пришлите новость

«Она была душой села!» Репортаж из деревни в Башкирии, где мама с детьми сорвались в реку

14:23, 11 декабря 2023

Как в глухой деревне в Башкирии с шаткого моста сорвалась женщина с детьми. А чиновники во всем обвинили маму

«Она была душой села!» Репортаж из деревни в Башкирии, где мама с детьми сорвались в реку
Фото автора

Лесистые горы, изгибистая река и деревянный висячий мост посередине с низко летающими над водой черными птицами, – такой встречает нас башкирская деревня Азнагулово, относящаяся к Серменевскому сельсовету Белорецкого района Башкирии. Вечером 24 ноября этот самый мост нужно было пересечь на автомобиле женщине с двумя маленькими детьми – мальчиком и девочкой. Но до берега они не доехали – машина сорвалась в реку Белую. Все погибли…

Работники местного магазина, который стоит прямо у моста, стали одними из первых свидетелей происшествия.

– Примерно без десяти семь дочь сообщила, что какая-то машина лежит колесами вверх. Мы сразу побежали туда, – вспоминает продавец Мадина Абдуллина.

photo_2023-12-11_12-56-15 (2).jpg

Новость молниеносно разнеслась по селу. На берегу собрались мужчины.

Районный агроном Вакиль Якупов подъехал на тракторе, который еще не успел заглушить, вернувшись с работы.

Побежал к берегу и Алишер Хамитов, мастер с пилорамы. То, что он увидел, не поддается описанию простыми словами. Это была его «Шкода», на которой его жена Гульсибар, местный библиотекарь, уехала на ту сторону села вместе с детьми, пятилетним Арсеном и семилетней Кариной, на последнюю репетицию перед праздничным концертом, посвященным Дню матери…

Собравшиеся полезли в ледяную воду, пытаясь вытащить автомобиль руками. Не получилось. Прицепили машину тросом к трактору – только тогда удалось перевернуть авто и выволочь его на берег. Находящиеся в машине женщина и дети были уже мертвы.

photo_2023-12-11_12-56-16.jpg

Вакиль Якупов (на фото) попытался сделать Гульсибар искусственное дыхание. Но все было напрасно. Она погибла мгновенно от перелома шейных позвонков. В ее легких воды не было. Дети, по всей видимости, когда машина оказалась в реке, были еще живы, но погибли от переохлаждения, наглотавшись речной воды…

Глава республики Радий Хабиров на прямой линии с народом, которая прошла спустя 5 дней после трагедии, довольно цинично прокомментировал это событие:

– Я с такой болью эту историю прочитал, это в Белорецком, вроде, районе: мама двоих детей, 5 и 7 лет, поехала по пешеходному мосту. Ну, наверное, было удобнее ей так, и всё! И себя погубила, и детей погубила. Ну, очень часто такое, надо голову на плечах иметь.

photo_2023-12-11_12-56-12.jpg  

«Я потерял все!»

Дорога в Азнагулово – только одна: с трассы в сторону Белорецка надо повернуть с Серменево и проехать еще 8 км по асфальтированной дороге вдоль лесистых Уральских гор с одной стороны и реки Белой – с другой. Само село разрезает река – большая часть домов остается на той стороне хлипкого пешеходного моста. Все магазины, дорога, школа, Серменево и Белорецк остаются по одну сторону, а по другую – сельский клуб, ФАП и библиотека. При этом село – единое, его части неразрывно связаны друг с другом и постоянно сообщаются. В настоящее время в деревне проживают 315 человек, в том числе 79 детей. На левобережной части 40 подворий, на правой – 41 хозяйство.

Пешеходный мост-убийца выглядит жутковато. На натянутых тросах – деревянный настил с просветами, сбоку – слабая сеточка, которая ничем не прикреплена и болтается снизу. Неподготовленному человеку даже идти по такому мосту страшно. А еще он качается от движения…




Дом погибшей семьи находится недалеко от магазина, со стороны трассы. Во дворе своего дома встречает нас супруг Гульсибар – Алишер Хамитов – молодой статный татарин в синей спецовке. В доме как раз готовят поминальный стол по погибшим. По мусульманскому обычаю – семь дней после смерти.

Мужчина явно потерян. Не может подобрать слов, постоянно повторяет одно:

­– Я потерял все…

photo_2023-12-11_12-56-17 (2).jpg

История любви семейной пары началась в Уфе. Родом мужчина из Узбекистана – из города Хорезма. В Башкирии оказался после того как его бабушку-татарку разбил паралич – пришлось сюда приехать, чтобы помогать матери ухаживать за бабушкой. Работал в Уфе на стройке. Часто заходил пообедать в турецкое кафе «Эврен» на проспекте Октября. Там и приглянулась ему красивая башкирка с необычным именем Гульсибар, что значит «прекрасный цветок». Она работала в «Эврене» поваром и раздатчицей одновременно. Молодые люди полюбили друг друга. Решили создать семью. А потом поехали жить в родную для Гульсибар деревню Азнагулово, где родительский дом после смерти мамы стоял заброшенный. Отремонтировали его внутри. Построили рядом просторную баню. В доме зазвенели детские голоса. Сначала родилась Карина, которой 7 декабря исполнилось бы семь лет, а затем через два года Арсен. Сейчас в детской стоит осиротевшая двухъярусная кровать.

Алишер рассказывал, что жили они с Гульсибар хорошо. Любили друг друга. Мечтали построить новый дом, а на месте старого разбить сад.

Местные жители вторят – Алишер очень работящий, непьющий мужчина. Любящий муж и папа.

И вот за долю секунды все рухнуло.

– Кого вы вините в случившемся? – спрашиваем самого Алишера.

– Мост! Вернее, отсутствие нормальной автомобильной переправы – отвечает мужчина. 

photo_2023-12-11_12-56-12 (2).jpg

Дом погибшей семьи

Первые звоночки

Сигналы о том, что мост очень опасен, появились еще в прошлом году, после того как глава администрации убрал деревянные ограждения-перила, за которые хотя бы можно было держаться, и повесил пластиковую сетку, которая ни от чего не спасет. В результате прошлой зимой с моста упала беременная женщина. Ее спас от гибели снежный сугроб, но копчик женщина все же сломала и пролежала дома целый месяц.

Про эту историю рассказала продавец магазина у моста Мадина Абдуллина.

photo_2023-12-11_14-50-28.jpg

– Беременная седьмым ребенком мама уже шестерых мальчиков набрала у меня в магазине два тяжелых пакета продуктов. Обе руки у нее были заняты. На мосту она поскользнулась на льду, упала – и под сеткой вылетела с моста прямо на лед реки, покрытый снегом. Хорошо, что у нее с собой был мобильник. Она позвонила по телефону и попросила о помощи. Да и лед уже встал.

Чуть не упали в реку и два автомобиля. Одним управлял мужчина, другим – женщина. Они повисли на сетке над пропастью над водой. Их удалось вытащить – тогда обошлось без жертв. И терпеливые жители никуда не стали жаловаться. А глава сельсовета посоветовал им носить… валенки при переходе через мост, чтобы не скользили. Вот и все!

Как говорится, пока гром не грянет. Но гром все же грянул!

Новый проект.jpg

Гульсибар в День матери готовила праздничный концерт. Она спешила на последнюю репетицию в клуб. Маленьких детей взяла с собой, потому что муж был на работе и оставить их было не с кем. Да и в концерте принимали участие и ее дети.

Дело в том, что сельская библиотека и клуб, где она работала, находятся на другом, левом, берегу реки Белой, которая разрезает Азнагулово на две части. И единственной возможностью перебраться на тот берег был дощатый пешеходный мост, по которому вот уже пятнадцать лет жители Азнагулово вынуждены были ездить и на автомобилях, постоянно рискуя жизнью. Другой альтернативы попасть на ту сторону в деревне просто нет. По мосту ездили все, по словам местных жителей, в том числе и начальство – например, глава Серменевского сельсовета Аетбай Забирович Аюпов, уроженец Азнагулово. До того как возглавить сельсовет, Аюпов работал директором азнагуловской школы-девятилетки, которая также находилась за мостом на том берегу реки.

По мосту ездили на «большую землю» и обратно на работу, за продуктами в магазин, в гости друг к другу, на дискотеку в клуб, в местный ФАП – фельдшерский пункт. Ездили, несмотря на то, что зимой по нему не то, что ездить, но и просто ходить опасно и страшно…

«Хабиров просто не знает о ситуации»

Смертельное происшествие потрясло азнагуловцев, и они начали бить во все колокола. Записали видеообращение к Радию Хабирову, послали обращение главе республики и в письменном виде. По мнению жителей, «Хабиров, видимо, не в курсе катастрофической ситуации с мостом, а письма до главы республики просто не доходят…» Вот и позволил себе по поводу погибшей женщины сказать, мол, головой надо было думать и не делать так, как ей удобней.

Всю злость сельчане направили на главу сельсовета – Аюпова.

photo_2023-12-11_12-56-13.jpg

Сетка, которая не удержала авто на мосту

– Чиновник не хочет услышать нас, жителей села, в соцсетях на своей странице пытается оскорбить активистов, которые поднимают проблемы села, что-то пытаются сделать для развития, – жалуются они Хабирову в видеообращении. – Напомните нашим чиновникам, что они на эти посты избраны работать для людей, чтобы мы могли спокойно работать, растить детей и просто жить! Сейчас нам страшно и обидно, что несмотря на сложные ситуации в стране, строятся школы, дороги, мосты, дома, но, к сожалению, только в больших городах и поселках. А мы? В чем наша вина? В том, что практически все жители села родились и выросли здесь и хотят растить детей здесь, на своей малой родине, где родились и жили их предки? Мы очень надеемся, что Вы нас услышали и поможете нам!

Письма жители, действительно, писали, и давно. Возбуждено было даже дело. Еще в 2014 году было вынесено решение, обязывающее администрацию Белорецкого района построить мост.

Не только Хабиров сделал виноватой в трагедии саму маму. Не менее цинично повел себя и глава Белорецкого района – Андрей Иванюта. На своей странице во «ВКонтакте» он прокомментировал историю в негативном оттенке по отношению к женщине.

«Женщина за рулем легкового автомобиля, лишенная водительских прав в апреле этого года, с двумя детьми поехала по пешеходному подвесному мосту через реку Белую и не справилась с управлением. Машина упала в реку. Семья погибла», — написал глава района.

Далее в посте Иванюта пояснил, как вышло так, что водители авто, подвергая риску себя и пассажиров, были вынуждены ездить по ветхому пешеходному мосту. По его словам, из бюджета Башкирии дважды выделялись деньги на строительство нового автомобильного моста, однако якобы ни один из подрядчиков не согласился строить мост – из-за недостаточного финансирования. А выделено было аж 50 млн рублей. 

«Проект для отмазки»

Мост через реку Белую в Азнагулово был построен в 1990 году за счет средств колхоза им. Калинина, без соответствующей проектно-сметной документации. Длина моста составила 115 метров, ширина – 3 метра. 

В 2018-2020 годах по заказу администрации Белорецкого района был подготовлен проект моста стоимостью 5,5 млн рублей. Исполнитель – уфимский ООО «ДорПроект». Сметная стоимость объекта тогда составила 61 005 860 рублей – об этом пишут в своем обращении жители. 

В то же время Иванюта говорил о выделении 50 млн рублей. Однако на эту сумму по торгам никто не заявился.

– Вопрос здесь даже не в том, «много или мало это – 50 млн рублей?» – на эти деньги можно было хоть что-то построить, гораздо более безопасное, может быть, и не очень красивое, как уфимские мосты через Белую. Дело в том, что 50 млн рублей – абсолютно неинтересная цифра для строительства. Заработок не такой, как они миллиардами осваивают на уфимских мостах. Могли ли они сделать какими-то своими способами? Нет, есть очень жесткие требования, жесткий проект. Мост такого размера они сами сделать не могли. <…> Если деньги реально выделялись и были потрачены нецелевым способом, то там будет уголовка. Но, опять же, на уровне местного органа исполнительной власти. На их уровне кого-то найдут, какого-нибудь «зама зама», и его показательно «расстреляют», если, конечно, об этом все не забудут, – считает транспортный эксперт Олег Арефьев.

photo_2023-12-11_12-56-11 (3).jpg

На дощатом мосту видны щели

Уже после трагедии на строительство моста в Азнагулово были выделены аж 90 миллионов.

Местные жители говорят:

– Зачем нам такой огромный и дорогой мост? Нам нужен простой мост, пусть и недорогой, но такой, чтобы по нему можно было и на машине проезжать. И как можно быстрее, пока не появились новые жертвы моста-убийцы.

Но власти отвечают азнагуловцам, мол, на этот проект уже сделана экспертиза. На которую уже потрачено семь миллионов рублей, поэтому изменить проект невозможно…

Значит ли это, что построить мост без «навара» никто не хочет даже после трагедии? Вопрос без ответа. 

Село лишилось души

Местные жители про Гульсибар говорят только хорошее: активистка, запевала, затейница, выдумщица, творческая личность. Многие знали про нее и в районе. Побеждала на конкурсах, танцевала, организовывала различные мероприятия.

– Без нее Азнагулово будто лишилось своей души, – говорят местные жители.

И жалуются, что Аюпов вообще многих азнагуловцев «опускал» на своей странице, писал нелестные характеристики про их личные качества. И это, конечно, всем очень не нравится.

Публично обижал он и Гульсибар еще при жизни – Алишер за это даже хотел разобраться с главой по-мужски, но сама Гульсибар запретила.

На похороны семьи глава сельсовета не пришел. И даже соболезнования не выразил, не то, что помощь оказать.

– Шайтан он! – в сердцах выразился Алишер. – Как-то летом я работал на пилораме рядом с его домом. Зашел, попросил у него воды – чай попить. Так он воды даже не дал! И колодец свой на замок закрывает от людей. Может, конечно, он так плохо относится ко мне из-за того, что я не местный? – выразил на прощание свое мнение мужчина. – Но мы, местные или не местные – все люди. И все рано или поздно предстанем перед Аллахом и перед его судом. Хотя он не боится этого суда – он неверующий…

Впрочем, не только Алишер Хамитов, но и все азнагуловцы, с кем я говорила, очень недовольны работой главы администрации сельского поселения.

Он, конечно, умный образованный. Но очень уж злой и эгоистичный, все норовит себе что-нибудь в карман положить, – наперебой и хором рассказывали местные жители. Школу снес, железо с крыши себе забрал и, видимо, продал.

Мог бы делянку леса выделить, чтобы мы сами смогли мост подновить, перила поставить для безопасности. Или хотя бы тросы по бокам натянул, чтобы было за что держаться, а не эти «сопли», которые он повесил для виду…

Газовики недавно здесь трассу тянули. Мог бы две трубы у них попросить, как-то закрепить мост, чтобы он не шатался.

Могли бы наши чиновники выделить человека, который хотя бы песком мост посыпал, чтобы люди не скользили и не падали. Старшие дети одни ведь из школы возвращаются!

После смертельного происшествия Аюпов приехал в Азнагулово, поставил бетонные блоки на входе на мост и в приказном тоне запретил по мосту ездить, даже не предупредив людей, живущих на другой стороне. Они хотя бы свои автомобили перегнали бы на другую сторону. А теперь даже на работу не могут ездить, оказались полностью отрезанными от «большой земли».

Инвалид на той стороне живет, он не может ходить, только на «Оке» и ездил в магазин за продуктами. Что теперь с ним будет?

Маленькие дети, школьники младших классов, по утрам стоят, мерзнут на остановке под дождем, под снегом. Хоть бы какое укрытие построил для них…

Мост автомобильный, нормальный у нас был. А он его снес. Зачем?

Историю села переписал, забыв про уважаемых людей… 

Дома главы района не оказалось. Получить его комментарий не удалось.

photo_2023-12-11_14-18-35.jpg

Дом главы сельсовета (в Серменево)

Кто будет наказан?

 – Сейчас, когда машина упала, конечно, будут возбуждены уголовные дела, подняты документы и, скорее всего, на «условку» кто-то уйдет, найдут какого-нибудь «стрелочника». Но, если бы никто не свалился, они могли бы просто там поставить блок, и ответственности никто не нес бы вообще. «Отрезанное» население могло бы бесконечно писать письма, и на них шла бы отписка – «отсутствие бюджетного обеспечения». Это – золотая фраза, которой чиновники открещиваются от любой проблемы. Я знаю, как работает система. И ни прокуратура, никто их наказать не может – «мы хотим сделать, но денег нет, всё», – комментирует эксперт по транспорту Олег Арефьев.

photo_2023-12-11_12-56-12 (3).jpg

Женщина идет на мост с санями / Другой дороги нет



Следите за нашими новостями в удобном формате - Перейти в Дзен , а также в Telegram «Однажды в Башкирии», где еще больше важного о людях, событиях, явлениях..

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ






важное