пришлите новость

Защитник защитников Отечества: «В Башкирии основные проблемы призыва – это занижение диагнозов»

10:30, 23 февраля 2022

Виль Тухватуллин считает, что план призыва для нашей республики сильно завышен

Защитник защитников Отечества: «В Башкирии основные проблемы призыва – это занижение диагнозов»

Сегодня, 23 Февраля, в День защитника Отечества, а также в преддверии весенней призывной кампании, которая начнется через месяц с небольшим, мы поговорили с правозащитником, руководителем общественной организации «За альтернативную гражданскую службу» Вилем Тухватуллиным.

Общественник рассказал о причинах нарушений прав призывников и о том, как их можно избежать. А также об альтернативной гражданской службе, которая могла бы решить многие проблемы.

Планы по призыву и занижение диагнозов

Основные проблемы призывников, по словам нашего собеседника, – это занижение диагнозов. Тухватуллин предположил, что делается это ради плана по призыву: ребята с заболеваниями одним росчерком ручки врача военкомата становятся вдруг здоровыми.

– Существует несколько сотен заболеваний, по которым ребята списываются в запас. Их в мирное время признают негодными и дают категорию «В» («ограниченно годен к военной службе» – призывник получает освобождение от призыва в мирное время и зачисляется в запас, также освобожден от призыва на военные сборы – прим. ред.). Военкоматы стараются ему занизить диагноз и поставить призывнику более высокий класс, с которым можно отправить служить. Основные заболевания, с которыми у нас списываются – это заболевания сердечно-сосудистой системы, зрения, опорно-двигательной системы, в частности, плоскостопия, – рассказал Тухватуллин.

Без имени-1.jpg

Общественник Виль Тухватуллин и журналист Денис Мельников

Он отметил, что военное ведомство – закрытое, и планы по призыву не афишируются. Однако из открытых источников известно, что у нас это примерно восемь тысяч человек в год. Это один из самых больших призывов в России. Если сравнивать с соседними регионами Поволжья и Урала, план у Башкирии выше на сотни и тысячи человек. В соседнем Татарстане – немного меньше, чем у нас. Если сравнивать с Москвой – план на таком же уровне, но там населения гораздо больше.

– Планы по призыву, может быть, и не растут, но находятся на стабильно высоком уровне. Но надо помнить, что когда родились ребята, которые сейчас призываются, был демографический спад. Детей не становится больше. И больных ребят с каждым годом все больше и больше становится. Медицина развивается, и диагностика другая, и экология – все это друг на друга накладывается. И количество уклонистов тоже увеличивается. Военкоматам тяжело набрать достаточное количество ребят. Призывать будут жестче, – говорит Тухватуллин.

Фокусы и манипуляции

В год наступления 18-летия молодой человек идет в военкомат, где проходит первичное поступление на воинский учет. И уже на этом этапе, как отмечает Виль Тухватуллин, начинаются нарушения. Например, школы группами массово водят ребят в военкоматы, хотя в компетенцию школ это не входит. Правозащитник посоветовал молодым людям ходить в военкомат только с родителями, с карточкой из поликлиники и с полным набором документов.

– Я сам столкнулся с нарушениями. Моему сыну исполнилось 17 лет в этом году, и в январе мы пошли вставать на воинский учет в уфимский военкомат. Я был в шоке от отношения к ребятам. Меня пытались оттуда выгнать, но я сказал, что я законный представитель своего ребенка. Начали всячески психологически воздействовать на ребенка, на меня. Но я прошел с сыном все этапы первичной постановки. Отношение врачей меня очень удивило, в частности, одного из них, который просто разговаривал матом в присутствии меня, отца призывника. Вы понимаете, если молодой 17-летний человек придет, как они будут с ним разговаривать?

Общественник рассказал, что врачи не рассматривают карточки, историю заболевания. Молодой человек может принести обследование из коммерческой больницы, поликлиники, и ему могут сказать – нет, это у тебя подделка, ты купил это, потому что это коммерческая структура. Тухватуллин напоминает, что коммерческая поликлиника имеет точно такую же медицинскую лицензию, что и государственная.

– Еще какие нарушения возникают: пришла повестка 18-летнему парню, он начинает проходить медицинское освидетельствование, и в это время уже начинаются различные манипуляции. Могут потерять медицинские заключения из личного дела, обследования и так далее. Могут просто не посмотреть на них и сказать – «это несущественно», и диагноз тем самым снижается. Еще меня удивляют такие ситуации – во время медосвидетельствования хирург-проктолог почему-то смотрит по ортопедии, начинает рентгеновские снимки вычерчивать. У него нет специализации, но он ставит свои диагнозы. Это нарушение – врачи не должны ставить диагнозы в военкомате, они должны сверять медицинские документы, которые принес призывник, с расписанием болезней.

А еще очень часто медицинские документы в военкомате «теряют». Правозащитник посоветовал делать копии, и ни в коем случае не стоит отдавать оригиналы.

– Желательно копии в личное дело прямо вкладывать и говорить – «зарегистрируйте мои документы». Принес рентген-снимок – «приобщите к делу, с описью, какой снимок, в каком количестве и так далее». В этом нет ничего сложного, все носит заявительный характер – от руки и на имя руководства военкомата.

Тухватуллин отмечает, что в прошлом призыве были зафиксированы случаи, когда молодых ребят незаконно забирали прямо с военкомата на сборный пункт.

– Вызывали и по всяким надуманным поводам забирали на сборный пункт, прямо переодевали в форму. У них были заболевания, по которым они не имели права служить. Забирали паспорт, документы, телефоны. Паспорт вообще незаконно передавать третьим лицам. Но в военкоматах такая практика распространена, – говорит общественный деятель.

«Ты что, не хочешь служить? Ты не мужчина!» – военкоматы об альтернативной службе

Почему-то многие не знают о возможности прохождения альтернативной гражданской службы. Военкоматы, в свою очередь, стараются переубедить призывников идти туда.

– Многие ребята не знают вообще о том, что есть альтернативная гражданская служба. В статье 59 Конституции закреплено, что молодые люди могут пройти альтернативную службу, если им не позволяют убеждения идти в обычную армию. Альтернативная служба отличается немного от военной – срок длиннее, но основной плюс в том, что ребята будут проходить ее рядом с домом. Хотя в законе и указано, что служба проводится на территории РФ, физически и материально у Минобороны денег нет, чтобы отправлять, например, в Сахалин – надо обеспечить жилье, проезд и так далее. Поэтому чаще всего ребята, которые выбирают альтернативную службу, служат в своем регионе. При этом многие сотрудники военкоматов вообще не знают, как эта процедура проводится, и не заинтересованы в ней. Насколько я знаю, у нас всего два-три человека «альтернативщика». В селе Дмитриевка под Уфой молодой человек проходил такую службу на почте. Отслужил и даже остался там работать. Я бываю в военкоматах и вижу, что вообще нигде нет информации об альтернативной гражданской службе. Про контрактную службу – пожалуйста, кругом реклама. Сотрудники военкомата думают, что если человек выбирает альтернативную службу, то это, как они говорят, «косила», отлынивает от службы. Но надо понимать, что человек идет на гражданскую службу осознанно, по своим убеждениям. Да и срок там больше, и не всегда он может служить дома.

Желающий пройти альтернативную гражданскую службу до начала призыва должен подать соответствующее заявление. Затем его должны пригласить на призывную комиссию, и она уже решит – предоставлять ему такую возможность или нет. После того, как принято решение, призывник проходит медкомиссию, и она такая же, как у призывника, который идет в вооруженные силы. Если есть заболевания, его не отправят на гражданскую службу и также признают негодным. Еще надо знать, что молодой человек, который прошел альтернативную службу, получает такой же военный билет, с которым он может проходить службу в силовых структурах.

– Призывные комиссии всячески отказывают ребятам – просят принести какие-то справки, что ты состоишь в религиозной организации и так далее. В законе об альтернативной гражданской службе написано, что необходимы всего три документа: заявление, характеристика и автобиография. В 29-й статье Конституции четко написано, что никто не может принудить гражданина высказывать свои убеждения. Уже в заявлении призывник пишет свои доводы – почему он хочет служить по гражданской службе. Там же можно указать свидетелей – друзей, родных, которые могут подтвердить, что он имеет такие убеждения. Если придут родители, друзья, которые знают его позицию – очень хорошо. Такому призывнику в военкомате могут говорить: «Ты что, не хочешь служить? Ты не мужчина!» Но надо помнить, что это его конституционное право. Как право на образование и на здоровье. И слова «не служил – не мужик» меня начинают напрягать. То есть мужиком у нас становятся только через боль и страдание? Есть сотни примеров, когда служившие люди становились маньяками, били своих жен. Какие они мужчины? И есть сотни примеров, когда неслуживших сложно назвать немужчинами, – говорит Тухватуллин.

Общественный деятель уверен, что если информация об альтернативной гражданской службе будет широко распространена, то это приведет в военкоматы уклонистов.

– Многие не знают о своих правах. Они же уклоняются не просто так, значит, у них есть какие-то убеждения, которые не позволяют им служить в армии – политические, социальные, религиозные. Развитие альтернативной службы – только в плюс. У нас ведь рабочих рук не хватает – в Уфе, я читал, почтовые отделения закрывались из-за нехватки работников. При этом надо понимать, что в списке более 120 профессий, не только почта. Там есть даже Большой театр. Во время прохождения альтернативной службы молодой человек может получать образование заочно. В вечернее время предоставлен себе, в выходные тоже, может заниматься самообразованием. Также альтернативная служба – это оплачиваемые больничные листы, два отпуска. Это хорошая вещь, и на уровне государства для решения вопроса с нехваткой рук, и для самих ребят, – поделился правозащитник.

Служба должна быть контрактной

В заключение общественник поделился своими соображениями о том, какой должна быть, по его мнению, служба в армии. Он считает, что переход полностью на контрактную службу решил бы множество проблем современной российской армии.

– Моя мечта – чтобы армия у нас была профессиональной, а призыва не было как такового. Потому что сегодня в армии, если честно, основной род деятельности ребят – хозяйственная деятельность. Армия у нас подготовленная, с высокотехнологичным вооружением, и ребята-срочники к этому оборудованию наверняка не допускаются. Все это ложится на плечи контрактников. Во время последних событий в Казахстане на помощь тоже поехали контрактники, не срочники. И на любые локальные войны будут отправлять в первую очередь контрактников. Срочники во время войны – это балласт, это показали боевые действия в Чечне. За пару месяцев ведения боевых действий в условиях города вряд ли можно обучить молодых людей. Этому учат в военных училищах годами. А контрактники постоянно ездят на учения.

На днях прошла информация, что Украина с 2024 или 2025 года полностью переходит на контрактную службу. Будет меньше коррупции, меньше преступлений – вообще красота. Человек будет осознанно идти в армию по контракту.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика