пришлите новость

«Бежать надо отсюда!»: врачи роддома в Башкирии – о невыносимых условиях работы

17:07, 17 февраля 2021

| c109148

Редакция ProUfu побывала в Салаватском роддоме спустя два года после победы над концессией (периодом, когда роддом на два года передали в управление частнику, и врачи в результате лишились медицинского стажа), где посетила «проблемные места». Сразу скажем – обошлось без бунта, но не без эмоций

«Бежать надо отсюда!»: врачи роддома в Башкирии – о невыносимых условиях работы

В Салаватском роддоме – том самом, где врачи смеялись над зарплатами и победили концессию, прошло профсоюзное собрание медработников, состоящих в «Действии». Напомним, большая часть медиков роддома вышла из состава официального профсоюза, когда он не смог защитить их от последствий концессии.

На сегодня в роддоме мало что изменилось, медики все так же продолжают бороться за свои права и добиваться улучшения условий труда.

 

Сами шили маски и не знали, где взять весы

Сотрудники подробно рассказали, почему не удается наладить контакт с руководством больницы. Например, возглавляющая ячейку «Действие» в Салаватском роддоме Лилия Касьянова на собрании поведала о вопиющей ситуации:

– У меня в кабинете весов не было – беременную женщину взвешивать. Знаете, что мне ответило руководство больницы: «У вас что, женщин состоятельных нет, пусть они купят». Это ведь не обычные, а медицинские весы. И это нам говорит начмед! Какой с ней может быть диалог?!

Такая же ситуация была с масками:

– Главный врач говорил нам шить маски, когда я спрашивала, почему к нам ни одной маски не поступило. Я ему сказала, что не для того девять лет училась, чтобы шить маски. Маски медицинские должны быть, сертифицированные.


Еще один случай касается ремонта и охраны труда:

– Смех смехом, а приходили из технического отдела, спрашивали, где делать ремонт, а я им говорю – вот, в смотровой вздулась стена. Каждый квартал приходят и эту стену смотрят, а там кислородная отводка и мы туда женщин после наркоза кладем. И вот если стена на женщину упадет, она просто отрежет ей голову! После моей жалобы пришли и ободрали кафель. А ремонт, сказали, ждите дальше. То есть кафель уже не упадет…

– В кабинете диагностики, в смотровой – деревянное окно, – рассказала медсестра отделения гинекологии. – Сейчас там холодно, мы заходим туда заранее, и старое кресло греем руками, чтобы женщина пришла и не замерзла на нем. Очень холодно. Я попросила, а можно пластиковое окно поставить? Надо мной посмеялись и сказали, что бюджет заложен, ждите. Вот ждем. У меня в сестринской окно нормальное, я же не себе прошу – мне женщин жалко.

Похоже, в этом роддоме сохраняется тенденция – врачи по максимуму должны решать свои проблемы сами, в том числе с ремонтом. Кто-то даже пошутил, что скоро медики будут класть асфальт возле больницы – и это почти что не шутка.

 

Переработки: совмещение не равно совместительство

В медучреждении столкнулись и с новой проблемой – 86 медработников не могут получить выплаты по коронавирусу. И это несмотря на доказанные контакты с больными, представление прокуратуры, которое не исполняется, и административку главврачу.

Например, по случаю смерти медсестры физкабинета Альфии Абдрашитовой не было даже вовремя подано экстренное извещение о заболевании. Его направили в Роспотребнадзор уже после смерти самой медсестры, хотя должны были это сделать еще в течение суток после обнаружения заболевания на работе. Такая же ситуация по другим медикам – они заболевали, а извещений не было. Выплат, конечно, тоже.

Еще одна проблема медучреждения – острая нехватка кадров. Из-за этого сотрудники вынуждены буквально жить на работе. А некоторых из них родственники вообще уже готовы объявить в розыск. Например, заведующую отделением анестезиологии и реанимации Лилию Хасанову, которая на собрании не присутствовала, так как дежурила. О ней вспомнили все сотрудницы, рассказали, что Лилия Сайфулловна работает и как заведующая, и как обычный врач, поэтому практически живет на работе. Выплаты за то, что заразилась ковидом, выполняя свой профессиональный долг, так как был контакт с больным 30 октября, она тоже не получила.

– По нормальному графику она должна работать в феврале: 1– сутки, 2, 3 – день, 4 – сутки, 5 – день, 7 – сутки. А так как другой анестезиолог ушел в отпуск без содержания, работала 1 – сутки, 2 – день, 3 – сутки, 4 – день, 5 – сутки, 7 – сутки и так далее, – рассказали ее коллеги.

Простыми словами, работала Лилия Сайфулловна 5 суток подряд – дома была лишь двое суток.

6ee3c70e87f3e9cd069885fb5439ddfb.jpg

Лилия Хасанова / Фото: Кирилл Пенкин

Ситуация у других не лучше. Например, постовая медсестра работает и в приемном покое, и в процедурной. Фактически выполняет работу за троих, зарплата же строится так: ставка + две по 0,25 ставки. Доплата за совмещение получается мизерная.

– У вас совмещение, а совмещение – это увеличение объёма работ, без доплаты стимулирующих, – поясняет координатор профсоюза «Действие» Антон Орлов. – Больница экономит полноценное рабочее место. Я рекомендую вам от совмещения отказываться. Именно совмещения. А добиваться совместительства, так будут больше выплаты.

Медсестра поясняет, что совмещение оформлено допсоглашением. И по нему выходит, что ей оплачивают только голые ставки по 0,25 за работу, которую она, по сути, выполняет полноценно.

А еще сотрудники говорят, что не видят стимулирующих доплат – якобы потому, что больница не выполняет план.

– Нам руководство говорит, что идет невыполнение плана, поэтому нам стимулирующие не положены, мы их не видим, – сообщает процедурная медсестра.

Гинеколог Галина Дойникова поясняет коллегам, что это проблема руководства, а не медиков.

– Если мы не обеспечены кадрами, это не наша проблема. Это забота руководителя, – возмущается она. – Это руководство получает доплаты за выполнение плана. А мы – за то, что работаем за троих.

 

Пора повернуться к врачам лицом

Пожалуй, единственный плюс здесь – это то, что зарплаты сравнялись с уровнем средних медицинских заработков по Башкирии, то есть немного повысились. И стали белыми – за это когда-то бились медики.

– Бежать отсюда надо, – то ли в шутку, то ли серьезно говорит Галина Дойникова, которую мы встретили уже в коридоре. Та самая врач, которая плакала, когда все смеялись над зарплатами. Получает она в общей сложности 90 тысяч рублей в месяц за свою работу, но все равно решилась уволиться. Причина – не видит своих внуков и практически не бывает дома. Работает на два участка, и еще тянет ставку.

– Чтобы мне такую зарплату получить, надо 10 дежурств отработать, плюс ставка. Это 10 ночей в месяц. Я дежурю в женской консультации и гинекологии. У меня оклад 17 тысяч плюс доплаты, и то это потому что я с высшей категорией. А зарплата нового сотрудника на ставку 15 тысяч плюс доплаты, ну, пусть получается 30 тысяч рублей на участок. Я думаю, что нашему руководству нужно развернуться лицом к врачам.


Напоследок Дойникова рассказала, что думает о нашем здравоохранении:

– Что бы я хотела сказать молодым врачам – чтобы молодежь была врачами, а не этими вот… которые план делают. Сейчас мы не врачи, мы, извините, станок, который должен отфутболить больного. А вот так старые врачи работать уже не могут. Я не могу. А молодежь может – за 15 минут вытурить и потом с кистой яичника вылавливаем в регистратуре. И чем это закончится – никого не волнует. Никто разбор этих случаев не делает. Абсолютно. Поэтому работать в таких условиях трудно – нервная система не выдерживает.

ProUfu будет следить за развитием ситуации в Салаватской больнице.


ПОДЕЛИТЬСЯ










последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика