пришлите новость

Последнее интервью президента Медицинской палаты Башкирии: «Медицине нужно страхование врачебных ошибок, как ОСАГО»

20:00, 21 декабря 2021

В медицине сложилась почти такая же ситуация, как на авторынке в 90-е годы, считают эксперты Медицинской палаты РБ. Мы посвящаем эту публикацию Дамире Сабирзяновой и надеемся, что дело, которое оказалось не завершено, будет закончено другими

Последнее интервью президента Медицинской палаты Башкирии: «Медицине нужно страхование врачебных ошибок, как ОСАГО»
Фото: mp-rb.ru

Незавершенное дело

19 декабря скоропостижно скончалась Дамира Шарифьяновна Сабирзянова – человек-легенда, президент Медицинской палаты Башкирии. Более 10 лет она создавала в республике Медицинскую палату, где буквально все держалось на ее харизматичной личности, способности строить справедливый мир, убедительно отстаивать правду и не бояться говорить ее публично.

Она выступала против аутсорсинга скорой, передачи роддомов в частные руки. Все, что она говорила, оказывалось в итоге правдой, а какие бы цели ни ставила, всегда этого добивалась, говорят о ней коллеги. С 1 января 2022 года допуск к профессии будет только через аккредитацию Медпалаты – как она и хотела.

Ее Медпалата боролась за то, чтобы в медицине были профессионалы, объединённые общим делом. Дело, которое оказалось не завершено – решение проблемы с врачебными ошибками. Незадолго до смерти Дамиры Сабирзяновой мы поговорили об этой проблеме вместе с экспертами Медицинской палаты Башкирии.

Куда катится наша медицина?

По словам специалистов Медицинской палаты Башкирии, то, что сейчас происходит в медицине России, похоже на ситуацию в Германии в 70-е годы. Ведь именно германскую модель здравоохранения мы сейчас пытаемся выстроить после разрушения советской модели.

Проблем в отрасли сейчас много – чего стоит кадровая проблема, которая порождается в том числе страхом врача ошибиться и получить многомиллионный иск при невысокой зарплате. У властей пока нет ни видения, ни бюджета для решения такой проблемы, как страхование врачебных ошибок.

Национальная медицинская палата Башкирии долгое время пыталась продвинуть вопрос на законодательном уровне. Мы поговорили о том, почему необходим закон о медицинском ОСАГО с президентом Медицинской палаты Башкирии Дамирой Сабирзяновой, руководителем Комитета по страхованию Медпалаты Радиком Курамшиным и юристом Медпалаты Халилем Тимершиным. 

Почему врачебная ошибка – это неизбежность?

Радик Курамшин: Ошибки у медработников могут быть по той или иной причине: перегруженность работой, экстренные ситуации, когда любое неверное движение может повлиять на исход операции. В мировой практике количество ошибок варьируется: в США это до 100 тысяч случаев в год, в Германии – 25 тысяч. В России данные впервые были озвучены только недавно – из уст Мурашко, это около 70 тысяч врачебных ошибок.

Халиль Тимершин: Риск везде есть, у предпринимателя, чиновника. У врача он тоже очень высок, потому что речь идет о жизни и смерти, о здоровье. Болезней у нас много, образ жизни не соответствует здоровому, у каждого человека свои индивидуальные особенности. Пациенты становятся более грамотны и юридически подкованы, черные юристы идут туда, где есть деньги, в том числе в медицину. И тут у нас есть 323-й Федеральный закон от 1992 года «Об основах охраны здоровья граждан». В ст. 76 говорится, что надо страховать врачебную ответственность в соответствии с неким Федеральным законом. А такого Федерального закона нет. То есть идет отсылка к несуществующему закону. Региональные власти не могут ввести такую обязательную норму, это роль Федерации. Потому что медицинская помощь – это не услуга, а социально-государственная задача. То есть речь идет о введении в стране обязательного страхования ответственности. Как ОСАГО. И нужен такой закон, или норма.

