пришлите новость

«Завязать аппендикс нечем»: хирурги 21-й больницы Уфы рассказали о невыносимых условиях

14:56, 31 марта 2021

| c37160

Через СМИ медики просят обратить внимание на закупку расходки в их больнице

«Завязать аппендикс нечем»: хирурги 21-й больницы Уфы рассказали о невыносимых условиях

В 21-й больнице Уфы хирурги пожаловались на невыносимые условия труда – об этом они сообщили в редакцию, предоставив документы. Сами медики пока пожелали остаться анонимными, поскольку опасаются травли со стороны руководства. С новым главврачом Ринатом Нагаевым они не смогли найти общий язык. По их словам, он недоступен для звонков, посещает больницу с отдельного входа и никто не знает, когда он бывает на рабочем месте, якобы «его даже никто не видит».

Тем временем, по мнению медиков, в больнице не закупается «расходка» для операций и элементарные лекарства. Врачи вынуждены использовать дедовские методы и изобретать велосипед, потому что «нитки рвутся, перчатки пробиваются током», а вновь прибывших пациентов якобы просто не на что класть - нет постельного белья.

 

Умирают больше

- У меня нет никакого личного интереса рассказывать это. Просто обидно, что лучшая больница нулевых, с лучшим проектом, удобная и современная превращается в уровень обычной районной больницы, - рассказывает наш собеседник из 21-й больницы.

В учреждении развита мощная многопрофильная хирургия. Включает в себя травматологию, гинекологию, урологию, первую и вторую хирургию, кардиохирургию, проктологию, нейрохирургию, челюстно-лицевую хирургию, токсикологию.

В каждом отделении теперь свои проблемы. По документам, где обозначены итоги деятельности хирургического отделения больницы, видно, что количество проведенных операций сократилось – с 13 661 в 2019 году до 11 761 в 2020 году. Причем большинство из них – экстренные.

Ковид сильно повлиял на летальность среди пациентов и возможность получить плановую помощь. Из-за того, что в прошлом году сократилось количество плановых операций, резко выросло количество экстренных, со смертельными случаями. Об этом и говорит соотношение 7 025 экстренных операций против 4 736 плановых, хотя должно быть наоборот. Например, в доковидный 2019 год было 8098 плановых и 5563 экстренные операции.



Нет лекарств, белья, ниток, ножницы не заточены

- Это раньше в РКБ жаловались, что белья нет, все рваное. Теперь это и у нас: больной поступает, стелить порой нечего… Как мы дошли до такого? – удивляется сотрудник больницы.

Как итог, все сидят без элементарных лекарств.

- У нас тотальный дефицит всего, – продолжает он рассказ. – Не хватает перчаток, зондов, дренажей, опять-таки белья постельного, нет нормального инструментария. Перчатки пробиваются током, и хирурга бьет электричеством. Бывает, что нет даже нитей, чтобы перевязать аппендикс. Где все это? Оказывается, при Мустафиной (бывший главврач) было лучше – она хотя бы что-то закупала. Сейчас заканчивается все. Закупок, которые бы удовлетворяли все наши требования, нет..

На отсутствие элементарных приспособлений для работы жалуются многие. «Петля – удобный инструмент для того, чтобы отрезать аппендикс: петлю накидываешь и тянешь, она затянулась, отрезал и все. А мы по старинке сами делаем их чуть ли не из подручных материалов», - приводит собеседник один из примеров.

- У урологов нет зондов нормальных, а как им проводить операции? У нас нитки некачественные, рвутся. Ножницы тупятся. Отдаем сами на заточку. Не утверждаю, но слышал, что терапевты якобы сами покупают лекарства, и лучше их самому купить, чем пациент у тебя помрет.


«Я ничего плохого сказать о больнице не могу»

Среди медиков почти все переболели. Нагрузка выросла, многие ушли. Кадровый голод оказался настолько силен, что дежурить отправляют руководителей, а анестезиолог-дежурант остается один на всю больницу.

Ситуация с анестезиологами плачевной стала после того, как ушли супруги Плаксы и увели все отделение – в РЖД больницу еще пару лет назад.

– У нас дежурит только один анестезиолог, – говорит собеседник. – Даже экстренные операции приходится ждать до 4 и более часов, потому что не хватает анестезиологов! А ведь одновременно идет несколько операций! В сутки по 45. Создается очередь на операции на несколько месяцев! Итог – больница не может нормально заработать.

Написал отчет по итогам 2020 года и задачам на 2021 год руководитель хирургической службы Алмаз Гарифуллин и уволился. Сейчас в руководстве больницы прочерк – на руководящую должность сотрудника просто нет.

В беседе с нами Гарифуллин сказал, что ничего плохого про больницу говорить не может, работает с 1985 года экстренным хирургом, всю жизнь отдал этому лечебному учреждению. Ушел, потому что устал на ночных дежурствах, потому что работать на экстренных операциях тяжело, а их поток значительно вырос. В пандемию плановых операций не было, и только 21-я и 13-я больницы работали на экстренные. Остальные были закрыты.

- Мы отработали все это время, я считаю, достойно. Я по состоянию здоровья не могу уже постоянно дежурить. Мне 57 лет, я также переболел, а когда почувствовал, что устаю больше, ушел. Может быть, через какое-то время я вернусь, когда поправлю здоровье. Потому что я горжусь своей больницей. Как бы то ни было.

Однако в отчете Гарифуллина мы видим, что он говорит о проблемах. Об отсутствии необходимого инструментария в отделениях, проблемах взаимодействия между аптекой, отделом закупок и отделениями: «Приходится закупать по служебкам, что удорожает стоимость расходных материалов и удлиняет дату проведения операций», — говорится в документе.

Даже в нейрохирургии затруднительно оперировать при геморрагических инсультах из-за отсутствия расходных материалов, оборудования, например, нужно купить краниотом – инструмент для разрезания черепа. В гинекологии нужен маточный манипулятор, проблема с инструментарием и т.д.

Еще одна проблема больницы – в 2020 году было принято решение перераспределить плановую помощь, больше планового объема получила клиника БГМУ. А 21-й больнице план уменьшили. Соответственно, все, что больница делает сверх плана, ей попросту не оплачивается.

С высокотехнологичной помощью тоже стало хуже – в 21-ю больницу везут самых тяжелых больных со всей Башкирии. Вложение в их лечение требуется дорогое, а шанс получить за это оплату – все меньше. Не оплачиваются страховые случаи, когда пациент умер или получил осложнения. Понижающие коэффициенты якобы устанавливаются так, что врач не знает, почему его случай не оплатили.

 

Чем занят главврач?

По словам медиков, попасть к главврачу они не всегда могут: он заходит с отдельного входа, который был построен еще при предыдущем главвраче Гульнаре Мустафиной. Ранее было отделение физиотерапии, там был бассейн для вытяжки, делались массажи, теперь все это добро недоступно для простых граждан, там кабинет главврача.

На контакт с медиками Нагаев идет неохотно, по их словам, он сам по себе, видят они его лишь в пятницу, на оперативках, где пытаются рассказать ему о проблемах. Однако он отмахивается: давайте о позитивном, и оперативка проходит в обсуждении вопроса о том, какой пост написать в Инстаграме, чтобы отчитаться перед Минздравом. О том, что отделениям нужна расходка – его будто бы не интересует.

4ed57440a90b9545b1023ebe4c58efb4.jpg

Ринат Нагаев / Фото: ruspekh.ru

- Главврач сам по себе. Он то на открытиях ФАПов, то в командировках. Кроме этого он депутат, завкафедрой. Ему некогда. На оперативках мы обсуждаем конкурс детского рисунка. У нас тупиковая ситуация. Жаловаться просто некуда.

В чате руководства больницы задавать лишние вопросы нельзя. Кадровиков, сотрудников администрации и отдел закупа Нагаев привел из РКБ. Обращаться к ним за помощью, по мнению медиков, бесполезно.

Начальник отдела по организации закупок товаров, оказания услуг и выполнению работ Андрей Волков по идее должен контактировать с заведующими и принимать заявки на обеспечение. Однако, по словам заведующих, они не могут попросить его о чем-то: «Он не в контакте с ними, его сложно найти, телефон он не всегда берет», - объясняет ситуацию собеседник.

Мы позвонили на телефон Андрея Волкова, он действительно не отвечал. Сотовый главврача, который по уверению медиков, постоянно недоступен... оказался недоступен. В приемной главврача нам сообщили, что обязанности главврача исполняет начмед Ольга Усатова. А сам Нагаев в командировке, когда он приедет, точно никто не знает.

В 21-ю больницу мы направили запрос – как только получим ответ, опубликуем. Мы направили запрос и в Минздрав: в курсе ли в ведомстве о возможной нехватке элементарных вещей в больнице? А также где вообще главврач и посещает ли он свое рабочее место?

Согласно Закону о СМИ, просим считать публикацию публичным обращением в Прокуратуру.

Знаете больше? Есть информация, которой вы можете поделиться? Напишите нам

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика