пришлите новость

Что ищут кладоискатели в старинных домах Уфы?

12:20, 22 июня 2019

| c20767

В Уфе появилось уникальное благотворительное мероприятие – субботники в старинных домах, памятниках архитектуры. Откуда пришла эта идея и с чем пришлось столкнуться волонтерам, мы спросили у ее идейного вдохновителя, активиста движения «Архзащита» Эльзы Маулимшиной.

Что ищут кладоискатели в старинных домах Уфы?
Фото: Саша Васильев

«Лежу ночью, сплю и вдруг в 2-3 часа слышу, что вскрывают замок и в мою квартиру буквально вламываются. Дверь падает, в белом дыму я вижу мужчину крепкого телосложения, хорошо экипированного, с топором в руках. И он, и я в шоковом состоянии: я не ждала гостей ночью, а он не ожидал, что в доме будут живые люди. А все дело в том, что мы все еще живем в памятнике культурного наследия, где часть квартир расселена, а часть – нет. Видимо, эти люди подумали, что в доме никого нет».

Эльза Маулимшина рассказала не только об этой истории жительницы усадьбы Лопатиных, которая ежедневно испытывает страх, когда в ее доме орудуют профессиональные мародеры (сами они называют себя кладоискателями). Хорошо одетые, в хорошей физической форме, подготовленные и полностью экипированные. С собой у них не просто ломики, а настоящие металлоискатели. Они ходят по домам культурного наследия и ищут клады. Их интересуют старинные вещи, ценные фотографии, монеты… И они их находят.

Многие старинные усадьбы Уфы уже разграблены и сейчас находятся в плачевном состоянии. В них разобраны полы, мебель, иногда отсутствуют потолки. Порой не остается ничего, кроме стен. И в них много мусора. Поэтому в таких домах волонтеры начали проводить благотворительные субботники.

btLt5Y4hg8E.jpg

Эльза Маулимшина на первом субботнике/Фото: Кристина Абрамичева

– Как появилась идея городских благотворительных субботников?

– Все началось с поста фотографа Саши Васильева в соцсети. Он опубликовал серию фотографий усадьбы Бухартовских в группе «Архзащиты». Фотографии посмотрели 300 человек, однако прошел месяц, а никакой реакции на пост не последовало. Я предложила опубликовать пост от своего имени со ссылкой на автора фото и рассказать о том, что у нас разрушается памятник архитектуры, который включен в Единый государственный реестр объектов культурного наследия. То есть это не просто обычный памятник, его включал своим приказом замминистра культуры Российской Федерации.

jOxgJyzSUWQ.jpg

Усадьба Бухартовских / Фото: Эльза Маулимшина

– Дом нельзя разрушить каким-то приказом, зато он сам может разрушиться со временем?

– Да, время и отсутствие должного внимания его убьют. Например, в усадьбе Бухартовских полностью затоплен подвал дома. Архзащитники, а это обычные жители города, не знают, что с этим делать. Они пишут обращения в администрацию города, прокуратуру с просьбой принять какие-то меры прокурорского реагирования, чтобы город как собственник здания хотя бы откачал воду. Но нет. Никаких мер не производится. Это раз. Во-вторых, буквально в конце апреля у главного архитектора Уфы Олега Байдина состоялась встреча с инициативными гражданами. Поднимался вопрос о том, что у усадьбы Бухартовских затоплен подвал. На это начальник УЗИО (Управление земельных и имущественных отношений Администрации городского округа город Уфа – прим. ред.) господин Еникеев (Раиль Еникеев – прим. ред.) сказал, что у города в бюджете на сохранность памятников ни копейки не заложено. И так было несколько лет. То есть город как собственник земельного участка и здания много лет не тратит ни копейки, чтобы каким-то образом либо законсервировать здание, согласно нормам 73-ФЗ, либо еще что-то сделать, чтобы предотвратить разрушение.

– Вернемся к ужасающим фотографиям усадьбы Бухартовских. Вы опубликовали пост. Как отреагировали люди?

– Во-первых, об этом начали писать СМИ. Кстати, ProUfu.ru одним из первых написал об этом. Поднялась некая волна возмущения, но прошло три недели, шумиха спала, а реакции от властей не последовало никакой. Так как я сама по образованию психолог, я связала эту ситуацию с теорией разбитых окон: когда в здании разбито одно стекло, и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна. Теория разбитых окон означает, что, если мы видим разбитое окно (или разрушающийся памятник в нашем случае), мы не должны проходить мимо, а должны попытаться что-то сделать. Власти следят за нашей реакцией. Если мы ничего не заметили, они думают: «Дай-ка и второй памятник доведем до такого состояния. Раз жителям плевать, то и нам плевать».

Справка. Теория разбитых окон появилась в начале 90-х годов, а широкое применение нашла через 12 лет, когда мэром Нью-Йорка стал Рудольф Джулиани и вместе с новым комиссаром полиции Уильямом Браттоном стал наводить порядок в городе. Начинали с малого. Безбилетный проезд в метро, разбитые окна, фонари, мелкое воровство – за такие мелкие правонарушения начали жестко наказывать. Штрафовали всех. И так получилось, что, наводя порядок на бытовом уровне, полицейские заметили, что и количество серьезных преступлений автоматически снизилось.

nGDgqV2Jk2Q.jpg
В усадьбе Бухартовских/ Фото: Кристина Абрамичева

– Вы решили не оставлять «разбитые окна» и начать с малого?

– Да, я не осталась равнодушной. Но мне нужны были единомышленники. Я написала очередной пост по поводу «разбитых окон». Предложила людям начать с малого, чтобы вместе поднять общество на сохранение памятников архитектуры. Потому что одной «Архзащиты» не хватит для того, чтобы спасти наше общее наследие. В «Архзащите» всего несколько человек, которые параллельно с основной работой делают что-то для города. И если мы не поднимем других людей, никто кроме нас этого не сделает. Я просто написала, что можно провести субботники. Это снова взбудоражило СМИ, которые написали буквально следующее: «Эльза Маулимшина готова провести субботники в усадьбе Бухартовских». О том, что готова, я, конечно, не говорила (смеется – прим. ред.). Тем не менее реакция последовала: со мной связался руководитель пресс-службы Администрации Уфы и предложил помощь в организации субботника. Мэр (Ульфат Мустафин – прим. ред.) оперативно отреагировал и одобрил его проведение. Тогда еще речь шла о разовой акции. Администрация города полностью обеспечила нас в первый субботник: нам был предоставлен транспорт для вывоза мусора и соответствующий инвентарь. За это, конечно же, огромное спасибо Ульфату Мустафину.

– Это был первый субботник? Сколько человек пришли на него?

– Пришли на первый субботник чуть больше 60 человек, и 90% я видела впервые. Мы все перезнакомились. Это были люди, которые просто увидели посты в соцсетях и не остались к ним равнодушными. Меня впечатлила бабушка в шикарном пальто с широкополой шляпой, красивой дамской сумочкой. Она была так шикарно одета, так изысканна. Будто пришла к нам из «купеческого» века. Но она наравне со всеми таскала эту грязь.

– Какие впечатления сложились от субботника? Пили горячий чай? Может, с алкоголем?

– Нет, конечно (смеется – прим. ред.). Такого не было. Пили чай, но уже после субботника. Я на свои деньги в первый раз покупала три палки колбасы, несколько буханок хлеба, сделала бутерброды. Чиновники из Башкультнаследия также приносили перекусы для всех. На субботнике были не только наши рядовые неравнодушные граждане, но и чиновники из администрации города. Убирались они, конечно, наравне со всеми. Юрист от УЗИО приходил на все субботники первым и раньше всех начинал убираться. Меня вообще удивило, что очень много было менеджеров высокого звена, руководителей собственных компаний.

– Можно сказать, что приходят неравнодушные люди, которые хотят выразить таким образом свою гражданскую позицию?

– Да. И эти люди были поражены и рады тому, что город нам тоже помогает. Ведь приходили те, кто хотел, чтобы памятники архитектуры были сохранены. Одна личность Генриха Бухартовского чего стоит.

Из истории: Усадьба принадлежала Генриху Бухартовскому, уфимскому полицмейстеру, основавшему Парк народной трезвости (ныне парк имени И. Якутова) и театр оперы. Предприимчивый полицмейстер укрепил городскую полицию, внедрил передовые тогда для России методы и технологии, а также существенно снизил уровень преступности в городе. Построили его дом в 1890-х гг. На первом этаже жила прислуга, на втором – хозяин и его семья. Дом имеет высокие потолки с лепниной, а в комнатах большие двустворчатые межкомнатные двери.

