пришлите новость

«Не думал, что вызовет такой шквал эмоций»: автор пьесы «Сказ о Кисякбике» высказался о скандале вокруг спектакля

19:27, 13 октября 2021

| c1949

Драматург Михаил Башкиров говорит, что не припомнит в других национальных регионах подобных ситуаций, какая сложилась вокруг спектакля о сожженной башкирке

«Не думал, что вызовет такой шквал эмоций»: автор пьесы «Сказ о Кисякбике» высказался о скандале вокруг спектакля
Фрагмент спектакля

Московский драматург Михаил Башкиров, написавший пьесу «Сказ о Кисякбике» для Стерлитамакского государственного театрально-концертного объединения, прокомментировал на своей странице возникший скандал.

Напомним, работа стерлитамакской труппы после успешно прошедшей премьеры в Уфе была снята с показа. В Минкультуре РБ причиной назвали антиковидные ограничения, в самом театре сказали, что причина техническая, однако, почти сразу стало известно, что спектакль был запрещен к показу властями из-за того, что после просмотра в обществе якобы могут возникнуть конфликты на религиозной и этнической почве. Подробнее об этом читайте в нашем материале.

Михаил Башкиров считает все эти опасения надуманными, а сам спектакль посвящен, по его словам, не идее борьбы за религию, а истории матери, которая борется за своих детей.

Полный вариант его комментария:

1521_oooo.plus.pngВсе последние дни я нахожусь под впечатлением от того, что происходит с нашим спектаклем и от того, что вижу в социальных сетях и СМИ. <..>

Я никогда не мог подумать, что спектакль «Сказ о Кисякбике» вызовет такой шквал из слов и эмоций. Я не хочу говорить о его художественных недостатках и удачах – об этом пусть судят зрители и театральные критики. Но прозвучавшие в адрес создателей спектакля в публичном пространстве упреки в «разжигании» и прочем недопустимы. Прежде всего потому, что ничего из этого в спектакле нет.

Режиссер Борис Манджиев много лет, если не десятилетий, работает с этнокультурным материалом в разных национальных республиках. Я думаю, за эти годы он успел поставить спектакль практически в каждом национальном театре в России. И я думаю, у него хватает с лихвой опыта, такта и деликатности в работе с национальными и религиозными нарративами и как у режиссера, и как у секретаря СТД (стерлитамакского театра драмы – прим.ред.), который занимается проблемами национальных театров в России.

Что касается меня, то так получилось, что я в своей биографии также много работал с национальными театрами и этнической тематикой. Я специально не выбирал себе такой путь, так сложилось. Я писал якутские, калмыцкие, татарские и даже один раз эстонскую пьесу. Вот теперь написал башкирскую (кстати, она не первая, в Уфе идет спектакль «Белое чудо», который мы сделали с тем же Борисом Манджиевым и претензий он ни у кого не вызвал).

Очень-очень часто работа с этническим материалом в театре затрагивает тему идентичности, ее утраты, корней, поиска своего места в современном мире, языка. Мне даже сложно вспомнить хоть какой-нибудь свой спектакль, где не было бы этой проблематики. Она есть практически всегда. И задача искусства проговаривать эту боль, эту травму, разговаривать о ней в форме диалога. Мне даже странно это писать, это же банальность. Я говорю все это и как драматург, и как кандидат исторических наук, который занимается темой сообществ смешанного происхождения. А это, к слову, материя не менее деликатная и тонкая.

Всеобщее внимание почему-то сконцентрировалось на гибели героини на костре. Но для меня и, я думаю, не только для меня – это история о матери, которая борется за своих детей, а не о религии.

В республиках очень часто театр – это оплот национальной культуры и языка. И, я думаю, это логично, что театр интересуется такими историческими фигурами, как Кисякбика, и театр – это место, где говорить об этом уместно. Такие же трагические фигуры есть у многих народов России, и подобные трагические ситуации опять же были и у многих народов России. Об всем этом пишутся книги, снимаются фильмы и ставятся спектакли. Но нигде подобных ситуаций, которая сложилась вокруг спектакля «Сказ о Кисякбике», я не припомню.

Что касается прозвучавших слов о том, что театральные зрители «возьмут в руки автоматы», то это просто за гранью. По этой логике православные зрители фильма «Орда» должны пойти маршем брать Казань, или, может, сразу в Улан-Батор… А читатели «Тараса Бульбы» должны устроить еврейский погром или напасть на польское посольство? Расовые волнения в США происходят не от того, что кто-то когда-то прочитал пьесу О. Уилсона «Ограды» или посмотрел одноименный фильм, а от того, что однажды кто-то кому-то наступает коленом на горло.

Есть и другие примеры. В 1988 году великий режиссер армянского происхождения Параджанов выпустил свой мусульманский фильм «Ашик-Кериб», в том же году в Нагорном Карабахе начались волнения и первые столкновения между армянами и азербайджанцами. Насилие фильм не остановил. Искусство не может «разжечь рознь и вражду», также и не может их затушить, но с помощью искусства можно проговаривать различные общественные и культурные травмы.

Я хочу поддержать команду Стерлитамакского театра, вы проделали большую работу и, надеюсь, она стала творческой удачей для вас и пусть коротким, но сценическим счастьем. Если это так, то это уже не мало.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Знаете больше? Есть информация, которой вы можете поделиться? Напишите нам

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика