пришлите новость

«Хабиров опорочит имя?»: идею назвать скандальный Восточный выезд именем Рахимова осудили в Башкирии

18:00, 09 октября 2023

Общественность республики возмущается: почему решение назвать восточный выезд именем Рахимова не вынесли на обсуждение?

«Хабиров опорочит имя?»: идею назвать скандальный Восточный выезд именем Рахимова осудили в Башкирии
Фото Муртазы Рахимова из личного архива

В день прощания с Муртазой Рахимовым, 13 января этого года, Уфу посетил Президент России Владимир Путин – и обратился с просьбой к Радию Хабирову достойно увековечить память Первого Президента Республики Башкортостан. Хабиров пообещал.

И на днях стало известно, что уфимская мэрия рассмотрит инициативу о присвоении имени Муртазы Рахимова скандальному Восточному выезду, а если быть точнее – дороге, которая входит в проект. Еще мэрия рассматривает вариант назвать именем Рахимова куцый участок улицы в микрорайоне «Кузнецовский затон» – эта идея выглядит еще менее привлекательно. Кажется, будто власти пытаются изобразить Восточный выезд «меньшим злом».

Скандалы с Восточным выездом

Строительство Восточного выезда из Уфы – «большая стройка» Хабирова. Дорогу планируется преподнести в подарок городу на 450-летие. Еще с самого момента «разморозки» объект сопровождается скандалами и вызывает опасения многих экспертов. Так, ранее мы писали, что стоимость объекта составляет 33 млрд рублей, 24 из которых – федеральные деньги. Еще 9 предоставил концессионер, банк «ВТБ», по соглашению с которым республика должна будет платить за это по 2 млрд рублей в год в течение 25 лет. Из-за этого обстоятельства проезд будет платным для водителей, которые недоумевают, зачем нужна платная дорога, когда есть бесплатная объездная? Но и при таких условиях не все идет гладко. Недавно стройку посещал вице-президент «ВТБ» Юрий Молчанов, как предполагают эксперты, чтобы оценить проблемный объект, который он финансирует. Мало того – выяснилось, что подрядчик строительства моста «Лимакмаращавтодороги» задолжал миллионы рублей фирме, связанной со структурами бизнесмена Романа Абрамовича. И, как вишенка на торте – уголовное дело, возбужденное по факту смерти человека на этом объекте.

Расследование другого уголовного дела, связанного с Восточным выездом, идет прямо сейчас. Руководителя ГКУ РБ «Центр организации дорожного движения» Мансафа Низакаева подозревают в получении взятки в особо крупном размере. Предположительно – за то, чтобы скрыть дефекты дорожного полотна, он взял автомобиль, принадлежащий одному из подрядчиков Восточного выезда, и пользовался им в личных целях. В настоящее время Низакаев находится под стражей.

С увековечиванием все не так гладко

Если Хабиров, связывая имя Муртазы Рахимова с проблемным и скандальным объектом, выполняет просьбу Владимира Путина, хочется спросить: а как обстоят дела с другими проектами по увековечиванию его памяти? Как стало известно нашему изданию, коллектив под руководством вице-президента АН РБ Александра Дегтярева, разрабатывающий биографическую энциклопедию Муртазы Рахимова, делает свою работу даже без финансирования.

Тем временем, инициатива присвоения скандальному восточному выезду имени Муртазы Рахимова встретила ожесточенный протест у общественности. Так, транспортный эксперт нашего издания Олег Арефьев считает, что Муртаза Рахимов достоин лучших упоминаний, чем в одном ряду с объектом, «связанным с серыми схемами, с непонятными перспективами и сложной судьбой».

Полоскать имя Рахимова в шлейфе скандалов?

Олег Арефьев утверждает, что проблемы и скандалы Восточного выезда только начинаются – и впереди у проекта их еще много.

– С Восточным выездом в дальнейшем у нас будет определенное количество сложностей в любом случае, и все это уже понимают. Объект будет довольно проблемным в перспективе с точки зрения эксплуатации, бюджетных затрат. Не исключены и разные судебные разбирательства по итогу, – считает Олег Арефьев. – Тем более, что уфимская сторона пока не торопится исполнять обязательства по строительству своего участка. Я думаю, Муртаза Губайдуллович заслуживает, чтобы его именем назвали улицу, не связанную с какими-то серыми схемами, непонятными перспективами и сложной судьбой.

По словам эксперта, существует риск того, что Башкирия попросту не сможет рассчитаться перед кредитором за этот проект.

– То, что Восточный выезд будет платным – это одно, но, если бы он был при этом удобным и востребованным, я не думаю, что вопрос платности людей напрягал бы, – полагает эксперт. – Проблемы будут в том, что мы естественно не будем достигать расчетного пассажиропотока – там просто негде его взять. Насколько я помню, там посчитали, что будет нагрузка в 20 тысяч автомобилей в сутки – это вообще недостижимо, потому что даже в пике на санкт-петербургской платной трассе проходит в среднем меньше. И, естественно, необходимость затрат из бюджета будет очень серьезная – скорее всего, какое-то время республика будет платить, а потом не сможет. Не просто так приезжал глава ВТБ – там есть какие-то серьезные проблемы, которые нам сейчас не показывают. Возможно, касающиеся окончания строительства и запуска.

Отметим, что, согласно утвержденному премьер-министром Башкирии Андреем Назаровым тарифу за проезд по платным дорогам Башкирии, стоимость будет зависеть от категории ТС и других факторов. Восточный выезд состоит из 12 километров дороги, моста длиной в 2,7 км и тоннеля длиной в 1,2 км. При этом, проезд по обычным дорогам будет стоить от 3 до 9,5 рублей за километр, а за проезд по искусственным сооружениям – от 21 до 66 рублей за километр. Таким образом, стоимость проезда составит от 36 до 114 рублей за дорогу и от 82 до 259 рублей за мост с тоннелем.

При этом отдельно указана стоимость проезда по дорогам, построенным по концессии, как в случае с Восточным выездом. И она – значительно выше. При средней стоимости проезда по километру такой дороги от 12 до 38,5 рублей проезд по дороге Восточного выезда обойдется водителю уже от 144 до 462 рублей, а по мосту с тоннелем – от 327 до 1049 рублей. Весь путь по Восточному выезду будет стоить от 471 до 1511 рублей.

Эксперт полагает, что объекту следует оставить название «Восточный выезд», чтобы с ним он встретил свою судьбу.

– То есть, определенный шлейф скандалов, мелких, крупных, более серьезных, связанных с этим Восточным выездом, будет тянуться очень долго. И это будет упоминаться в канве с именем Муртазы Губайдулловича. Но он достоин более хорошей памяти, – говорит эксперт. – Не совсем логично называть именем Рахимова выезд. Вот он есть «Восточный выезд», и есть смысл это название оставить, чтобы оно с ним жило и терпело все, что происходит.

Олег Арефьев также обращает внимание на то, что нелогично давать имя объекту, который пока что республике не принадлежит. И не будет – пока за него целиком не заплатят. То есть – в ближайшие десятки лет.

– Проблема еще в том, что выезд этот пока республике по факту не совсем принадлежит, он принадлежит отчасти концессионеру до момента его передачи республике, – замечает транспортный эксперт. – Есть соглашение – и по этому соглашению его строит концессионер и условно, до момента выкупа этого объекта, он считается… Это, конечно, надо смотреть по контракту – но это как лизинг. И называть технику, которую берешь в лизинг, или объект, который тебе строят по концессионному соглашению, чьим-то именем не совсем логично.

Эксперт напоминает, что Первый Президент Башкортостана высказывался против разморозки и завершения строительства Восточного выезда из-за его дороговизны, а впоследствии – отсутствия необходимости в нем.

– Муртаза Губайдуллович имеет к этому выезду очень небольшое отношение, он начинался до него, а закончится после него. Логики не вижу, смысла не вижу, вижу большие репутационные риски, в рамках которых будет трепаться имя Первого Президента Башкортостана, – говорит эксперт. – Насколько я помню, Муртаза Губайдуллович на всех обсуждениях говорил, что смысла достраивать выезд нет, а тем более – посредством таких колоссальных расходов. Об этой идее все всегда негативно высказывались. Когда этот выезд начинался, он задумывался как соединение трасс М7 и М5, которые бы проходили через Уфу. Потом концепция изменилась, и соединение трасс сделали через Подымалово. Необходимость в Восточном выезде отпала. Он долго стоял, и тут вдруг понадобилась героическая стройка и героическая победа.

Напоследок Олег Арефьев предположил, почему власти Башкирии могли выдвинуть такую инициативу. По его мнению, это делается, скорее, для того, чтобы именем Рахимова «обелить» скандальный проект. А вовсе не затем, чтобы «очернить» имя Муртазы Губайдулловича, как могло бы показаться.

– Может быть, это попытка, чтобы Восточный выезд особо не поливали те люди, которые уважают Муртазу Губайдулловича? Мол, раз он называется именем Рахимова – лишний раз не будут полоскать в прессе и везде. Но это конспирология. Я не думаю, что это делается, чтобы очернить имя Рахимова – они сами не заинтересованы в разрастании негатива. Скорее, чтобы купировать последствия. А сделать это вроде как можно, если присоединить туда имена людей, которые имели настолько серьезное значение для республики, – подытожил Арефьев.

«Его будут воспевать в стихах и песнях, а не так»

Кроме экспертов, против инициативы «очернения» имени Муртазы Рахимова сопряжением со скандальным объектом высказались деятели культуры и просвещения. Так, заслуженный деятель искусств Республики Башкортостан Наиля Сафаргулова в беседе с журналистом Пруфы.рф заявила, что Муртаза Губайдуллович сам был бы против идеи назвать его именем подобный объект.

– Я вне всяких сомнений «за» увековечивание доброй памяти Муртазы Губайдулловича, но другим путем. Есть мысли и желание что-то ради этого сделать. У меня не раз были с ним беседы и встречи, – вспоминает Наиля Сафаргулова. – Сам по себе он человек «от сохи», и ничего выдуманного, величавого вокруг своего имени он не хотел, он был простым человеком, «ябай кеше» («простой человек», – прим. ред.), у нас говорят. Точное высказывание, которым можно его охарактеризовать. Поэтому он не хотел, чтобы его имя дали какой-то улице, проспекту. В целях увековечивания было бы правильным, чтобы деревне, которую он построил, Шамонино, присвоили его имя. Это и от Уфы не далеко, и вся Башкирия тут в жильцах представлена, вся интеллигенция. Это такая добрая, отцовская забота о башкирском населении, у которых богатства купить дом или квартиру не было, и он их тут собрал, проявил заботу. Если на эту деревню смотреть с такой точки зрения – это было бы здорово, это был бы самый подходящий памятник для него. Ну и, конечно, памятник нужно ему поставить. Фильмы будут создавать, ставить спектакли, писать книги, его будут воспевать в стихах и песнях – это все будет. А улица или выезд – я не думаю, что это нужно или правильно.

Известная тележурналистка, основоположница детской телерадиостудии «Тамыр» Луиза Фархшатова высказалась более резко, отметив, что подобное решение нужно обязательно выносить на голосование.

– Я не знаю, почему выезд надо называть именем первого, лучшего президента, человека, который очень много сделал для республики. Я – категорически против. Очень глупо такой объект называть именем человека, который не только для республики сделал все, но и сохранил Российскую Федерацию. Так унижать человека нельзя. За Хабирова я говорить не могу, о чем он думает, я не знаю, но мое мнение – так делать нельзя. Почему выезд? А какие-нибудь другие выезды у нас имеют имя? Вот. Выезд имени Рахимова – это оксюморон, абсурд, так не бывает, так нельзя. Вот мечеть «Ар-Рахим» – ее все воспринимают, как памятник Муртазе Рахимову. Ее будут строить, так не оставят. Я думаю, что над нами руководство российского государства не позволит так издеваться, найдутся там умные люди. Платный выезд назвать именем Муртазы Рахимова? Это несусветная глупость. Это надо дать народу на обсуждение. Пусть город выложит у себя обсуждение, а так – нельзя.

«Водители ждут не дождутся»

Существует и встречное мнение – некоторые эксперты все-таки одобряют инициативу власти связать с именем Муртазы Рахимова проблемный Восточный выезд. Так, профессор БАГСУ, политолог и бывший советник Муртазы Рахимова Сергей Лаврентьев считает, что имя Первого Президента Башкортостана привлечет внимание водителей к этой магистрали, а то, что она будет платной – нормально.

– Вы водите автомобиль? Если нет, то вам трудно понять. Все, кто за рулем, они ждут не дождутся, когда будут открыты и тоннель, и мост. Это сложно технически и очень долго строилось. Мне лично понятно, почему это место хотят назвать именем Рахимова, – высказывает свою точку зрения профессор. – Это очень неплохо, это перспективное направление, оно будет активно развиваться. Уфимский полуостров будет перерезан автомагистралью через Затон – и потом дальше, туда, на М5. Это очень хорошая идея, это на перспективу. Сейчас проспект Салавата Юлаева воспринимается как нечто само собой разумеющееся, и его нельзя уже переименовать – хотя вот к нему Рахимов имеет самое прямое отношение. Если бы он не принял в свое время решение строить эту магистраль, сейчас бы Уфа задохнулась в пробках. И Восточный выезд тоже – нормальное решение, я лично одобряю. Само имя как раз привлечет внимание, и автолюбители, и жители поселков, которые вдоль этой дороги, будут очень благодарны. Насчет того, что проезд будет платным – это пока разговоры. У нас много чего будет платным, потому что мы очень хорошо живем. На западе, где бы ты ни ездил, везде надо платить небольшие деньги. Хотя их даже платить не надо – просто покупаешь марку, наклеиваешь на лобовое стекло, и автоматически плата снимается за каждый проезд. Мы – страна, которая по цифре неплохо развивается, и скоро будет то же самое. Никто с вас копейки спрашивать при въезде не будет.

К слову, ранее Сергей Лаврентьев говорил, что сам Муртаза Рахимов был бы против переименования в его честь того, что создано не им.

– Я больше чем уверен, что Муртаза Губайдуллович был бы против переименования в свою честь. Он не стал был называть своим именем то, что было сделано не им. <…> Главной памятью о нем должна стать мечеть. Ее надо завершать, а название у нее уже есть. <…> Касательно переименования чего-либо, отмечу интересную традицию в Санкт-Петербурге и странах Запада. Там все мосты носят чье-то имя. Уфа – это полуостров, где мосты играют важную роль и будут еще строиться. Почему бы не назвать именем Рахимова мост на Южном въезде в Уфу? – говорил Сергей Лаврентьев в январе этого года, спустя несколько дней после того, как Муртаза Рахимов покинул мир.

Другие предложения

Согласно указу главы РБ Радия Хабирова об увековечивании памяти Рахимова, подписанному в феврале, именем Первого Президента РБ будут названы Башкирская республиканская гимназия-интернат № 3 и Башкирская гимназия села Мраково. Также Правительство Башкирии должно внести предложения по присвоению имени Муртазы Рахимова одному из республиканских образовательных учреждений, а Администрация Уфы – одной из центральных улиц города. Кроме того, в Уфе должны установить памятник и мемориальную доску на доме, где жил Муртаза Рахимов, а к 90-летию со дня рождения Муртазы Губайдулловича выпустят биографическую энциклопедию.

Тем временем, от жителей Башкирии поступало немало предложений о том, как именно они хотели бы увековечить имя Первого Президента Башкирии. Так, выступающая, как мы уже упомянули, против идеи «выезда Рахимова» заслуженный деятель искусств РБ Наиля Сафаргулова предлагала свой проект – архитектурно-скульптурный ансамбль в память о Первом Президенте республики под названием «Высота Рахимова».

Звучали и другие предложения – переименовать проспект Октября, проспект Салавата Юлаева или село Шамонино. Его именем также предлагалось назвать УГНТУ, Евразийский НОЦ и даже Юмагузинское водохранилище.

А как вы считаете, какой объект можно было бы назвать именем Первого Президента Башкортостана Муртазы Рахимова, чтобы достойно увековечить его имя? Делитесь предложениями в комментариях.

Следите за нашими новостями в удобном формате - Перейти в Дзен , а также в Telegram «Однажды в Башкирии», где еще больше важного о людях, событиях, явлениях..

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ






важное