пришлите новость

«Ты должна позволить людям любоваться тобой»: уфимская модель из 70-х о том, как с возрастом оставаться красивой

20:22, 13 февраля 2023

Татьяна Желватых рассказала, какие требования предъявляли к советским манекенщицам, как ее вербовали для слежки за американцами и почему первый муж резал ножницами ее одежду

«Ты должна позволить людям любоваться тобой»: уфимская модель из 70-х о том, как с возрастом оставаться красивой
Фото: личный архив Татьяны Желватых

Модельный бизнес – это огромная индустрия, которая приносит миллионные доходы ее участникам. Цифры 90-60-90 в какой-то момент стали своего рода мерилом красоты. Но так было не всегда. О том, какими данными нужно было обладать в Советском Союзе, чтобы стать моделью, а точнее, манекенщицей, как работал модельный бизнес в Уфе – говорим с гостьей медиаплатформы Пруфы.рф Татьяной Желватых, которая работала в уфимском Доме моделей в 70-х годах.

Как вы пришли в эту профессию?

Совершенно неожиданно и случайно. Мое детство было очень скромным. Мама была сильной и волевой женщиной, которая не позволяла мне лишний раз крутиться возле зеркала. Я понятия не имела, красивая я или некрасивая, такие вопросы не обсуждались. Ну, мальчишки в классе иногда смотрели, записки писали, но это обычное дело в школьном возрасте, я не расценивала такие жесты как признание красоты.

После 10 класса я пошла учиться в швейное училище, в 17 лет устроилась на работу в фирму «Мир». И ближе к 18 годам попала в экспериментальный цех. Это было довольно престижное место по сравнению с огромными цехами, где сидели сотни женщин-работниц. А в экспериментальном цехе вещи шили маленькими партиями. Иногда у конструкторов цеха была необходимость посмотреть, как вещь сидит на фигуре. Но одно дело – дубовый манекен, который не шевелится, а другое дело – живая натура. Очевидно, я была достаточно правильно сложена, и меня стали приглашать в качестве манекенщицы, например, для показа одежды перед рабочей комиссией, либо когда приезжали представители торговли или других швейных фабрик.

В здании фирмы «Мир» в Уфе был большой зал, где и показывали модели одежды. Однажды перед показом пальто не село на профессиональную манекенщицу Дома моделей, поскольку вещь подгоняли под меня. И меня попросили выйти в нем на подиум. Помню, я скованной походкой прошла, очень волновалась, было непривычно, что на меня столько глаз смотрят.

Вместе с девушками-манекенщицами в тот день пришла их руководитель Лидия Александровна Чиркова. Именно она занималась поиском тех, кто мог бы прийти в Дом моделей в качестве манекенщиц. Она записала все мои координаты. И получилось так, что на следующий день я вышла на работу в цех, ко мне подошла начальница и сообщила, что за мной приехали из Дома моделей. В одночасье меня переводом переоформили на работу туда.

Я пришла абсолютно закомплексованным гусенком, буквально выжималась в стулья, глядя на этих красивых девочек при макияже. Я не умела краситься, кроме как иногда розовой помадой чуть освежить губки, не умела красиво ходить по подиуму. Не умела ничего. Пришлось заниматься. Лидия Александровна много вложила в меня.
Кстати, раньше термин «модель» не употреблялся, мы были манекенщицами. На мой взгляд, модель – это что-то техническое, какой-то неодушевленный предмет. Надо сказать, что сегодняшние модели, когда идут по подиуму, на них бывает немножко жутко смотреть, они временами настолько отстраненные, у них нет в лице чего-то живого, такая маска красоты, недоступности, уверенности, которая отталкивает, на мой взгляд. Мы были другие, мы смотрели в зал, с удовольствием улыбались людям, когда ходили по подиуму. Для того чтобы появилась свобода в походке, конечно, приходилось некоторые усилия прилагать, учиться. Как бы то ни было, манекенщица и модель – для меня абсолютно разные понятия.



Таня в 13 лет / Первые месяцы работы в Доме моделей / Татьяна в 22 года / 1972 год, Татьяна в первом пальто, сшитом специально для нее в Доме моделей / Тот же год, съемки для башкирского ТВ


Вы помните свой первый профессиональный показ?

У меня на фабрике «Мир» предстоял отпуск, и когда меня неожиданно взяли в Дом моделей, то пообещали, что отпуск позволят отгулять. И мы со старшей сестрой уехали на две недели в Адлер. Я там загорела, приехала как шоколадка, вышла на работу – меня сходу одели в купальник и легкий халатик, в этом выставили на подиум и попросили неспешно пройти. Это был, конечно, шок. Ну ничего, справилась. К тому времени я за две недели на юге к купальнику привыкла, к тому же пособирала на пляже кое-какие комплименты (улыбается). Поэтому уверенность в себе появилась. То есть самый первый мой выход на подиум был в купальном ансамбле, притом, сшитым не на меня. Была у нас Тамара Кулакова-Балабанова, с которой этот комплект сняли, надели на меня и отправили на подиум.

А кто сидел в зале?

Это была рабочая комиссия, которая собиралась во время подготовки к выпуску новой коллекции. В состав обычно входили представители торговых организаций, всех швейных производств. Они смотрели вещи, которые сделали на фабрике «Мир», на фабрике «Восьмое марта», на Туймазинской швейной фабрике и принимали решение, что запускать в массовое производство. Торговые представители оценивали, будет это пользоваться спросом или нет. Вот для этого нас собирали. Были и показы моделей, сшитых конкретно на меня, мы ездили по стране, нас также приглашали на праздничные мероприятия, где в качестве подарка женщинам показывали, как правильно одеваться.

От манекенщиц требовалось как-то по-особенному ухаживать за собой, соблюдать какую-то диету?

Ничего такого не было, нам не предъявляли таких жестких требований. Самым главным было сохранить свои стандартные размеры, с которыми тебя взяли на работу. Вот ты подошла сегодня в этом размере – ты нам подходишь, придерживайся этих параметров, чтобы сильно не полнела и не худела. Для меня лично никогда не было проблем с поддержанием фигуры в норме. Я не была никогда гурманом, не страдала от того, чтобы сильно хотелось что-то лишнее поесть. Всю жизнь в этих рамках и держусь.

Поскольку я была новичком, мне пришлось осваивать все с начала – со слезами училась «марафет» наводить, пользоваться косметикой, ходить по подиуму. Я этого делать не умела, поскольку выросла в частном доме и легко владела лопатой, умела копать землю, чистить снег, работать граблями, шваброй. Я умела твердо и уверенно шагать по земле. А тут, по подиуму, нужно было идти красивой и легкой походкой. Было сложно. Перед выходом никто не красил девушек, все делали сами. Нам только давали лишь рекомендации, скажем, бровки подщипать или советовали, как лучше уложить волосы.

Советские манекенщицы в Уфе каким-то образом на улице выделялись, может, одевались по-особенному?

Я пришла в Дом моделей работать в мае, потом с наступлением зимнего сезона ходила на работу в том пальто, в котором оканчивала школу. Оно было сшито на фирме «Мир». Последние два учебных года я его носила, и на работу пришла в этом же пальто. Меня, правда, потом переодели, было не престижно, чтобы я ездила на демонстрации в таком виде. Моделей привозили на автобусе туда, где мы должны были выступать. Ну я в своём школьном пальтишке не вписывалась, вот меня и переодели.

Некоторые из вещей, сшитых специально на нас для показов, можно было впоследствии выкупать, когда они уходили из коллекционных. На них был спрос большой, много кто хотел их приобрести. Но нам разрешали что-то для себя иногда выбрать. То есть одеждой мы на улицах выделялись.
Считается, что этой профессии всегда сопутствует зависть и конкуренция. В вашем коллективе отношения были дружеские или случалось, что девушки могли друг друга подставить?

Не могу сказать, что мир манекенщиц в Уфе был уж слишком жесток, не припомню, чтобы кто-то осознанно вредил другим в попытке устранить конкуренток. Когда я пришла в новый коллектив, в целом меня приняли хорошо. Но не все дружелюбно, некоторые дистанцировались, кто-то просто ровно относился.

Бог миловал от каких-то громких историй, непосредственно меня коснувшихся. Не было жестоких случаев, как это показывают в кино, никто никому не сыпал стекло в туфли, не прятал вещи и т. д. Можно сказать, что у нас все-таки был хороший, более-менее теплый коллектив. Ну, конечно, некоторые девочки, которые работали в Доме моделей уже давно, показывали свое превосходство и не хотели свои позиции уступать. Но я никогда не стремилась кого-то обойти.

Я поначалу даже с трудом привыкала к тому, что мне говорили наставники: «Татьяна, ты красивая, ты должна позволить людям любоваться тобой!». Это мне вбивали в голову долго, прежде чем я с этим согласилась.


90-е годы, съемки для каталога Mary Stone / рабочие будни в Доме моделей


На показы приходили люди, которых сейчас бы назвали хедхантерами, те, кто приглашал красивых женщин продолжить карьеру где-то в большом городе и поступали ли вам такие предложения?

Мне не поступали, и я не помню, чтобы кому-то из наших девочек поступали приглашения перейти куда-то. Мне единственное любопытное предложение пришло году в 73-м. В Уфе, в новом тогда выставочном комплексе ВДНХ на Менделеева проходила американская выставка «Спорт и туризм». Это в то время, когда «железный занавес» был плотно закрыт. К нам приехали американцы, это было просто невероятное событие. 

И вот тут я попала на удочку к работникам спецорганов. Меня пригласили на разговор и попросили поработать, пока идет выставка. Это значило бы находиться в коллективе, который занят на международном форуме, прислушиваться и присматриваться, с кем общаются американские представители, куда ходят, где-то составить им компанию, общаться с ними, возможно, в более деликатных вопросах. И все рассказывать органам госбезопасности. Но я отказалась, потому что не могла себе позволить такого, ведь речь могла идти о разных вариантах взаимодействия, так сказать.

В общем-то я с большой теплотой вспоминаю время, когда работала в Доме моделей. Ведь это была молодость, а в молодости все бывает замечательно. Даже если что-то было плохое – оно уже кажется не таким уж и плохим в воспоминаниях. Благодаря работе манекенщицами, мы ездили с нашими показами и демонстрациями в командировки по СССР, по городам Башкирии прокатились. Принимали участие в качестве зрителей в Москве, смотрели, как по подиуму ходят асы – модели Славы Зайцева.

Как обычные люди или ваши знакомые, близкие относились в то время к профессии манекенщицы, эта работа считалась престижной?

Это зависело от того, кто в данный момент становился «судьей». Кому-то нравилось, кто-то завидовал черной завистью, а кто-то радовался за тебя, мол, наконец-то ты нашла свое место, говорили, что тебе только там и быть. Внутри семьи были проблемы со стороны первого мужа, он сильно ревновал. Тогда было много сложностей со всякой мелочевкой, вплоть до нижнего белья – красивого не было в продаже, не будем уточнять, какое у нас продавали, наверное, многие представляют. А нам, манекенщицам, раз в год красивые комплекты давали – чулочки и все, что к ним прилагается, то, что нужно снизу надеть, чтобы красиво села верхняя вещь. 

Муж страшно ревновал и реагировал жесточайшим образом – он это белье резал ножницами, выкидывал. Бывало, паспорт прятал, чтобы я не могла поехать на какую-то выездную демонстрацию.

Со вторым мужем было по-другому. Он был горд, что рядом с ним такая женщина, ему это нравилось. Да, он говорил, что хотел бы один любоваться, и, тем не менее, когда мы с ним шли по улице или бывали в гостях, он с удовольствием замечал, что на меня смотрят. Ну, ревность все равно свою роль потом сыграла, потихоньку он настаивал, чтобы я поменяла профессию, не ездила в командировки или на вечерние показы. Аргументировал это тем, что выезды у меня забирают время, и я недостаточно уделяю его детям.

Но причиной расставания с профессией стал другой фактор. В семье случилось несчастье – мою маму сбила машина, она оказалась почти на год прикована к постели. Выходит, в том, что я прекратила карьеру в Доме моделей, роль сыграли вот такие жизненные обстоятельства.

Сейчас манекенщицы, фотомодели могут зарабатывать огромные деньги на показах и на рекламных контрактах. Сколько получали манекенщицы в Советском Союзе?

У нас были разряды. Сначала в швейной отрасли в качестве портной у меня был четвертый разряд, потом в отделе пропаганды моды стал пятый разряд. Зарплата у нас всех была примерно 100 рублей в месяц. В 70-е годы это соответствовало средним показателям, не выше, чем, например, рабочие на заводе получали. Не было такого, что манекенщицы богаче других. Даже те вещи, которые порой можно было выкупить, иногда приходилось брать в рассрочку, потому что за раз с зарплаты выложить всю сумму не получалось.

Как сложилась судьба ваших коллег-манекенщиц?

Далеко не обо всех знаю. Я из Дома моделей ушла по известным обстоятельствам, спустя несколько лет туда возвращалась, но работала в других отделах. И это был уже другой коллектив, в 90-х почти никого из тех сотрудников не осталось. И как такового отдела пропаганды не было, все уже потихонечку близилось к развалу. В основном связи потерялись. Знаю, что одна из девочек вышла замуж и уехала в Швецию. Еще одна коллега в Москве сейчас живет. На данный момент несколько человек наших ушли из жизни, и не все ушли благополучно. Помните, была такая «Красная королева» Регина Збарская? У нее был печальный финиш, нечто подобное случилось и в нашем коллективе.



Профессиональная съемка к 70-летнему юбилею, личный архив Татьяны Желватых


А вы сейчас следите за модой? И наблюдаете ли за женщинами, которые себя реализовали в этом бизнесе?

Да, слежу. Есть крупное агентство OLDUSHKA, там есть такая Валентина Ясень, которая со шваброй в аптеке мыла полы, а сейчас стала востребованной возрастной моделью. Мне кажется, такие вот женщины, которые пришли в мир моды из обычной профессии – им повезло, их увидели, они оказались в нужном месте в нужный час. А вообще, как идеал для меня американка Кармен Делль Орефиче, самая возрастная модель, ей 91 год, и ее имя в Книге рекордов Гиннеса. Слово «старость» здесь вообще не уместно, она яркая, живая.

Что касается трендов в моде – что-то я одобряю, что-то нет. Я считаю неприемлемым, например, оверсайз. Даже на своих детей и на внуков из-за подобной одежды ворчу, а они отвечают, мол, бабуля, ну ты уже не понимаешь, это так модно сейчас (смеется). Ну вот мне это никак непонятно, я за женственность. Всю жизнь придерживаюсь своего стиля, в нем себя чувствую уверенно и спокойно.

Мне кажется, что в России женщины в большинстве по достижении определенного возраста готовы поставить крест на своей внешности, вроде как их время ушло, не нужно одеваться модно, краситься. Как оставаться красавицей без оглядки на паспорт?

Все зависит от внутреннего душевного состояния. Не всегда, конечно, в груди бывают порхающие бабочки, случаются проблемы, в том числе и со здоровьем. Когда я начинаю немножко сникать, то говорю себе: я должна держаться для того, чтобы иметь силы помочь своим детям – их у меня двое. И внукам – их пятеро, плюс правнучка одна. Никто без моих рук не вырос, все они были мной обласканы. И до сих пор самая маленькая внучка, которой 4 годика, часто бывает под моей опекой.

Так что дети – это стимул, они не дают расслабляться. И они привыкли к тому, что бабуля всегда ухоженная. Если вдруг они пришли, а я хожу не в том виде, в каком нужно, – я получаю замечание. 

Ну и стараюсь избавляться от ненужного побыстрее, какие-то вещи, потерявшие форму, отправить поскорее куда-нибудь с глаз долой. Чтобы потом в лихую минуту в них не залезть снова, лучше их выбросить вовремя.

Что вы хотели бы пожелать женщинам, которые сомневаются в себе?

Милые девочки, женщины! Не надо в себе сомневаться, надо непременно себя любить. Это трудно, но нужно научиться. Подойдите к зеркалу, посмотрите на себя, погладьте себя по лицу, скажите: «Я хорошая, я себя люблю, у меня все будет хорошо». Возьмите небольшой набор косметики, приведите себя чуть-чуть в порядок, причешитесь, взгляните на себя другими глазами, выбросите старые тряпки – все футболки, колготки, которые растянулись. Не думайте, что слишком уж дорого купить себе новое, можно на сезон 1-2 пары взять, на это вполне хватит и пенсии.

Живите немножко для себя. Старайтесь получать какие-то удовольствия, ищите их в повседневных делах. Кто в чем находит отдушину: если любите готовить – готовьте, угощайте. Кто-то любит читать – читайте, позволяйте себе отложить бытовые дела. Кто-то любит ходить в театр – ходите, это здорово. Просто дома послушать музыку – это тоже отлично. 

Нужно хотя бы чуть-чуть любить себя и помнить, что в любой «бытовухе», которая нас часто заедает, можно найти минутку и создать условия для того, чтобы это делать дела в удовольствие. Я всем этого желаю.

Следите за нашими новостями в удобном формате - Перейти в Дзен , а также в Telegram «Однажды в Башкирии», где еще больше важного о людях, событиях, явлениях..

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ






важное