пришлите новость

Уфимец, прошедший войну: «Хоронили боевых товарищей прямо в окопе»

13:32, 26 октября 2016

Уфимец, прошедший войну: «Хоронили боевых товарищей прямо в окопе»

Мой дед Дмитрий Богатырев был из обычной крестьянской семьи, жившей в Курской области. Великая Отечественная Война застала деда в 1942 году, когда он еще совсем молодой семнадцатилетний паренек из Хитровки уехал поступать в рыбинский авиационный институт. Как он сам мне рассказывал, ему не снилась война, и он не любил ее вспоминать. Но, как и для других ветеранов Великой Отечественной, 9 мая для него был великим днем. В этот день дедушка всегда надевал свой парадный костюм, боевые награды и медали, наливал себе 50 грамм, чтобы помянуть боевых товарищей, и со слезами на глазах смотрел парад. Как я уже писала, о войне он особо не рассказывал. Но самой памятной лентой дней для него стали бои за Днепр. Вот что рассказывал он сам.

«Рука курсанта, лежавшего на мне, была перебита»

В июле 1942 года меня зачислили курсантом 19-й роты 5-го минометного батальона Винницкого военно-пехотного училища в Краснодаре. Обычно занятия проходили на полигоне. Однажды во время занятий в небе появились фашистские самолеты. Надо сказать, что разведывательные полеты были обычным делом, город не бомбили. Но не в этот раз. В этот раз бомбы были сброшены на наш полигон. Мы бросились все в разные стороны, и вдруг я слышу крик «Ой, рука». Я повернул голову и вижу - рука курсанта, лежавшего на мне, была перебита и держалась на лоскутке кожи. Вся моя гимнастерка на спине оказалась в крови.

Позже ночью всех по тревоге разбудили, построили между нарами и зачитали приказ № 277 «Ни шагу назад». Следующую ночь мы вышли из Краснодара в Майкоп. Предполагалось, что именно там будет располагаться наше училище, но по пути штабные автобусы попали под обстрел и свернули к морскому побережью. Мы не были фронтовой частью. Выданные нам на трое суток продукты кончились, и мы шли голодные на Закавказский фронт. По пути в основном питались лесными ягодами. Наш командир отделения дезертировал, и я занял его место.

Под станцией Алексеевской я попал в делегацию для суда над дезертиром. Это был красноармеец, вырвавшийся из окружения под Харьковом. После прочтения приговора его тут же расстреляли. Вернувшись в часть, мы должны были рассказать об увиденном всем остальным бойцам.

YqMp80aIzDQ.jpg

Боевые товарищи Дмитрия Ивановича: Баки Кербабаев и Валентин Почученко

Наше путешествие закончилось в Суздале. Мы два месяца готовили помещения под казармы, а в это время жили по квартирам местных. Когда учеба возобновилась, наш настрой был немного пошатан, так как многие курсанты ушли для пополнения войск под Ржевкой и Демянском так и не получив офицерских погон. Однажды меня вызвал командир роты и предложил остаться в училище. Были у меня два боевых товарища, они ушли на фронт: командир отделения первого взвода Баки Кербабаев и Валентин Почученко. Я подумал, что мои товарищи уходят на фронт, и я должен быть с ними там, где труднее, и отказался. Перед отправкой на фронт нам дал напутствие полковник Андреев. Он сказал следующее: «Бесстрашных людей не бывает. Страх бывает у каждого. Если каждый преодолеет это состояние, он герой».

На фронт до самого Берлина

На фронт мы ушли в курсантских погонах с золотыми галунами. Как-то раз по пути я понял, что моя родная деревня находится всего в 11 км от того места, где мы шли. Мне так хотелось хотя бы ненадолго туда попасть. Увидеть отца и мать. Об отпуске, конечно, не могло быть и речи, ведь я был новичком. Я написал домой о том, где нахожусь, но цензура вычеркнула местоположение.

Первый бой состоялся 11 сентября 1943 года в Полтавской области. Наши связисты слева от дороги пытались протянуть провод. Их засекли вражеские наблюдатели. Дальше все разворачивалось как на экране: перелет снаряда, и удар попал точно в цель - наши товарищи погибли. 

Мы вышли к Днепру. Правый берег, занимаемый противником, был гористый. Нам же на левом берегу сильно доставалось от бомбежек и артобстрелов. Мы копали щели под корнями деревьев. Запомнилось, как была убита при бомбежке красивая старшина медицинской службы огромным осколком, который вошел ей в правый бок. С этих пор в батарею больше девчат не присылали.

В конце сентября на плотах и лодках мы переправились через Днепр у села Григорьевка. Вверху, на окраине леса, сидели немцы, внизу, в деревне, были мы. Немцы пытались захватить плацдарм и потопить нас в Днепре.

Бывали моменты, когда они теснили нашу пехоту, захватывали половину села, доходили до наших огневых позиций. Мы отбивались, как могли. Было много убитых. Хоронили боевых товарищей в тех же окопах, где они погибли. Нынешние жители Григорьевки не знают, где захоронены наши бойцы - они в двух шагах от их домов. Наше положение усугублялось тем, что мы днем сражались, а ночью шли к переправе за минами. Одна мина весит 16 кг. Ремнями привязывали по две штуки на груди и за спиной. Многие погибали во время доставки боеприпасов. 

Здесь на Днепре я чуть не погиб. Во время вражеского минометного налета накрыло 5-ю и 6-ю батареи, были убитые. К вечеру разожгли костер, я подошел к нему и один из бойцов обратил внимание на мою шинель. Оказалось, что осколок пробил левую сторону воротника и вырвал лоскут на груди. Все посчитали, что я счастливо отделался. Если бы осколок изменил траекторию на 1,5-2 см влево, была бы пробита сонная артерия.

Война всегда связана с потерями. Во время бомбежек погибло много моих товарищей. Один из них – командир соседнего расчета, Владимир Попов. Он всегда бесстрашно воевал и вел огонь по самолетам из противотанкового ружья. Когда я и другие говорили, что не надо демаскировать наши огневые, Владимир только улыбался.

После Днепра я прошел через Киев, Житомир, Львов, Польшу, 20 февраля 1945 мы перешли границу Германии. В апреле 45 года было последнее сражение за Берлин, там я был ранен и лечился до середины 1946 года.

После войны

После госпиталя дед был восстановлен студентом в авиационном институте в Уфе, но оставил учебу и пошел работать завучем Караидельского детского дома. Затем его перевели в Уфу, в управление детскими домами в Министерстве просвещения. В сентябре 1953 года он поступил на учебу в Башкирский государственный университет. Тогда же и встретил мою бабушку Людмилу Богатыреву, которая стала его единственной женой. Как мне рассказывала бабушка, он до третьего курса ходил в одной и той же гимнастерке, в которой прошел через всю войну.

Дед работал директором школы в Салавате, а затем снова вернулся в авиационный университет, но уже в качестве преподавателя политэкономики. Дедушка проработал в университете 31 год, был доцентом кафедры экономики.

Мой дед награжден тремя орденами и 14 медалям. Он мечтал дожить до 70-летия Победы, но жизнь распорядилась по-другому. Дмитрий Иванович умер в 2012 году, оставив после себя двоих детей, четверо внуков и великое наследие из 6 букв - Победа.


Читайте также


Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика