пришлите новость

Квартиры за бесценок и усадьба Грекова: как медленно умирает город Башкирии, который мог стать Вторым Баку

19:56, 06 сентября 2021

Мы съездили в Ишимбай, чтобы узнать, как сейчас живут люди в нефтяном раю. И полюбовались на резиденцию градоначальника башкирской столицы.

Квартиры за бесценок и усадьба Грекова: как медленно умирает город Башкирии, который мог стать Вторым Баку

В теории Ишимбай – идеальный город. До Уфы 160 километров, в радиусе 20 километров россыпи речушек и озер. Но слышим мы о нем не так часто, даже в криминальных хрониках он почти не мелькает. Иногда, правда, его потряхивает – например, во время битвы за шиханы. А ведь когда-то городу прочили славу Второго Баку – сто лет назад здесь нашли внушительных объемов залежи нефти.

Но одна изюминка в Ишимбае все же есть – это родина мэра Уфы Сергея Грекова.

Немного истории

На первый взгляд Ишимбай кажется райским уголком – на въезде в город встречает улица Бульварная в обрамлении пирамидальных тополей: ни дать ни взять, курорт. Чистые улочки, неиспорченные граффити, приземистые домишки. Портит картину благолепия лишь воздух – в нем отчетливо слышится флер нефтеперерабатывающих заводов соседнего Салавата, по прямой до него всего 13 километров.

_DSC0841.jpg

Вид на завод в г. Салавате

В прошлом веке Ишимбай называли Вторым Баку. Но сравнение было не с роскошью азиатской нефтяной столицы с ее небоскребами и шикарными отелями – куда тягаться молодому городку с 64 тысячами населения с многовековой историей самого большого города на Кавказе. Речь шла о запасах нефти в открытом здесь месторождении. Нефтепромысел стал первым в Поволжье и на Урале, в годы Великой Отечественной войны каждый пятый танк и самолет заправлялся горючим из ишимбайской нефти.

А вот о поездке в башкирскую столицу нефти заезжий посетитель вспоминает ровным счетом… ничего.

– В 1986–1987 годах несколько раз приезжал в Ишимбай, в командировку на нефтеперерабатывающий завод, – рассказывает изобретатель Евгений Вязовкин. – Городишко маленький, строился в военные годы, полно допотопных двухэтажек, чем-то напоминает Черниковку в Уфе. Здания до того убогие, прямо кошмар. Нет никакой радости побывать там.

Разработка месторождения в середине прошлого столетия дала толчок к строительству в Ишимбае множества заводов и фабрик: развивались нефтянка в различных ее проявлениях и нефтехимия, машиностроение и металлопереработка. Стенки ишимбайской мебельной фабрики стояли едва ли не в каждой квартире республики, а носки, колготки и трикотаж местного производства монополизировали прилавки магазинов.

_DSC0889.jpg

Входная арка Ишимбайской мебельной фабрики

А что сейчас

Рустам Халиуллин несколько лет работал на ишимбайском заводе нефтепереработки, ради карьерного роста через несколько лет перебрался в Нижневартовск.

– Когда я в 1992 году приехал в Ишимбай по окончании института, город жил на советских дрожжах, все работало. Нас с одного потока уехало несколько молодых семей, мы не чувствовали, что живем в какой-то деревне: был кинотеатр, ресторан, – говорит Рустам.

С началом перестройки советский уклад пошел прахом. В 1990 году Ишимбайский нефтеперерабатывающий завод был ликвидирован, часть его территории теперь принадлежит химическому заводу катализаторов. Об ишимбайской промышленности сегодняшних дней Рустам говорит с тоской. Слушаю его, и сразу вспоминаю цитату из советского мультика: «Планета Шелезяка. Полезных ископаемых нет. Воды нет. Растительности нет. Населена роботами».

_DSC0864.jpg

Стены завода АО «МК Витязь»

– Ишимбай-нефть при мне акционировалась, машзавода нет, экспериментальный завод (мобильной и буровой техники – прим. ред.) закрыт, ИЗТМ (завод транспортного машиностроения по производству наземных транспортных средств – прим. ред.) акционировался и стал «Витязем», чулочка и трикотажка дышат на ладан. Те, кто остались там еще работать, гроши получают, – перечисляет антидостижения Ишимбая Рустам. – «Инман», который выпускал манипуляторы, купили австрийцы – единственные, кто в Ишимбае вложился и построил хоть что-то. Ишимбайнефтегаз планировал построить кирпичный завод, но в момент акционирования руководство сменилось, и завод так и не достроили.

_DSC0880.jpg

Заброшенное здание на территории Левобережной промзоны

Глядя на обшарпанные корпуса того самого «Витязя», трудно поверить, что завод по сей день выпускает вездеходы мирового уровня. Тут же, на территории завода, выбитыми окнами чернеет заброшенный корпус, оставшийся от размаха советских времен.

_DSC0848.jpg

Здание АО «Машиностроительная компания «Витязь»

Но если машиностроительному заводу нашли применение, то мебельная фабрика стала никому не нужна: заброшенные здания обветшали, территория завалена металлоломом.

_DSC0887.jpg

Территорию Ишимбайской мебельной фабрики сегодня занимают арендаторы

Ишимбаец про врачей: «Тяжело на них смотреть!

Много нареканий у горожан к медицине. С ишимбайцем Фаритом Рахматуллиным мы сидим в скверике напротив больницы на улице Докучаева, 10, где он сейчас проходит лечение.

_DSC1093.jpg

Корреспондент издания Пруфы.рф Наталья Вязовкина и Фарит Рахматуллин

– Эта долбанная оптимизация довела до того, что работать уже некому, – говорит Рахматуллин. – Медперсонал по 16 часов работает, катастрофически ничего не успевают делать. Я лежу сейчас в больнице – вижу, как они работают, тяжело на них смотреть! Они назвали мне цифры: 6,5 тысячи получают медсестры, врач получает 15 тысяч.

_DSC1101.jpg

Пациенты Ишимбайской центральной районной больницы

– Как можно жить на такие деньги? – невольно восклицаю я.

– Вообще невозможно прожить! Не знаю, почему черная метка лежит на Ишимбае, – пожимает плечами Фарит. – Вот возьмем поликлинику – полтора года идет ремонт! Есть еще вторая поликлиника, она считается районной – на Стахановской, 5, сейчас всех врачей перевезли туда. К терапевтам попасть нельзя, люди стоят в очереди по 42, по 50 с лишним человек. 40 процентов медиков уволилось – уходят в частные клиники. Многие говорят, что их кинули на ковидные выплаты.

– Последние два года нет санитаров в больницах, поэтому, если тяжелого больного или лежачего везти, звонят мне, – рассказывает Григорий Горовой, предводитель ишимбайских грузчиков. Его Фарит позвал стать нашим провожатым по городу. – Перевозим и ковидных.

_DSC1031.jpg

Григорий Горовой

– А обмундирование ковидное вам дают?

– Нет, голыми руками мы не боимся, – улыбается Гриша. – Более того, если раньше люди могли позвонить в скорую, и перевезти своего больного, заплатив 500 рублей, то сейчас такой услуги нет. И люди звонят мне. Если сидячий человек, мы его на такси везем. Если лежачий – в «газелях» на полу, на матрасе.

– На весь город Ишимбай у нас пять скорых, – подхватывает Фарит. – И в Ишимбае скорая не успевает приехать – то в Мелеуз надо, то в Стерлитамак, то в Уфу их отправляют, и получается на дежурстве 1-2 скорых помощи в городе.

_DSC0914.jpg

Величать сквериком унылое место нашей встречи можно с большой натяжкой. Разглядывая его скудное убранство и растительность, с удивлением замечаю троих мужчин и женщину, предающихся у соседней лавочки возлияниям. И это в 11 утра!

– Сейчас хоть алкашей меньше стало, как перестали алкоголь после 10 продавать, – проследив за моим взглядом, отмечает Фарит.

«Работы по городу нет»

Дальше мы отправляемся с Григорием на экскурсию по городу. Первым делом прошу нашего проводника отвести нас в службу занятости: уровень зарплат – важное мерило счастья горожан.

_DSC1140.jpg

Центр занятости в Ишимбае

На входе в центр трудоустройства мы упираемся в стол антиковидного инспектора. После обработки рук и фиксации температуры она направляет нас в стол справок. В пустом здании наши шаги разносятся как удары молотов.

– Какие вакансии есть у вас на сегодняшний день? Я вот, например, журналист.

– Вакансий таких у нас нет, – пожимает плечами инспектор. – Я и по слову «корреспондент» смотрю – ничего. Не обращались сами в наши организации печати? Знаю, что там требуются. Только сразу говорю: зарплата маленькая – меньше 20 тысяч рублей.

– А вообще, в каких рабочих руках сейчас нуждаются предприятия Ишимбая?

– Новая фабрика открывается 1 октября, сейчас идет набор женщин-швей, обучение с последующим трудоустройством. Заработную плату обещают 25 тысяч рублей. Вообще, конечно, работы по городу нет. Предприятия закрываются, люди на учет встают. Смотришь по документам – люди более года не работали официально. Грустно.

_DSC1144.jpg

Пока едем дальше, Григорий раскрывает секрет трудоустройства ишимбайцев:

– Почти все у нас едут работать на север или в Москву.

Две смены в школах и пустующее ПТУ

Следующая остановка – кадетский корпус. По словам Григория, это гордость Ишимбая.

– В прошлом году при поступлении сюда было 5 человек на место, – говорит он. – Из соседних городов сюда едут.

_DSC1134.jpg

Башкирский кадетский корпус ПФО имени Героя России А.В. Доставалова

По словам Григория, ишимбайские школьники учатся в две смены – не хватает школ. А тем временем на проспекте Ленина, прямо напротив Дворца культуры, пустует трехэтажное здание старейшего профучилища в республике, где готовили рабочих для нефтянки, машиностроения, транспорта и легкой промышленности.

_DSC1727.jpg

Здание бывшего профессионального училища № 21

По данным платформы Контрагент.Про, в 2017 году его присоединили к ишимбайскому профессиональному колледжу, но на момент нашего визита здание было под замком. С рассохшихся оконных рам с шелестом облетает краска. Портреты педагогов ПТУ глядят из-за стекла с немым укором.

_DSC1741.jpg

Первый терем Грекова

На соседней улице наше внимание привлек аккуратный домик, оформленный словно терем из сказки: бревна-карандаши, причудливые резные узоры по карнизу и на окнах, яркая крыша.

_DSC1207.jpg

Дом Сергея Грекова - одна из трёх построек на огороженной территории, граничащей с православным храмом

_DSC1187.jpg

Дом Сергея Грекова

– Здесь раньше жил Сергей Греков, теперь, говорят, дом сдают как гостиницу. Но не всем подряд, а «по дружбе» и за большие деньги, поэтому никаких табличек и телефонов для брони нет, – говорит Гриша. – Участок то ли сдвоенный, то ли строенный. Тут же дом его мамы стоит. Чудесная интеллигентная женщина.

_DSC1227.jpg

Дом следующий за домом С. Грекова

Пустырь с лавочками и обед за 100 рублей

Мы переходим улицу Советскую и оказываемся в Центральном парке культуры и отдыха. Когда-то здесь было детское колесо обозрения, американские горки и разные другие аттракционы, сейчас же парк напоминает пустырь с лавочками. Не вывозит ситуацию даже «поющий» фонтан: в день нашего приезда конструкция не работала, внутри чаши бродил рабочий со шваброй и, окуная ее в воду, протирал бортики.

_DSC1319.jpg

– Не обессудьте, – сразу предупреждает Григорий, – в парке уже года два ничего нет. Местный предприниматель пытался было его оживить, но ему киоски то сожгут, то разгромят. Ну и плюнул он на это дело. Как тут весело было! Музыка играла, аттракционы были, прокат сигвеев. Моя девушка, ей 53 года, как девчонка резвилась, хохотала! А сейчас сюда ходить незачем.

_DSC1248.jpg

Надувной батут, детская карусель и городок – вот и все, чем могут довольствоваться горожане в парке.

1_DSC1275.jpg

Уныние, навеянное парком, уравновесило кафе напротив его западного входа. Заходишь, словно к бабушке в гости, и среди полок с книгами, будильников, самоваров и прочих предметов советского быта получаешь недорогой и вкусный обед. Печеночный салат, тушеные кабачки, творожная запеканка и компот обошлись мне в 144 рубля.

