пришлите новость

Наталья Павлова: «Когда три дня работаешь без доверия, чувствуешь себя тюремщиком в Алькатрасе»

16:59, 21 сентября 2021

| c2141

Экс-редактор «Коммерсант Башкортостан» поделилась опытом наблюдателя на выборах

Наталья Павлова: «Когда три дня работаешь без доверия, чувствуешь себя тюремщиком в Алькатрасе»
www.facebook.com

Я впервые подписалась на этот экстрим и получила большое удовольствие. Рекомендую адреналинозависимым любителям квестов и драйва.

1. Во-первых, большое мое спасибо Ренату Факиеву и Фёдору Телину – тем самым, которые как бы имели дело – один с организацией, имеющей почетное звание иноагента, а второй – со штабом «берлинского пациента» Навального. Ваши лекции о том, как опознать наперсточников, были очень познавательны, а справочнику иноагентного «Голоса» (организация признана Минюстом РФ иноагентом), где тщательно и понятно расписаны все процедуры голосования, откровенно завидовали члены нашей УИК с правом решающего. Частью этих знаний я щедро с ними делилась.

2. Наш УИК-371 считают в некотором смысле образцовым благодаря шеф-редактору уфимского «Эха» Руслану Валиеву. Он стал членом этой комиссии с правом совещательного голоса, кажется, в 2018 году, и с того времени она внезапно начала показывать выдающиеся результаты голосования: сильно отличающиеся от среднестатистических за «ЕдРо» и по явке по городу и республике.

В составе комиссии в основном учителя лицея №96. По-человечески, конечно, очень некомфортно видеть в них аферистов, относиться как к мошенникам и три дня следить за ловкостью рук.

Но пришлось. Основания: сто бюллетеней, которые в течение пяти минут оказались на предыдущих президентских выборах в урне на этом участке, пока отлучался Руслан.

Предполагаю, что на этих выборах мы наблюдали хорошо, но не отлично, так как некоторые вещи в ходе голосования – не явные, а интуитивно – вызывали у меня сомнения. При этом заявить о нарушении вроде бы не было оснований. Например, при осмотре книги избирателей после закрытия участка, как мне кажется, я видела похожие подписи за полученные бюллетени.

3. «Образцовость» нашего участка была в том, что нас (худо-бедно подготовленных наблюдателей) было на одном участке трое. Только Фёдор Телин стоит нескольких. И еще была студентка Катя. И еще Руслан. Поэтому мы могли рассредоточиться и следить практически за всеми действиями на УИК. Меняться, что важно, когда ты привязан к месту три дня. Считать явку. Действовать сообща при нарушении процедуры.

4. У нас был отличный обзор. Нас, в отличие от других уик, где был полный треш с допуском и соблюдением других прав наблюдателей, не выгоняли. Не удаляли через суд. Реагировали на наши замечания.

Жалоб на нас было две, и обе на Федора, который, будучи юристом и опытным наблюдателем, для членов уик был как красная тряпка для быка. Аллергию руководства комиссии вызывало все: вплоть до того, что голосованию мешает звук счетчика и топание Федора по полу. Сочувствую напряжению членов комиссии.

При этом, как мне показалось, и нам особо рады не были. Стоило Кате подняться на второй этаж школы в поиске туалета, как зампред комиссии стала звать полицию и кричать: «Куда вы смотрите?! А если нам тротил подбросят!». После этого Кате позвонили из деканата аграрного университета и сказали, что комиссия жалуется на ее поведение. Вход на второй этаж позже забаррикадировали скамейками. Указатель на туалет на первом этаже при этом так и не появился.

5. Я уверена, что вбросов в урну от членов комиссии, пока мы были на участке, не было, так как она была под нашим контролем все три дня голосования.

При этом не могу исключить небольшие вбросы со стороны голосовавших. Уверенности в этом нет, но пару раз мне показалось, что свернутые бюллетени имели бОльший вес, чем обычно. Ориентировалась исключительно на скорость и звук их опускания. И эта пара пачек, которые я заметила, как будто не распадалась. Смотрела на них уже в урне, но серьезного утолщения не заметила. В общем, это больше интуитивные догадки.

выборы2.jpg

6. Явку точно нагоняли. Так как участок уже отличился ранее низкой явкой и низкими результатами за «ЕдРо», система подготовилась. Мало того, что у нас на участке с двумя тысячами избирателей было около 400 открепившихся, большая часть которых сотрудники мэрии (где мэрия и где центральный рынок, возле которого наша УИК?!), так и были всплески посещаемости по месту жительства – в основном пожилыми. В пятницу активно фоткались для отчета, и это, конечно, все объясняет. В пятницу было более 500 проголосовавших, в воскресенье около 500. В субботу около сотни.

7. Одно из наших достижений, несомненно, это недопущение масштабного фальшивого голосования на дому. Если верить комиссии, то о таком желании заявили аж 400 человек! Это анриэл! Реестр причем был не бумажный, а электронный, оформлен с нарушениями. После нашего вмешательства (замечание комиссии для добровольного исправления) объём надомников сократился до 27 чел. И те еще в большинстве признавались, что заявки не подавали. Можно было и это обжаловать, но я не стала. На дому, мне показалось, голосовали в основном за КПРФ.

выборы.jpg

8. Некоторые члены комиссии вызвали у меня симпатию: например, секретарь Павел Вячеславович – нормальный такой, цивильный, продвинутый чувак. Не ожидаешь, что выкинет какой-нибудь финт с вбросом или еще чего.

Повторюсь, что работать без доверия к окружающим тебя людям очень сложно. У нас в редакции с этим никогда не было проблем. Ждать, что тебя где-то кинут обманут в тот самый момент, когда ты расслабился, как пластилин, расплылся в чувстве симпатии – ну это стремно очень. А если, как я эти три дня, работаешь без доверия, то чувствуешь себя тюремщиком в Алькатрасе. Даже стойка кремлевского часового характерная появляется. И своеобразное оцепенение от необходимости долго стоять на месте. Ну как у Пелевина с инъекциями богомола.

9. Кто-то из тех самых непонятных наблюдателей, которые были на каждом участке, так наблюдал за ходом голосования на нашей УИК, что потом мы смотрели видео с участка в Telegram-канале «Техас Хабирова». Сам подход – такое, конечно…

Такое же горячее спасибо популярным (ой, звездным, конечно! Чего это я) блогерам, отметившимся у нас на УИК в струящихся полупрозрачных блузках.

Благодаря им, когда у нас на участке пропал инет, мы продолжали верить, что он все-таки существует! И как это принято в нашей стране – одновременно жить в этой и параллельной лучшей реальности. Какие-то госдеповские психиатры могли бы усмотреть в этом диагноз, но для нас это норма. Не беспокойтесь.

Кстати, Общественная палата Республики Башкортостан, вы в курсе, что процедура наблюдения за выборами обычно – даже ради приличия – завершается моментом выдачи копии протокола об итогах голосования, а не закрытием избирательного участка? Может, стоит довести эту информацию до наблюдателей от палаты?

10. Благодарю Руслана, Федора, Катю и других присоединившихся к наблюдению за выборами. Было здорово следить за тем, что вы делаете! Большое удовольствие видеть, как люди не просто читают о косяках системы, но и чувствуют это кожей. И как система начинает трансформироваться под нашим воздействием.

В конце концов, почему тактика «создавай проблемы – получай удовольствие» должна быть привилегией только одной стороны. Хотя я бы предпочла, чтобы этого не было.

11. То ли пред, то ли зампред УИК в разговоре с одним посетителем назвала нас «коммерческими наблюдателями». Ну ок, хотя это ошибочное утверждение (будь я ими, заявила бы, что это клевета, фейк, заведомо недостоверная и порочащая информация). Я работала без оплаты, исключительно из чувства гражданского долга и солидарности.




Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Знаете больше? Есть информация, которой вы можете поделиться? Напишите нам

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика