Ваш город:
Ваш город
?
Нет
Да
Изменить город
×
МЫ ДОСТАВЛЯЕМ ПО ВСЕЙ РОССИИ
Уфа
Казань
Челябинск

пришлите новость

Язык дружбы или вражды: татарские и башкирские журналисты – о конфликте республик перед переписью

11:00, 03 июня 2021

| c2327

Журналисты Пруфы.рф за круглым столом в Казани озвучили позицию башкирской общественности в наметившемся противостоянии с Татарстаном

Язык дружбы или вражды: татарские и башкирские журналисты – о конфликте республик перед переписью
Фото с https://milliard.tatar

По последним данным Росстата, Всероссийская перепись населения пройдет в октябре этого года. В отдаленных районах страны она уже началась и продлится до декабря. Как и в предыдущие разы, в преддверии этого события между соседними Башкортостаном и Татарстаном началось некое соперничество. Национальные элиты проявляют повышенную тревогу за численность коренных народов двух республик. Перенос по времени переписной кампании из-за пандемии усилил градус напряжения.

В Казани и Уфе понимают, что накала страстей допускать нельзя. К диалогу стремятся ученые, интеллигенция, журналисты. На днях корреспонденты Пруфы.рф Рамиль Рахматов и Нурия Фатхуллина приняли участие в круглом столе «Язык дружбы, а не вражды» в Казани. Расшифровку и видео с мероприятия разместят коллеги на портале «Миллиард татар». Мы же поделимся впечатлениями и наблюдениями.

Как всё башкирское становится татарским?

Почему на заседании круглого стола, посвященного национальным языкам, от Башкортостана участвовали именно мы? Наше издание частное, но за 12 лет работы заслужило доверие народа республики, всегда поддерживало его. Поэтому, надеемся, вправе быть его рупором. Тем не менее было бы логично участие журналистов государственных СМИ и официальных лиц. Во всяком случае со стороны Казани были представители медиахолдинга «Татмедиа». С работой данного агентства мы ознакомились до круглого стола. Подробнее о деятельности госСМИ Татарстана расскажем в следующей публикации.

В контексте же диалога «Язык дружбы, а не вражды» мы испытали определенный культурный шок. Татарстан работает на «пересборку» и «перезагрузку» татар. Главным становится татарский язык.

– Народа не будет существовать, если его не будет в интернете, – заявил нам генеральный директор холдинга Шамиль Садыков.

Эта формула пронизывает не только работу медиахолдинга, но и стратегию развития татарского народа в целом, в том числе язык. Мы деликатно озвучили претензию, которая вертится на языке многих башкир. Как вдруг башкирские песни, атрибуты и прочее в одночасье становятся татарскими? Ответ прозвучал в духе приведенных выше слов медиаменеджера. Отсюда и претенциозное название проекта «Миллиард татар», который претендует на поглощение всего и вся. Но то же самое вызывает и защитную реакцию у башкир. Собственно, это и объясняет один из первых вопросов, который обсуждался на мероприятии.

Соседи идут в TikTok, мы сидим в «Одноклассниках»

Модератор круглого стола, сооснователь проекта «Миллиард татар» Арслан Минвалеев озвучил результаты мониторинга социальных сетей. Выяснилось, что «татарский» контент больше представлен в YouTube и Instagram, активно захватывает TikTok. Башкирский контент больше представлен во «ВКонтакте» и Facebook, частично даже в сети «Одноклассники». Но главное, что татарский сегмент соцсетей оказался в большей степени развлекательного характера. В то же время в башкирском сегменте превалирует общественно-политический и исторический дискурс. При этом в татарских группах значительно меньше упоминаний о башкирах, чем в башкирских группах о татарах.

В целом, мы согласились с таким анализом специфики региональных аккаунтов в соцсетях. Общественно-политическое содержание башкирских пабликов объясняется самой спецификой развития республики в последние годы. Осужденный по экстремистским и террористическим статьям публицист и политик Айрат Дильмухаметов не раз говорил, что политика и идеология башкирского народа состоит в его истории. Как бы утрированно это ни звучало, в этом есть доля истины. Возьмем даже свежий пример событий прошлого года на Куштау. Сегодня принадлежность к одной из сторон конфликта того или иного человека является маркером отношения к нему самому.

Татары уже не гости

Есть и еще один момент. Политизация и накал в соцсетях существуют там, где есть политика. Я не говорю, что это плохо или хорошо, но кто может сказать, что в Татарстане есть политика как борьба? В Казани политика представляет собой, скорее, только форму проявления власти.

Татары в Башкортостане – давно уже не гости. Это один из главных народов республики. Это соседи, родственники, друзья. Этим тема татар в пабликах башкир легко объясняется, и будет там всегда. В Татарстане, напротив, башкиры так широко не представлены, соответственно, упоминания их в татарских пабликах значительно ниже. Хозяева встречи даже упомянули, что в Казани больше интересуются взаимоотношениями с Москвой, нежели с Уфой. Мы же интуитивно чувствовали, что это не так. Казань очень волнует Уфа, иначе мы бы общались с коллегами из частных изданий, а не из государственного медиахолдинга.

А есть ли народ?

Кстати, с татарскими коллегами мы сошлись в одном позитивном факте. Несмотря на некое осложнение отношений между республиками, накануне переписи государственные СМИ обоих регионов не позволяют себе агрессивную риторику за редким исключением некоторых эпатажных телеведущих на ТНВ. Нет языка вражды. Главный редактор татарской ленты ИА «Татар-информ» Рамис Латыпов отметил, что социальные сети показывают обратную картину.

С Рамисом мы ранее встречались в Уфе, а затем он выпустил статью со своими соображениями о татаро-башкирских отношениях в сети. Вопрос очень тонкий и сложный. Уже становится едва ли не зеркальным стандартный набор претензий. Это предыдущие переписи, где татар/башкир записали в башкиры/татары, статус татарского языка в Башкортостане, башкирский язык в контексте северо-западного диалекта. Самой же болезненной темой стало взаимное отрицание в интернет-баталиях существования того или иного народа. Эти сложные вопросы мы также постарались обсудить в доброжелательном ключе.

О северо-западном диалекте

В какой-то момент я полушутя заметил, что взять бы, да и отменить перепись. А если без шуток, то реалии федерализма (или его остатков), национальной и образовательной политики в стране сейчас таковы, что сложно поверить в объективность управленческих решений. Спор о предыдущих результатах переписи оставим историкам и демографам.

В таком же ключе представляется и вопрос о статусе татарского языка в Башкирии. У башкирской стороны есть понимание, что башкирский язык нигде на земле не будет защищен, кроме как в Башкортостане. У татарского же языка, кроме школ в Башкирии, есть еще целая республика.

В вопросе северо-западного диалекта башкирского языка наши татарские друзья привели данные из того же исследования соцсетей, что впервые тема получила комментирование только в 2015 году. Дескать, это какое-то нововведение. Здесь мы с коллегами не согласимся. Многообразие говоров и диалектов башкирского языка, в том числе и северо-западного, уже давно утвердившийся факт исторической и филологической наук. Здесь море научной литературы еще с советских времен.

Рамис Латыпов в качестве контраргумента задал вопрос: если татарин из Татарстана будет говорить с жителем северо-запада Башкортостана на одном языке, то какой это будет язык? Вопрос хороший, но он уходит в профессиональную филологическую плоскость. Другое дело, что мы, будучи согласными с существованием северо-западного башкирского языка, не можем соглашаться с его противопоставлением сформировавшемуся литературному башкирскому языку.

Этот аспект внешне вроде бы содержит некую конфликтность. Но на обывательский взгляд, все не так страшно. В условиях глобализации, ассимиляционных процессов принадлежность к тому или иному народу уже определяется не столько процентом крови или генов, и даже не языком, а уже в большей степени самосознанием. За два дня общения в Казани я обратил внимание, что хозяева сами не раз говорили одну мысль. Как их не обзови, они не перестанут считать себя теми, кто они есть. Точно так же отметка в переписном листе ничего не меняет.

Спор превратился в «сам дурак»

Пожалуй, самой маргинальной и неприятной темой стало отрицание существования башкир или татар. Казанские коллеги искренне обижались, что в соцсетях пишут, мол, татар не существовало, это проект Марджани и прочее. Обижаться, конечно, можно и нужно. Но ведь эту некрасивую игру начала отнюдь не башкирская сторона. О том, что «дикие татары» стали башкирами, что башкиры – это сословие, а не народ, мы слышим уже очень давно. Здесь достаточно вспомнить высказывания Рафаэля Хакимова и Дамира Исхакова. Обратная же реакция в адрес татар – продукт относительно недавний. Поэтому понимаю, как это неприятно, когда мяч полетел в их сторону. Еще более неприятно, что в эту игру включились представители научного сообщества обеих республик. Это уже превратилось в совсем детское «сам дурак».

Обсуждая этот аспект взаимоотношений башкир и татар, я высказал свой главный посыл. Когда ученые и интеллигенция двух республик все глубже погружаются в такой спор, они становятся бескомпромиссными и уверенными в своей правоте на 146%. Когда же ученые не воспринимают аргументацию оппонентов и перестают все придавать сомнению, в первую очередь свою позицию, то они перестают быть таковыми.

В следующем материале на примере холдинга «Татмедиа» мы расскажем, почему в Татарстане государственные СМИ не столько инструмент обслуживания власти, сколько элемент стратегического развития.

ПОДЕЛИТЬСЯ









последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика