пришлите новость

Белые бабушки, магазин без водки и один алкоголик: как жить в трезвой деревне в Башкирии

21:28, 26 июля 2017

Белые бабушки, магазин без водки и один алкоголик: как жить в трезвой деревне в Башкирии
Фото: Артур Салимов

Не секрет, чем сегодня живет российская глубинка. Найти деревню, где ведут трезвый образ жизни – сложно, где делами заправляют женщины – тоже нелегко. А найти место, где и не пьют, и царит матриархат, – практически невозможно.

В башкирском Зауралье среди гор и лесов приютился поселок. Совсем крохотный. На 42 дома всего 97 человек. Цветастые заборы с родовыми знаками, аккуратные дворы, мирно пасущиеся буренки и лошади, магазин, школа – кого сегодня этим удивишь? Однако Саиткулово известно во всем Башкортостане. Деревушку изучать приезжают даже федеральные журналисты. Дело в том, что здесь не пьют алкоголь. Никто. Совсем. Жители сами так решили. А заведуют всем агинэйзэр – с башкирского «белые бабушки».


Мыслить трезво

01.jpg

Деревня спряталась в очень живописном месте


Добраться до этой маленькой деревушки не так просто – из столицы Башкирии ехать примерно четыре часа. Мобильная связь здесь почти не ловит, поэтому мы ехали, уставившись в окно, а не в телефон. А за окном леса, горы и повороты, повороты, повороты на кажущемся бесконечным «Тёщином языке».

 В деревне совсем позабыли, что такое суицид. Последний случился 30 лет назад – покончил с собой единственный местный алкоголик.Встретил нас на въезде в деревню глава поселения Фуат Махмутов. Мужчины в этом месте – редкость. В основном все уезжают на заработки либо просто бегут в ближайшие города. Фуат остался тут, теперь следит за порядком, старается. 

11.jpg

В деревне детей немного


Саиткулово уже около 300 лет. В нем живут преимущественно башкиры из рода тамьян. Трезвой традиции придерживались еще с древнейших времен. Боялись деградации народа. Пьянство начало процветать лишь в 60-х годах прошлого века. 

«Ну, там нас заставили, отчеты, колхозы», – вздыхает глава поселения Фуат Махмутов. После «темного времени» пришлось все восстанавливать с самого начала.


03.jpg

Здесь активно занимаются коневодством


Глава поселения рассказывает, что искореняли пьянство общественным порицанием. Даже сейчас здесь осталось два кладбища – одно для самоубийц и тех, кто пил и курил, второе для благопристойных селян. Сегодня в деревне давно уже нет суицида. Последний случился 30 лет назад – покончил с собой живший тогда единственный местный алкоголик.

– Здесь практически все многодетные. Если мужик не пьет, то ему доверяют продолжать род, вот у меня пятеро детей. В деревне как таковой работы нет. Официальной. Люди зарабатывают плотничеством, коневодством, выращивают овощи, в общем, работают руками. Делают и продают все, что продается, – хотите сруб, хотите веник. Все можно сделать. Школа у нас пока есть, но если детей станет меньше, то ее закроют. Сейчас у нас учатся до четвертого класса, затем уже переводятся в районную школу, – рассказывает глава.

09.jpg

Глава поселения Фуат Махмутов не пьет и другим не советует


На вопрос о том, как тут развлекаются, Фуат Махмутов вздохнул и сказал, что развлекаться им, в принципе, некогда – работы много, жить-то надо. А потом подчеркнул еще раз, что все праздники и веселье, которое есть, традиционно обходятся без алкоголя. Даже свадьбы и юбилеи.

 Главными борцами с алкоголизмом стали старейшины. За порядком строго следят агинэйзэр.

Фуат уверен: чтобы добиться такого же в других районах сейчас, одних традиций и культуры мало. Для этого нужно менять законы. 

– А мы пока справляемся через общественное давление, честно говоря. Искореняем спекулянтов. Пара молодчиков собирается, а потом этого человека, который водку продает, ловят и говорят, что так нельзя», – поделился секретом наш собеседник.


По завету старейшин



04.jpg

Василя Садыкова первой подняла вопрос о сухом законе в Саиткулово


Однако главными борцами с алкоголизмом стали старейшины. За порядком строго следят агинэйзэр (в переводе с башкирского «белые бабушки». Слово старейшины – закон, его нарушать нельзя. Именно эти женщины устанавливают порядки, следят за нравственностью односельчан.

Самый главный борец – Василя Садыкова. Василя всегда относилась к алкоголю с презрением. Даже в самые запойные годы старалась оградить молодежь от пьянства. Сама алкоголю предпочитает кумыс, чай и бузу. Вместе с ней в деревне остались еще несколько агинэйзэр.


06.jpg

Честно сказать, сначала она с нами разговаривать не очень хотела, а потом смягчилась


– Для башкир слово «белый» означает что-то абсолютное. Агинэй раньше считалась почти святым человеком – религию хорошо знала, умела лечить, ее слово – закон. Это Василя инэй объявила село трезвым. Ее как только не критиковали, но выстояла – она почти святая, – объясняет наш проводник.

Дом Васили инэй стоит прямо посреди деревни. Большой и чистый двор, собаки нет, зато есть красивый, огромный кот. В избушке женщины чисто и уютно, везде резная мебель, сундуки, расшитые подушки и вязаные салфетки.

07.jpg

Василя Садыкова переехала в деревню в 16 лет, когда вышла замуж за сына основоположника народного образования в деревне


Она переехала в эту деревню после того, как вышла замуж за сына первого учителя и основоположника народного образования в деревне Мухамета Садыкова. У них родилось пятеро детей. Сейчас Василя инэй живет одна, все дети разъехались. Но женщина не горюет – дел полно, тосковать нет времени. Встает с рассветом, читает намаз, следит за порядком в доме и деревне, пишет стихи и рассказы.

10.jpg

Василя инэй очень хвалит Фуата, говорит, что он опора


– У меня и отец такой был, мы всегда понимали пагубность алкоголя. Я всей душой чувствовала, что мы идем неправильным путем, поэтому и подняла вопрос о сухом законе. Просто не смогла спокойно смотреть, как спиваются односельчане. Сначала было нелегко, а потом поднимали деревню все вместе, – рассказывает наша собеседница.

– Она – душа деревни, – добавил Фуат.

Рядом с Василей инэй, в соседнем доме, живет еще одна из агинэйзэр. Ашуре Миниахметовой 83 года. Мы застали старушку во время подготовки к встрече одноклассниц – 65 лет со дня окончания школы, юбилей. Сгорбленная Ашура инэй шустро передвигалась по дому, все пыталась угостить нас чаем, поделилась, что очень волнуется перед предстоящим праздником. Она всю жизнь работала продавцом в магазине, рассказала, что когда-то там продавалось спиртное, да только не покупал никто. 

Василя инэй печально отметила, что сейчас магазин взяла в аренду предприниматель из соседнего района и прямо напротив окна старейшины пытается втихаря продавать алкоголь.

15.jpg

Ашуре Миниахметовой 83 года. Она вместе с Василей Садыковой боролась за трезвость


– Мы все вместе боролись за трезвость, все женщины, жили ведь как одна семья. Сейчас нас всего семеро осталось. Все началось с того, что мы решили не пить по окончании забоя скота, так все пошло и поехало, – рассказывает Ашура инэй.



К слову, магазин в деревне все еще работает, но, как уверяют местные жители, никакого алкоголя там не продается. Василя инэй печально отметила, что сейчас магазин взяла в аренду предприниматель из соседнего района и прямо напротив окна старейшины все же пытается втихаря продавать алкоголь.


Великий женсовет


12.jpg

Деревня Ишкильдино тоже считается трезвой


Вообще считается, что трезвых деревень в Абзелиловском районе несколько –Саиткулово, Ишкильдино, Кирдасово. Отличает их всех не только отказ от алкоголя, но и еще то, что всем в деревнях правит женсовет. В него входят фельдшеры, главы сельских клубов, доярки, повара и просто неравнодушные. Вместе решают, как поднять молодежь, как наставить односельчан на путь истинный.

20.jpg

Большинство заборов в Ишкильдино расписные


Нурия Усманова работает фельдшером в Ишкильдино уже 31 год, она единственный медик на две деревни. Так же, как и Василя, выступает за трезвость двумя руками. Сетует на то, что молодые начали пить пиво, говорит, раньше такого не было. Пиво здесь – настоящий бич.


13.jpg

                                 Фельдшер Нурия Усманова состоит в местном женсовете

– У нас так принято уже давно, в других деревнях такого нет. Мы на женсовете каждый год ставим себе план, хотим сделать село здоровым, думаем, как наставить подростков. Я разговариваю с девочками на тему женского здоровья, полового созревания, –рассказывает медик.

– Покоя не дают, – смеется Фуат.


14.jpg

                                  Она говорит, что главный бич деревни – пиво

Мы вышли из медпункта, дошли до конца улицы и остановились, уставившись на выложенную камнями на ближайшем холме надпись «спокойствие». Глава сельсовета в это время рассуждал о религии, о том, как в Ишкильдино не любят пить алкоголь, о расписных заборах, рассказал о пожаре и как его потушили всей деревней. Пару раз снова поворчал, что нет закона о трезвости.


22.jpg

Местные жители гордятся окружающей природой


– Как назло, попался, – прокомментировал глава сельсовета появление местного не совсем трезвого жителя. – У нас вот в Ишкильдино алкаш один-единственный. Мастер на все руки, все ведь может сделать, а пьет. Фуат сплюнул, постоял еще немного рядом с нами, а потом отправился на очень важное совещание. Говорит, что, похоже, колхозы опять будут возвращать, это его и тревожит.


18.jpg

                       Сагита считают «единственным алкашом в деревне»


Он ушел, а мы отправились разговаривать с «единственным алкашом в деревне». Оказалось, что его зовут Сагит. Живет в Ишкильдино с самого рождения, ему тут нравится. Работал всю жизнь скотником, сейчас временно остался без дела. Да, бывает, что выпивает, но один никогда, только с друзьями. К феномену трезвой деревни относится нормально. В общем-то, было похоже, что его это не тревожит совсем.

– Ругают меня за выпивку, говорят: «Не пей». Когда я трезвый, говорят: «Работу найди». Живу один, были дети и жена, но разошлись, – рассказал Сагит.

21.jpg

А чуть позже мы встретили этого мужчину. Он подтвердил, что деревня трезвая, но вчера он выпил в виде исключения. Все-таки 40 лет – юбилей


Поговорил с нами немного и ушел, сказал, что у него дела. Мы побродили еще по деревне, поизучали местный колорит и уехали. Дорога пролегала через тот же «Тещин язык», за окном мелькали бесконечные леса и поля, а в голове крутился вопрос: «Есть ли в Башкирии трезвые деревни?».

17.png

Пиво – главный бич деревни


Читайте также


Следите за нашими новостями в удобном формате - Перейти в Дзен , а также в Telegram «Однажды в Башкирии», где еще больше важного о людях, событиях, явлениях..

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ






важное