Дамира Сабирзянова: В Германии решают вопрос о страховании врачебных ошибок через Медицинскую палату. Они аккредитуют врачей, пропускают во врачебное сообщество. Если он совершил ошибку, и она привела к смерти пациента, определить вину врача должно медицинское сообщество, и наказанием может быть либо лишение его аккредитации, либо понижение по службе. Еще 10 лет назад созданные в регионах России Медицинские палаты взяли на себя роль по повышению профессионализма врачей. Сейчас более 70% медиков Башкирии состоят в наших рядах. Страхование профессиональной ответственности должно проходить как аккредитация, через Палату. Но пока этой функции у Палаты нет, что является пробелом. Мы понимаем, что врач не может работать без ошибок. Но врач не должен сидеть в тюрьме. Он не должен решать спор с пациентом, все споры должны решаться через специалистов.

Если страховать ошибки нужно, то кто будет платить страховку за врачебные ошибки, есть ли ясность?

Радик Курамшин: У нас есть закон 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». И там есть 76-я статья, в которой говорится о том, что медработники имеют право на страхование своей профессиональной ответственности. И статья 79, которая говорит об обязанности медорганизации создать страховую защиту, заключив договор страхования в пользу медработников на случай профессиональных ошибок. Есть две статьи, но они, к сожалению, не работают. Потому что нет механизма страхования – не определен источник. У частных медицинских организаций в этом отношении легче поставлен вопрос. Но у бюджетных – нет средств страховать врачей. В Госдуме решается вопрос о новом законе страхования врачебных ошибок. Обсуждается не один год.

Халиль Тимершин: Страхование должно быть государственной задачей, ведь медицинская помощь – это публичная задача, социальная гарантия. Парламентские слушания закона о страховании врачебных ошибок были не раз. Это обсуждается, но решение все еще не принято. И пока этой нормы нет, врач один на один сталкивается с проблемой.

На данный момент есть примеры страхования личной ответственности врача. Если есть деньги, врач идет в страховую компанию и страхует личную профессиональную ответственность. Иногда частные клиники страхуют профессиональную деятельность либо самой клиники, либо отдельных врачей по тем направлениям, которые считаются наиболее рискованными – хирурги, стоматологи, гинекологи, косметологи.

Второй распространенный вид страхования в медицине – общество взаимного страхования. Такое страхование есть у риелторов, нотариусов, строителей, но он не так развит. (То есть самострахование без участия коммерческих страховых фирм – прим.ред.).

Дамира Сабирзянова: Надо сказать, что Общество – это лицензируемый вид деятельности. Это сложный вопрос. Нацмедпалата в регионах видит такой путь: можно начать страхование и медорганизаций, и физических лиц – в процентном соотношении. Ведь больница не может взять денег и заплатить на страхование из своего бюджета. Кто-то говорит, что врачи сами должны оплачивать страхование ошибок, но врачебное сообщество к этому тоже не готово. Чтобы закон начал свое действие, должна быть поддержка на уровне исполнительной и законодательной власти. Принять правильное решение возможно. Одними эмоциями это не сделать.

Как решают вопрос со страхованием врачебных ошибок за рубежом?

Радик Курамшин: Допуск к профессии за рубежом без страхования в принципе невозможен. Там врач обязательно должен иметь страхование профессиональной ответственности. Врач получает аккредитацию, вступает в Палату. Там очень дорогостоящая страховка, но и зарплаты намного выше наших. И риски там тоже очень высокие. И та ситуация, что происходит у нас сейчас (иски, уголовные дела), там была в 70-е годы прошлого века. Несколько страховых компаний, которые широко работали в этом направлении, обанкротились и ушли с рынка. Потому что это очень серьёзный и убыточный вид деятельности. Такого, чтобы все рвались на этот рынок, нет. Мы, к слову, встречались недавно на круглом столе со страховыми компаниями: и у нас никто не рвется на тот рынок. Первое – потому что отсутствует статистика этих случаев, есть только статистика уголовных дел, а сколько гражданских, это не учитывается. Суммы страховых выплат по делам огромны. И рассчитать их очень сложно.

Халиль Тимершин: За рубежом врач – субъект гражданско-правовой ответственности. У нас же за риски врача отвечает больница. Адвокаты пациентов привлекают больницы к гражданско-правовой ответственности. И требования разные – до 15 миллионов рублей бывают иски (в доковидное время). Если мы введём обязательную персональную ответственность медицинских работников, нам нужно будет определиться, кто у нас субъект гражданско-правовой ответственности, оттуда и плясать, кого страховать и чей риск. Сегодня де-юре и де-факто – это медорганизация. Завтра введут норму, что врач-медработник – субъект, тогда можно будет говорить, кого и что страховать – профессиональную ответственность медорганизаций или врача.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика