пришлите новость

«Это позорное явление – не платить честно заработанное». Почему в Башкирии возникают трудовые споры

15:00, 06 декабря 2022

Эксперт рассказала о том, как часто и почему права работников нарушаются

«Это позорное явление – не платить честно заработанное». Почему в Башкирии возникают трудовые споры
Фотоколлаж / Pxhere.com / Вконтакте

Главный государственный инспектор труда в Башкирии – Татьяна Николаевна Астрелина – рассказала о том, какие изменения назрели в трудовом законодательстве, насколько часто нарушались права работников в пандемийное время и какие жалобы возникают у трудящихся в Башкирии. Подробнее – в материале Пруфы.рф.

– С какими вопросами в трудовую инспекцию Башкирии чаще всего обращаются работники, состоящие в трудовых отношениях?

– Большинство поступающих к нам обращений граждан из года в год посвящено вопросу долгов по заработной плате. Второе место, по нашим данным, это обращения, связанные с нарушениями при оформлении трудовых отношений, то есть неформальная занятость, а также вопросы по увольнению.

Если говорить о нарушениях по отраслям, первое место - это примерно 30% приходится на долю обрабатывающего производства. Чуть меньше процентов приходится на сельское хозяйство, сферу ЖКХ.  

– В Башкирии есть крупные предприятия, например, «Башкиравтодор», «Уфимское НПЗ». В этих организациях жалуются, что давно не повышаются зарплаты, а если повышаются, то минимально. К вам обращаются с вопросами об этом?

– К нам именно по этим предприятиям не обращались. Но хотела бы дать пояснения. Что такое индексация? Если не брать в расчет госорганы местного самоуправления, речь идет о коммерческих организациях. Трудовой кодекс говорит о том, что порядок индексации заработной платы определяется на уровне локального регулирования – то есть самим руководителем. Работодатель может предусмотреть ежегодную индексацию в размере 0,001%. Хорошо, если на 500 рублей, а может, и на 100, 50 рублей.

И если ежегодно такой работодатель будет проводить индексацию, так как у него это предусмотрено в локальных документах или коллективном договоре, то формально юридически будет прав. Потому что Трудовой кодекс говорит, что он должен индексировать – и он индексирует. Но Трудовой кодекс не определяет минимальный размер, на который должна быть произведена индексация. Поэтому, действительно, людей можно понять, когда уровень цен растет, тарифы ЖКХ растут, а в результате индексации зарплата поднимается лишь на 500 рублей. И у граждан возникают вопросы. Вроде должны повышать, но повышение не заметно для кармана работника.

– На примере «Востокнефтезаводмонтаж», мы видим, что сейчас строгий закон именно для компаний: зарплата сотрудникам должна быть выплачена в срок. Но если организация стоит перед выбором: платить зарплату или купить сырье для того, чтобы продолжать существовать дальше, как быть? Не предусмотрено ли возможности смягчить закон для работодателя, чтобы он не оказался на грани банкротства?

– Мы понимаем, что, действительно, доведение любой организации или предприятия до банкротства – это крайне нежелательная мера, потому что действующий федеральный закон о банкротстве предполагает возможность завершения всех процедур и ликвидации юридического лица даже при непогашенных долгах, в том числе перед гражданами. Но в то же время мы живем в капиталистическом обществе с рыночной экономикой. И один из основных ее принципов – это максимальное извлечение прибыли. У нас есть замечательное положение в Гражданском кодексе, который был принят, когда мы перешли с плановой экономики на рыночную. Там есть такая формулировка: предпринимательская деятельность, по сути, это деятельность, которая осуществляется на свой страх и риск. И вот поэтому, когда мне говорят: «Вот сейчас мы долги по зарплате отдадим, а я не смогу с контрагентами рассчитаться, мне сырье не поставят», – я всегда отвечаю: «Это деятельность, которую вы осуществляете на свой страх и риск».

Выплата зарплаты гарантирована Конституцией РФ, и мы почему-то не хотим замечать, что на протяжении уже многих лет эта замечательная конституционная гарантия нарушается. Она попросту не исполняется. Меня как работника мало волнует, закупил он сырье или нет, расплатился он с контрагентами или нет. Значит, надо тщательнее подходить к планированию своей экономически-финансовой деятельности. У работников есть кредиты, есть дети.

К обоснованиям невозможности платить людям зарплату я отношусь очень и очень критично. Более того, у нас в Российской Федерации создано довольно большое количество различных институтов, которые защищают права бизнесменов. Если есть проблемы с налогами, получением каких-либо субсидий или еще с чем-то – пожалуйста. Пусть бизнес-сообщество лоббирует свои интересы, но в таком формате, чтобы не нарушать конституционное право каждого на получение вознаграждения за труд.

– Поступают ли жалобы от тех, кто работает неофициально, либо получает зарплату в конверте?

– К нам обращается достаточно большое количество наших сограждан, которые не были оформлены надлежащим образом. И это не только, например, сельское хозяйство, но и общепит, сфера услуг, строительство и достаточно много отраслей, где в установленном законом порядке трудовые отношения не оформляют.

В вопросе о том, можно ли побудить и нужно ли побудить выплачивать заработную плату в таких ситуациях – конечно, нужно и можно. Единственное, что здесь необходимо очень четко понимать: если человек согласился работать без оформления трудовых отношений, то потом, если ему не выплачивают зарплату, необходимо идти в суд и в судебном порядке доказывать факт наличия трудовых отношений и факт невыплаты зарплаты в определенном размере. У нас есть такие прецеденты – позитивные, когда, в том числе и с нашим участием, в судах мы доказывали, что имело место наличие трудовых отношений.

У нас пока де-юре законом не предусмотрена возможность для инспектора труда самостоятельно в интересах гражданина обращаться в суд. Но когда к нам обращается гражданин, и у него есть хоть какие-то доказательства, свидетельствующие о том, что он состоял в трудовых отношениях с организацией, мы помогаем подготовить исковое заявление. И если гражданин хочет, мы принимаем участие на его стороне в судебном процессе. У нас такая практика есть, и она достаточно позитивная.

– То есть даже работая неофициально, можно все доказать?

– Можно, но есть несколько нюансов, которые следует учитывать. Например, важно понимать длительность процесса. Суды у нас, бывает, и за месяц решают вопрос, а бывает, процесс длится годы. И те деньги, которые он взыщет, инфляция может обесценить. И самое главное, что обязательно граждане должны понимать: не в каждом случае даже с нашей помощью и с нашим участием можно доказать этот факт. Бывают такие случаи, когда человек работает, и у него нет никаких, даже косвенных, доказательств того, что он там работал. Он говорит: ну у меня там подтвердит Иванов, Петров, Сидоров, с которыми я работал. Обращаемся к ним: нет, мы его не знаем. Потому что Иванов, Петров, Сидоров продолжают находиться в зависимом положении у того работодателя, против которого мы пытаемся инициировать судебную тяжбу.

– На данный момент одной из самых волнующих тем является мобилизация. Призванные часто жалуются на невыплаты. К вам обращаются с такими жалобами?

– Здесь необходимо провести градацию. Есть мобилизованный работник – когда его отправляют в зону СВО, с ним, согласно действующему законодательству, приостанавливают трудовой договор. И выплата заработной платы на день мобилизации данному работнику – это наша зона ответственности. Мы эти вопросы контролируем.

Если говорить именно о соблюдении трудовых прав мобилизованных сотрудников, то к нам за весь истекший период поступило три письменных обращения. По поручению нашей Федеральной службы по труду и занятости, у нас есть сутки, чтобы оперативно решить проблему. По двум обращениям, действительно, все благополучно разрешилось – деньги были выплачены работодателем, причем не из нашего региона. По третьему обращению ситуация находится в стадии проверки.

Если же речь идет об иных выплатах, о которых сегодня много говорят, то это уже не в рамках Трудового кодекса, а по линии Министерства обороны.

– Обращались ли к вам граждане с просьбой разобраться при несчастных случаях на производстве?

– К нам по вопросам произошедших несчастных случаев граждане обращаются, но не так много. Основной пул нашей работы по расследованию несчастных случаев мы проводим по извещениям работодателей, которые обязаны нас в течение суток проинформировать о каждом групповом смертельном, тяжелом несчастном случае.

Мы проводим расследование на основании материалов, которые нам направляют коллеги из правоохранительных органов – это, прежде всего, Следственный комитет и органы полиции, и извещений из лечебных учреждений. Наша основная работа по расследованию – это получение информации, соответствующих извещений от каких-либо из этих источников. Либо от самого работодателя, как положено, либо от правоохранительных органов, либо от лечебных учреждений. Но есть такие факты, когда к нам обращается гражданин письменно и информирует о том, что с ним когда-то произошел несчастный случай. Для нас это тоже является основанием для проведения дополнительного расследования. То есть в свое время несчастный случай был сокрыт работодателем, работник о нем не заявлял в силу разных причин. Потом он решил к нам обратиться – мы на такие факты тоже реагируем.

– Совсем недавно мы пережили пандемию коронавируса. Многие жители республики и России были переведены на удаленную работу. Удаленка – это хорошая почва для различных нарушений: где-то могли зарплату снизить, где-то могли вообще ее не выплачивать. Это как-то повлияло на вашу работу?

– Прямо сказать, что мы очень сильно почувствовали пандемийный период – наверное, нет. Если только поначалу, когда людей резко перевели на удаленку или приостановили работу. Но потом и производство возобновилось, и стройки продолжили свою работу. У нас только были ограничения в плане проведения проверочных мероприятий, но в целом сказать, что было что-то сверх того, что мы имеем сейчас, нельзя.

Мы проводили проверки, реагировали. По дистанционщикам, как мы их называем, к счастью или к чести работодателей, не было какого-то всплеска обращений, что права такой категории работников были нарушены. Все было достаточно спокойно.

– То есть без каких-либо потрясений?

– Без каких-либо потрясений. Да, в первые месяцы, когда только вводились ковидные ограничения, приостанавливалась работа. Меньше несчастных случаев было, потому что, когда приостановили работу, соответственно, не гибли, не травмировались. Но потом, когда предприятия реального сектора экономики возвращались к производственным процессам, в общем-то, все возвращалось на круги своя.

– Готовятся ли какие-то изменения в трудовом законодательстве, и стоит ли ждать изменений в следующем году?

– За этот год и прошлый было внесено, и появилось достаточно много нормативных документов. Например, в марте текущего года в силу вступили изменения в десятый раздел Трудового кодекса – они касаются вопросов охраны труда. В прошлом году появился целый ряд новых подзаконных документов, регламентирующих охрану труда. Недавно были изменения в Трудовой кодекс, связанные с вопросами частичной мобилизации.

В дальнейшем нам бы очень хотелось этих изменений. Причем не только в Трудовой кодекс или трудовое законодательство. Но и в сопутствующие отрасли. Мы сегодня затронули вопрос о банкротстве, например. С моей точки зрения, это крайне негативный закон, который сегодня позволяет уходить от ответственности без погашения долгов по зарплате, без погашения долгов перед государством в виде налоговых платежей. Я считаю, что там требуются существенные изменения.

Полагаю, что у нас сегодня недостаточно проработан механизм ответственности для тех реальных собственников, которые стоят за той или иной организацией, и по вине которых зачастую допускаются какие-то кризисные явления в организации, приводящие к невыплатам зарплаты.

Можно много перечислять таких вот «хочу изменений в законодательстве». Не просто хочу – считаю, что они уже давно назрели и прямо следуют из необходимости соблюдать права граждан, которые гарантированы Конституцией РФ. Я не знаю, будет ли это в следующем году, но я считала и считаю, что это позорное явление для любой страны – не платить гражданам честно заработанные деньги. Я уверена на 200%, что от этого позорного явления наша страна обязательно избавится.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