_DSC1308.jpg

– Я разбирал гараж и нашел советские бутылки из-под молока – помните, такие были? – улыбается Григорий. – Сложил в авоську и сюда принес.

_DSC1297.jpg

Стены украшают фотографии советских актеров, телевизор на стене крутит «Приключения Электроника»: концепция кафе выстроена на советских дрожжах.

_DSC1313.jpg

Вокзал как символ путешествий

А вот железнодорожного вокзала, с которого в советские времена можно было доехать до Стерлитамака, Уфы, или Оренбурга, в Ишимбае больше нет. Указатель и рельсы остались, здание – тоже, но обслуживают они теперь только товарняки, прибывающие на местный нефтезавод.

_DSC1345.jpg

Железнодорожная станция Ишимбаево

Автовокзал в Ишимбае – отдельная ода ушедшей эпохе. Выцвел, состарился и стал никому не нужен. Собственно, ничего удивительного.

_DSC1370.jpg

Автовокзал г. Ишимбай

– Государственный перевозчик развалился, рынок захватили «бомбилы», а они из любой точки по городу могут забрать, – говорит Григорий.

Колоннада на пустыре

– Идемте, я вам что-то покажу, – заговорщицки подмигивает Гриша.

После посещения автовокзала мы уже не ждем чудес и понуро плетемся за нашим провожатым на городскую набережную.

И я замираю у лестницы, от изумления разинув рот: в долину реки ведет вымощенная плиткой дорога, посреди которой возвышается белоснежная колоннада, а еще через пяток метров – белоснежная ротонда. На общем фоне пустыря композиция выглядит… странно. Упирается мостовая в реку, где в прибрежных корягах плещется мусор.

_DSC1491.jpg

– Ну как, нравится? – вопрошает Гриша, в его голосе слышится подвох. И не зря: – А теперь посмотрите направо: здесь несанкционированная свалка. Когда-то тут добывали гравий, тоже, кстати, несанкционированно, а теперь образовавшиеся карьеры решили завалить.

Мы подходим ближе и разглядываем «начинку» свалки. Строительный мусор, бетонные балки, разлапистые корневища деревьев, срезанный с дороги асфальт – все это добро покоится прямо на городском пляже.

_DSC1535.jpg

Однушка за миллион

Мы поднимаемся с набережной и оказываемся на улице Блохина.

– В этом доме живет наш мэр, Азамат Абдрахманов, – говорит Григорий. – После событий на Куштау жители этого дома чуть не за шкирку его выкидывали. Но пришла полиция и восстановила справедливость.

_DSC1581.jpg

Дом, в котором живёт глава администрации Ишимбайского района Азамат Абдрахманов  

Новостройка, где живет мэр, выглядит достойно: огромные лоджии, затейливый фасад. Мы нашли объявление о продаже квартиры в этом доме. 20 ноября 2020 года трешку на 86 квадратов владелец выставлял на продажу за 3,5 миллиона рублей.

Вообще, квартиры в Ишимбае дешевые. Однушка в хрущевке на центральной улице Губкина выставлена на Авито за 990 тысяч рублей, за типовую двушку в панельной девятиэтажке на проспекте Ленина (тоже центр) просят 2,1 миллиона, трешку там же, в центре, в панельном доме, можно взять за 2,9 миллиона.

Для сравнения, в Уфе однушку в пятиэтажке на улице Российской (географический центр) можно купить на том же Авито за 2,7 миллиона, двушку в панельке на улице Зорге (тоже центр) – за 3,8 миллиона, трешку в хрущевке на проспекте Октября – за 4,1 миллиона рублей.

«Рукожопость мешает сделать правильно»

Площадь перед дворцом культуры выглядит восхитительно. В прошлом году ее модернизировали, установили сухой фонтан со стоком в виде ручья. Сегодня жарко, и на фонтане резвятся дети.

_DSC1695.jpg

Фонтан у Дворца культуры

– Фонтан в тестовом режиме запустили в прошлом году в сентябре. И все нынешнее лето он был на ремонте! Заработал совсем недавно, всего пару недель, – говорит Григорий. – Недочеты, конечно, есть: не сделали подступы к памятникам на аллее героев – вот как подойти, цветы положить? Деньги начинают осваивать, но рукожопость мешает сделать правильно.

_DSC1747.jpg

Аллея героев

«Зачем ресторан, если у горожан нет денег?»

В советские времена в Ишимбае было несколько кинотеатров, но они морально устарели и закрылись, говорит Григорий. Сейчас за новинками киноиндустрии ишимбайцы ходят в единственный кинокомплекс в торговом центре «Ишимбай».

А вот с ресторанами здесь хуже. То есть никак. Закусочных и кафе, где можно перекусить на бегу, достаточно, а ресторана в традиционном русском понимании, со сложными блюдами «от шефа», стильным интерьером и живой музыкой, где можно застрять на несколько часов и не заметить, нет.

Единственный ресторан «Панорама» был на проспекте Ленина, в здании гостиницы «Заря», но он закрыт.

– Его выкупили, новая владелица уже года два как делает ремонт, – говорит Григорий. – Зачем ресторан, если у горожан нет денег?

_DSC1799.jpg

Вход в ресторан «Панорама»

Второй терем Грекова

Но не у всех ишимбайцев с деньгами беда. Как минимум у одного из них, по словам горожан, с финансами порядок.

– Про Грекова у нас говорят – владелец заводов и пароходов, – смеется Фарит.

– Знаю его родственников, люди порядочные, – рассказывает Григорий. – Сам Греков женился, сделал хорошую карьеру, потом развелся. Скупил в Ишимбае все, что мог скупить, за бесценок: универмаг, хлебзавод, кинотеатр «Икар», теплицы, в Биксяново на сельхозугодьях построил коттедж. Другой стоит у него на горе, за Уразбаево.

Добраться до усадьбы можно только на кроссовере – наша машина с крутым каменистым подъемом не справилась, и остаток пути – порядка 3 километров – мы шли пешком.

_DSC1828.jpg

Вид с вершины горы

С вершины горы, где стоит усадьба, виды открываются удивительные – долины, реки, горы видны как на ладони с обзором в 360 градусов. Здесь легко почувствовать себя владыкой.

_DSC1907.jpg

Надпись на входной арке дома Грекова

Усадьба называется «Дом пасечника» и состоит из четырех строений, которые тянутся друг за другом по росту: нижнее приспособлено для сельхозживотных, два средних по убранству похожи на подсобки. Венчает шеренгу построек хозяйский двухэтажный дом, который по стилю перекликается с теремом в Ишимбае: те же кругляши, та же яркая крыша. Но есть и пикантные детали – оба этажа по периметру обнесены верандой и остеклены. Но не абы как, а без рам и от пола до потолка. На задней террасе, нависающей над неприступной скалой, угадывается бассейн. Крыша еще одной постройки, она находится вровень с землей и задрапирована волокном «под травку», – виднеется рядом с домом справа.

_DSC1890.jpg

Дом Сергея Грекова

Дверь дома распахнута настежь, ворот у ограды нет совсем – непрошеных гостей тут явно не боятся.

_DSC1857.jpg

На территории находятся четыре дома и башня

– Это дом Грека, я сезонный рабочий, баранов пасу. Сейчас там нет никого, кроме домработницы. Двери нараспашку? Так там камеры везде, все под охраной, – говорит наш собеседник. – Как внутри в доме, я не знаю – мы отдельно живем. На втором этаже застекленный бассейн. Вода из скважины, электричество центральное. Греков раньше каждый раз приезжал, как мэром стал, редко здесь бывает. При мне он зимой только один раз был.

_DSC1925.jpg

Разговор с пастухом

Как говорится в выписке из Росреестра, усадьба находится на земле сельскохозяйственного назначения. «Виды разрешенного использования: для сельскохозяйственного производства, размещения дома пасечника».

Согласно выписке, площадь усадьбы 9034 квадратных метра, она оформлена на маму Сергея Грекова.




Это первая публикации из серии репортажей Пруфы.рф по городам и районам Башкирии. Мы будем показывать непарадную сторону нашей республики. Просим отозваться неравнодушных горожан, которые готовы стать провожатыми в своем городе и помочь нам рассказать объективно о его проблемах и достижениях. Адрес электронной почты: red@prufy.ru

Следите за нашими новостями в удобном формате - Перейти в Дзен , а также в Telegram «Однажды в Башкирии», где еще больше важного о людях, событиях, явлениях..

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ






важное