A_n-2JBJ3IA.jpg
Жители Уфы пришли поддержать старинные дома, организовав субботник

– Почему субботники решили продолжить?

– Мы не собирались изначально продолжать субботники. Думали, справимся за один день. Тем не менее у нас оказалось столько мусора, что один самосвал просто не справился. Увезли один самосвал мусора с горкой, а на улице осталась еще горка на полсамосвала. Нам пообещали, что в течение недели приедет КамАЗ с УЖХ и мусор заберут. Но за неделю мусор никто не убрал. Более того, после наших жалоб пришли люди с ЖЭУ и затолкали мусор обратно в дом.

– И поэтому решили провести еще один субботник в усадьбе?

– О втором субботнике попросили активисты. Мы оперативно, буквально за сутки, согласовали его в мэрии. Кстати, от администрации города приходили убираться сами чиновники, а мы узнавали о том, кто они, только под конец. Мы увидели, что со стороны мэрии оказывается всяческое содействие, а вот то, что происходило на местах – это другой вопрос. Например, от Администрации Ленинского района пришли пиарщики. Они официально как бы наблюдали за нами, а потом фотографировали, делали селфи. На этом все.

– Что в этих домах больше всего ужасало?

– Впечатления от наших памятников архитектуры, конечно, остались печальные... Даже мы, подготовленные к тому, что увидим, все были в ужасе. Такая разруха внутри здания. Ступить негде было, все в мусоре, грязи, грубо говоря, человеческих испражнениях. Запах стоял ужасный. Спасло то, что первый субботник мы проводили поздней весной, когда стояли холода и ничего еще не подтаяло.

GGuofuI63-4.jpg

Мусора было много - на полтора самосвала

– Кроме усадьбы Бухартовских где еще проводили субботники?

– У нас был субботник в усадьбах Судаковых и Лопатиных. И это, знаете, отдельный разговор и впечатления (вздыхает – прим. ред.). Из усадьбы Судаковых настолько страшные фотографии. Там нет ни потолков, ни полов. Я решила не проводить там полномасштабную уборку, потому что просто не было смысла. Прежде чем организовывать субботники, активисты идут и фотографируют, в каком состоянии дома. Это делается для того, чтобы понять, можем мы что-то сделать или нет. В последнем случае мы просто туда не идем.

В усадьбе Лопатиных субботник мы уже проводили. Там дела обстоят несколько лучше, чем у Судаковых. Это большой особняк, в нем много квартир (около восьми), в каждой квартире – несколько комнаток. В годы советской власти дом был экспроприирован у купцов-мещан Лопатиных. Из комнат были сделаны коммунальные квартиры. Официально этот объект еще не расселен, жильцы остались в двух комнатках. Там, как и в усадьбе Бухартовских, видно, что поднимали полы. Осталась стружка столетней давности, выпотрошенная из-под полов. Судя по всему, все было перебрано и пропущено через сито. Я не знаю, кто эти люди, но они есть. Ходят по старинным домам, ищут клады. Это профессиональные кладоискатели, но для нас они разрушители и мародеры. И я не знаю, как с этим бороться.

2Atpf81KijQ.jpg

Слева усадьба Судаковых, справа - дом Лопатиной

Помимо них, есть люди с ЖЭУ, они тоже разрушители. Жительница усадьбы Лопатиных рассказывала, что прямо днем приходили люди в форме УЖХ и на ее глазах выламывали окна и двери дома ломиками, снимали половые доски, двери и уносили все это на свалку. Представлялись они работниками ЖЭУ. Возникает вопрос: как так? Как можно выламывать двери и окна, разбирать полы в объекте культурного наследия, внесенном в Федеральный единый госреестр, как и усадьба Бухартовских? Ведь он даже не выявленный, это охранная защитная зона.

Жительница дома Лопатиных постоянно писала заявления в полицию, а результата не было. Только стопочка отказных лежит дома. Когда она там жила, всегда держала с собой телефон. Чуть что – звонила по громкой связи. Видели мы и объяснения тех самых работников ЖЭУ: якобы разрешение на выламывание дверей дал город, и они думали, что усадьба идет под снос. Допускаю мысль, что эти разрешения были устные. Впрочем, управляющие компании и не обязаны знать, является тот или иной дом культурным наследием или нет. Об этом знает только город, но он не извещает их. Поэтому как бы никто и не виноват.

– Какие акции еще устраивали активисты?

– Я лично организовала три субботника. У нас есть группа в WhatsApp, которую создали после первого субботника. В ней состоят больше 30 человек. И вот там уже активисты начали сами собираться, провели еще три или четыре субботника в усадьбах Бухартовских и Лопатиных. Но дело субботниками не ограничилось. Недавно Фарит Файзуллин с Альбиной Кайбышевой купили на свои деньги фанеру, написали на ней «Памятник архитектуры. Хочу жить» и повесили на окно усадьбы Бухартовских. Однако даже это не помогло. Мародеры и это выломали. И все это с учетом того, что рядом, в 200 метрах, находится отдел МВД.

– Почему вы лично отошли от темы субботников?

– Потому что считаю, что пока нет смысла продолжать эту тему. Со второго субботника нам не выделялись ни инвентарь, ни машины. Я даже вынуждена стирать перчатки, чтобы использовать повторно. Например, часть перчаток еще сушится на бельевой веревке после субботника на мусульманском кладбище.

– А что было на мусульманском кладбище? Все же это неординарная идея провести субботник там.

– Мы хотели провести экскурсию-субботник, собраться буквально в количестве 2-3 человек для того, чтобы просто привлечь внимание к мусульманскому кладбищу. Но после моего поста в соцсети пришли больше 60 человек. В итоге была даже толкучка… Некоторые успели покритиковать нас за то, что мы плохо организовали мероприятие. Вообще этот последний субботник мы совместили с исторической экскурсией среди могил муфтиев. В чем проблема этих старых надгробий? В том, что они все написаны на «иске имля», даже не на яналифе. У нас в свое время была дореволюционная письменность на арабской графике, где прописываются чисто согласные буквы. Яналиф – это так называемая новая письменность, которая пришла к нам после революции. В ней много новых букв, меняется правописание. После яналифа идет латиница, а уже после латиницы – кириллица. И вот все это я рассказывала в экскурсионной части субботника. Было очень интересно.

zuN-85jLAEk.jpg

В Доме Лопатиной кладоискатели разобрали пол

– Какие проблемы остались нерешенными, несмотря на субботники?

– Осталась большая проблема в том, что старинные усадьбы в Уфе разграбляются. Не решена беда с затоплением усадьбы Бухартовских. Еще мы увидели, что денег у нас ни на что не выделяется: ни на сохранность, ни на содержание, ни даже на уборку. Есть гипотетическая надежда, что проблема решится, но не скоро. Г-н Байдин сказал нам, что будет создан отдел, который будет заниматься подобными вопросами, будет запрашивать деньги из бюджета республики на сохранение объектов культурного наследия, на консервацию домов. Ведь это большая проблема, что дом расселили, но не законсервировали.

VrqkLPSlzp8.jpg

В Доме Судаковых/Фото Саши Васильева

– Какие выводы вы можете сделать по поводу этих благотворительных субботников?

– Могу сказать, что спрос на объекты культурного наследия есть. Люди болеют душой за старую Уфу, хотят сохранить ее. Те, кто не может прийти на субботники, делают пожертвования. Я категорически не беру помощь деньгами. Если люди приносят перчатки, метлы, веники и другой инвентарь, я беру. Например, одна из доцентов медуниверситета подарила кисточки и краски для покраски оград муфтиев перед субботником на мусульманском кладбище. Прийти сама она не смогла, так как работала в субботу.

На субботниках люди воодушевлялись, так как видели, что есть поддержка, есть единомышленники. Они приходили для того, чтобы что-то оставить для своих внуков и правнуков. Теперь они могут им сказать: «Я пытался сохранить историю Уфы».

Запрос общества на это есть, потому что мы этими стекляшками и высотными панельками уже наелись. Один жилой комплекс «Старый центр» чего стоит. Пять зданий на маленьком клочке земли, и народ уже жалуется, что живут будто в Шанхае. У этих домов в центре нет будущего, у них нет даже двориков, а детские площадки размером со слезинку младенца.

Для такого рода акций, как субботники, очень важна общественная поддержка. Каждая фраза благодарности, лайк или репост вселяют в нас надежду, что наше дело правое, что это нужно обществу. И мы воодушевляемся на будущие подвиги, воодушевляем остальных. Идет цепная реакция общества.

gOH29loh5qM.jpg

Фото с дома Судаковых / Автор: Саша Васильев


ПОДЕЛИТЬСЯ










последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика