как правило, не сбываются. Если же обсуждать ситуацию на Донбассе, то Кадыров уже там и активно участвует в освобождении этой территории. Он в большей степени готовится стать «губернатором Таврической области». Это тоже лишь предположение.

– Раз вы про «Таврическую область». Обратим внимание, что ВС РФ и Росгвардия отошли от Киева и Чернигова, сдержанно действуют под Харьковом. А вот юг, Херсон, Запорожье – под четким контролем. Означает ли это, что Россия собирается оставить себе сухопутный коридор в Крым?

– Я бы не возражал. Сама история от Екатерины II об этом говорит. После упомянутой книги Кучмы я специально интересовался историей Украины. И это были, кроме российских, еще и британские авторы. Едва ли не общепризнанно, что термин «украинец» для начала XX века не был общепринятым. Особенно для левобережной зоны.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