пришлите новость

Как в Башкирии лечат рак горла, щитовидки, кожи головы: онколог рассказал о новых доступных методиках

15:34, 30 ноября 2022

Заведующий 6-м хирургическим отделением Республиканского онкодиспансера сообщил, как не допустить болезнь и на что могут рассчитывать пациенты с патологиями в области головы и шеи

Как в Башкирии лечат рак горла, щитовидки, кожи головы: онколог рассказал о новых доступных методиках
Фото: коллаж РКОД / pxhere.com

Онкобольные, в том числе пациенты с раком гортани, щитовидной железы, кожи головы в Башкирии могут получить высокотехнологичную помощь, не уезжая на операцию в федеральные клиники РФ. Так, например, хирурги Республиканского онкодиспансера провели уникальную для республики операцию – онкобольной заместили кости челюсти. Какие новые методы борьбы с болезнью появились в арсенале врачей, что является залогом успешного лечения, как не допустить онкологию и вовремя ее диагностировать – об этом мы поговорили с Шамилем Мусиным, заведующим хирургическим отделением №6 Республиканского клинического онкодиспансера (РКОД) – там занимаются патологиями в области головы и шеи.

Давайте поясним нашим читателям, о какой локализации раковых опухолей идет речь?

К опухолям головы и шеи относятся злокачественные опухоли верхних дыхательных и пищеварительных путей: рак губы и полости, рта, рак ротоглотки, гортаноглотки, носоглотки, рак гортани, полости носа и придаточных пазух носа – это так называемый плоскоклеточный рак головы и шеи (поскольку в 95% гистологической формой рака данных локализаций является плоскоклеточный рак). Также речь идет об опухолях больших слюнных желез (околоушная, поднижнечелюстная, подъязычная), о раке щитовидной железы, внеорганных опухолях: кожи области головы и шеи, мягких тканей и костей челюстно-лицевой зоны области головы и шеи. Мы занимаемся опухолями данной локализации, кроме опухолей центральной нервной системы – это в ведении нейрохирургов. Опухолями глаза и придаточного аппарата глаза, в свою очередь, занимаются офтальмологи.

Какое место в списке всех онкозаболеваний в Башкирии занимают опухоли головы и шеи?

На долю плоскоклеточного рака головы и шеи приходятся около 5% всех злокачественных новообразований, на долю щитовидной железы – около 3%. Рак кожи наиболее распространен в структуре онкологической заболеваемости – на его долю приходится около 10% всех злокачественных образований, и преимущественно опухоли кожи локализуются в области головы и шеи (как наиболее подверженные инсоляции – участки кожного покрова). Примерно в срезе на долю нашего отделения в целом приходится около 12 – 13% пациентов со злокачественными образованиями. 

Статистика по Башкирии относительно других регионов ПФО негативная или позитивная? Каков процент благополучных и летальных исходов в Башкирии у больных с опухолями головы и шеи?

Скорее, позитивная, если анализировать в абсолютных количествах в сравнении с Татарстаном, Свердловской областью. Количество пациентов с опухолями головы и шеи в РБ меньше, чем в указанных регионах. И у нас лучшие показатели по так называемой пятилетней выживаемости. (Оценка эффективности методов лечения рака на основании того, какой процент пациентов проживает больше пяти лет после проведенного лечения в сравнении с теми, кто не лечился или лечился другими методами – прим. ред.). По РБ они сопоставимы с данными по РФ и даже выше общероссийских показателей. Они зависят от ряда факторов – в первую очередь, от стадии заболевания. При 1 стадии рака полости рта пятилетняя выживаемость колеблется от 85-95%, тогда как при 4 стадии – от 5 до 25%. При раке щитовидной железы показатели выживаемости существенно выше: при 1 стадии они составляют 98%, при 4 стадии достигают 70%.

Результаты лечения зависят от многих аспектов: стадии заболевания, сопутствующей патологии, приверженности пациентов лечения, отказа от вредных привычек. Чем в более ранней стадии выявлено заболевание, и пациент обратился за специализированной помощью, тем выше шансы на излечение. К сожалению, основная тенденция при опухолях головы и шеи и, в частности, при раке полости рта, глотки, гортани, полости носа и придаточных пазух носа в республике и в России такова: пациенты часто обращаются к врачам на запущенных стадиях. И одногодичная летальность среди этих пациентов колеблется от 20% при раке гортани до 40% при раке гортаноглотки. Не надо забывать про биологическую неоднородность опухолей. Около 30% из них протекают особенно агрессивно, даже несмотря на раннюю диагностику и методы лечения.

Важным фактором является сопутствующая патология. Этот фактор существенно ограничивает возможности лечения онкологических пациентов, увеличивает риски осложнений. Порой из-за сопутствующей патологии даже приходится отказаться от противоопухолевого лечения. Кроме того, за процесс и результат лечения пациент несет такую же ответственность, как и врач. Именно пациент делает выбор, соблюдать ли назначенное лечение и сопроводительную терапию, или нет.

Верно ли, что на число выявленных заболеваний влияет то, что сейчас диагностика стала лучше, люди массово проходят диспансеризацию?

Показатели ранней диагностики у нас улучшаются, и это мы видим и по цифрам. Диспансеризация направлена в первую очередь на выявление социально значимых заболеваний сердечно-сосудистой системы, эндокринных нарушений. Своевременное выявление злокачественного образования – одна из частей диспансеризации. Тут, конечно же, вопросы к качеству диспансеризации и к тому, насколько пациенты сами ответственно подходят к прохождению процедуры. Я убежден, что ее нужно обязательно проходить, нужно врачу озвучивать жалобы и не откладывать визит к специалистам ни в коем случае.

Давайте подробнее поговорим про диагностику злокачественных опухолей головы и шеи. В чем заключается основная сложность?

Это зависит от анатомической локализации, например, рак кожи в области головы и шеи – здесь проблем с диагностикой нет. Если появилась какая-то язва, опухоль на коже – пациент обратился к дерматологу, врач дифференцировал эту опухоль и направил к онкологу. Опухоль полости рта – по большому счету проблем с диагностикой также нет. Но пациент должен своевременно обратиться за медицинской помощью к тому же самому стоматологу, который проводит дифференциальную диагностику между воспалительными и опухолевыми патологиями полости рта. Если любая язва, опухоль, новообразование в полости рта не проходит в течение двух-трех недель лечения, то это все-таки повод обратиться к онкологу.

Другая анатомическая локализация – это глотка (носоглотка, ротоглотка, гортаноглотка). Здесь проблематично, поскольку визуально, без инструментальных методов диагностики, провести обследование сложно. Какой-то явной клинической симптоматики при начальных стадиях нет, пациент обращается к врачу с жалобами при достаточно больших опухолях этой локализации. Носоглотка – здесь могут насторожить какие-то постоянные носовые кровотечения, заложенность носового дыхания. Ротоглотка и гортаноглотка – это нарушение глотания, когда физически происходят затруднения прохождения пищи. С гортанью несколько дела обстоят лучше, в отличие от, например, глотки, чаще всего опухоли локализуются на голосовых складках. Первый симптом опухоли гортани – это нарушение голоса. То есть, если возникает осиплость голоса, симптом не проходит две-три недели и не связан с воспалением из-за вирусных инфекций – это повод обратиться к лор-врачу. Чтобы исключить онкопатологию, пациента могут направить к онкологу.

В целом областью головы и шеи занимается множество специалистов. Стоматологи, ЛОР-врачи, эндокринологи, дерматологи – как раз-таки то первое звено оказания медицинской помощи, которое сталкивается с онкопациентами. И во многом своевременная диагностика зависит от профессионализма этих специалистов. 

Бывает так, что человек приходит к врачу первичного звена, и тот не обращает должного внимания на жалобы. Пациент ушел, решив, что ничего страшного. Но в случае серьезной проблемы драгоценное время уходит. Возможно ли, минуя первичное звено, сразу обратиться к профильному специалисту-онкологу? 

Такие ситуации наверняка бывают. Маршрутизация на сегодняшний день такова – именно врач первичного звена направляет к онкологу. Но если в какой-то сфере кто-то не решает проблему – будь то здоровье или иная сфера – мы вправе пойти к другому специалисту. Проблемы здоровья ни в коем случае нельзя игнорировать. Поэтому, когда я консультирую пациента и рассказываю, какие есть варианты лечения, напоминаю: если есть сомнения, он может обратиться за любым вторым, третьим, даже четвертым мнением. Ничего плохого в этом нет, если пациент перепроверяет врача. Некоторые, может, ревностно относятся к тому, что их перепроверяют. Но это в первую очередь объективизация принятия решений в таком серьезном вопросе, как здоровье. Право выбора у пациента есть и должно быть реализовано.

Пациенты говорят, что дела с лекарственным обеспечением обстоят сейчас все хуже в силу известных причин. Так ли это? Есть запасной план на случай, если импортные поставки прекратятся совсем?

Не знаю, откуда у вас такая информация, на сегодня по нашим локализациям проблем с лекарственным обеспечением нет. Химиопрепаратами, таргетными и иммуноонкологическими препаратами для пациентов с опухолями головы и шеи мы полностью обеспечены.

Есть ли отечественные препараты, которые показали свою эффективность?

Да, есть группа российских иммуноонкологических препаратов, колониестимулирующих факторов российской разработки и российского производства, которые продемонстрировали высокую эффективность в реальной клинической практике.

Бытует мнение, что все мы заражены раковыми клетками, что это наследственное заболевание, и оно грозит всем; что его вызывает не только плохая экология, но и вирусы. Что действительно является причиной возникновения опухолей, в частности головы и шеи?

Если говорить об этой локализации рака, то это, конечно же, курение и алкоголь. По отдельности эти два фактора почти в три раза увеличивают риск развития злокачественного образования, а вместе при злоупотреблении алкоголем и курением риск развития рака головы и шеи увеличивается до шести раз, а по мнению некоторых исследователей, до десяти раз. Я хотел бы отметить, что даже продолжение курения и употребление алкоголя после лечения, к сожалению, негативно сказывается на результатах лечения. То есть пациенты, которые уже после завершения лечения прекратили злоупотреблять, у них показатели выживаемости выше, нежели у тех, кто продолжил курить и пить алкоголь.

Фактором развития рака щитовидной железы является облучение, как правило, в детском возрасте, области шеи, в том числе рентгеновское. Помните Чернобыльскую трагедию? К сожалению, после нее было очень много пациентов с онкологией.

С увеличением продолжительности жизни риск возникновения рака существенно возрастает. Основная причина – накопление генетических нарушений, которые могут оказаться критическими в плане возникновения рака. Важное значение имеют факторы окружающей среды. Также надо отметить рак ротоглотки, в развитии которого большое значение имеет вирус папилломы человека – 16-й серотип (реже – 18-й). В мире отмечается существенный рост ВПЧ-ассоциированной формы рака ротоглотки на фоне снижения заболеваемости раком ротоглотки, вызванного курением и алкоголем. И Российскую Федерацию, и Республику Башкортостан также коснется эта тенденция. Доля ВПЧ-ассоциированного рака ротоглотки в регионе пока составляет 25-35%. Для примера: в Европе эта доля составляет 80-90%.

К сожалению, убрать все вредные факторы не получается, как-то можно их нивелировать?

Мы же можем существенно снизить курение, злоупотребление алкоголем и своевременно ходить к врачам. 

А что касается использования гаджетов?

Пока результатов исследования о том, влияет ли современное технологическое оборудование на развитие новообразования, я не видел, поэтому пока не стоит говорить о рисках.

Утверждение, что все болезни от стрессов, здесь уместно?

Наверное, не совсем. Каждый день любой человек сталкивается с массой стрессов. В любом случае, основная рекомендация – это вести максимально возможный здоровый образ жизни.

Какие сейчас появились нововведения в методах лечения? С момента, когда вы пришли в эту профессию, наверное, многое изменилось?

Да, это так. Я начал работать в 2010 году, очень серьезные изменения произошли в последние три года не только в нашем онкологическом диспансере, а в целом в онкологической службе Российской Федерации по программе борьбы со злокачественными образованиями. Произошло серьезное переоснащение именно онкологической службы. Сейчас наше отделение опухолей головы и шеи – одно из самых переоснащенных структурных подразделений РКОД: мы получили микроскопы, CO2-лазер и так далее, существенно расширили наши хирургические возможности.

Если раньше мы отправляли пациентов в федеральные учреждения для получения высокотехнологичной медицинской помощи, то теперь граждане республики могут получить это лечение здесь. И это, прямо скажем, предмет нашей гордости. В нашем коллективе много молодых, но уже опытных специалистов выполняют сложные микрохирургические операции. Например, когда мы вместо удаленных структур полости рта, других частей в области головы и шеи перемещаем лоскуты кожи пациента с выполнением микрохирургических анастомозов. Это улучшает функциональные результаты: если раньше после удаления половины языка разрез просто зашивали, теперь мы перемещаем лоскут, за счет этого пациент лучше разговаривает, нет существенной потери качества речи. Важно не только вылечить пациента от злокачественного образования, но и минимизировать потери функциональные, которые, к сожалению, неизбежны в ходе хирургического лечения.

Всего микрохирургических операций проведено около 100 за неполные три года, когда мы замещаем структуру щеки, языка. Все это большая командная игра, не только работа нашего отделения, а также поликлиники, диагностической, анестезиологической служб.

У вас в отделении была проведена уникальная операция по восстановлению костей челюсти. Что это за процедура, и как после нее чувствует себя пациент?

В мире такие операции по резекции челюсти уже делают, они внедрены в федеральных учреждениях РФ. И мы рады, что мы внедряем их и в нашем онкодиспансере. То есть не просто резецируем челюсть и оставляем без возмещения удаленную часть, а из собственной малоберцовой кости пациента восстанавливаем утраченный участок нижней челюсти. Для этого сначала с помощью современной 3D-технологии, компьютерного моделирования готовятся шаблоны. По ним мы производим точные спилы как нижней челюсти, так и малоберцовой кости. Это позволяет восстановить контуры лица, и после удаления сегмента челюсти нет завала. В дальнейшем пациент может провести зубочелюстное протезирование и вернуться к обычной жизни. Раньше такие операции были доступны в НИИ им. Герцена, российском онкологическом центре имени Блохина. Мы к этому шли три года и, благодаря оснащению, смогли провести операцию в наших стенах. Для пациента это бесплатная операция, она выполняется за счет средств ОМС. 

Сейчас женщину, которой восстановили кости челюсти, выписали, она неплохо себя чувствует. Далее ее ждет послеоперационная лучевая терапия, реабилитация. Лечение этих пациентов очень сложное, дальше этим будет заниматься наша огромная радиологическая служба.

Наша задача в том, чтобы такие операции делались всем нуждающимся в них пациентам республики. Их не так много – от силы десять человек в год. Важно, чтобы они могли получить лечение здесь, в Башкирии.

Какие нововведения появились в области лечения онкологии щитовидной железы?

В нашем отделении ежегодно проводится примерно до 600 операций на щитовидной железе, у нас в арсенале около шести лет назад появился нейромониторинг – очень удобное оборудование для идентификации голосовых нервов, поскольку при хирургическом лечении щитовидной железы очень важно сохранить гортанные нервы. С прошлого года мы начали внедрять видеоэндоскопические вмешательства при операциях на щитовидной железе, то есть доступ через подмышку без разреза гортани. Думаю, в этом году выполним больше операций.

Какие еще методики появились у вас в арсенале?

Предмет нашей гордости – новые возможности пациентов после тотального удаления гортани, когда пациент лишается такого важного голосообразующего органа. В нашем диспансере проводится установка голосообразующего протеза, то есть пациентам устанавливается специальный клапан между трахеей и пищеводом, и за счет того, что пациент закрывает трахеостому, воздух через клапан движется через полость рта, и пациент может формировать речь. И она качественно лучше, чем, например, при применении голосообразующих аппаратов – как правило, при их применении голос становится металлическим, как у робота. С новыми протезами тембр голоса максимально приближен к тому, который был у пациента до операции, появляется эмоциональная окраска голоса. И, что важно, человек может регулировать высоту голоса.

Такое протезирование проводится более семи лет в РКОД, эти аппараты для пациента абсолютно бесплатны, как и замена протеза при истечении срока годности и его обслуживание. Если встает вопрос о полном удалении гортани при некоторых вариантах рака, возможность установить такие протезы мотивирует пациентов, которые боятся лишиться возможности говорить.

Порой люди в поисках панацеи при онкологии начинают искать волшебные таблетки и обращаются к нетрадиционным методам лечения. Случалось ли вам сталкиваться с чудесными примерами исцеления?

К сожалению, нет. Мое отношение как представителя традиционной медицины негативное к таким методам лечения. Вопросы о нетрадиционных методах лечения задают часто, и я скажу, что категорически против них, поскольку есть утвержденные протоколы лечения, которые являются результатом большого количества исследований, они максимально гарантируют эффективный результат. Никто нетрадиционные методы лечения не исследовал, помогают ли они, или нет. По моим данным, не помогают. К сожалению, наверное, это могут быть мошенники, интернет просто завален такими обещаниями исцелить с помощью чудесных растворов, трав. Вместо того чтобы тратить деньги на мошенников, лучше просто сходить к врачу.

Лечение онкологических больных – это достаточно сложный процесс. Как ни прискорбно, иногда наступает момент, когда у нас уже нет возможности помочь пациенту, поскольку исчерпаны все методы лечения. Если у врачей есть радость от успеха в лечении пациентов, грусть от того, что ничего не можешь сделать – это другая сторона медали. И в этих случаях как раз-таки прибегают к нетрадиционной медицине. Такие методы, повторю, никто не исследовал, и они могут даже навредить пациенту. К сожалению, ничто не вечно, и с этим надо смириться.

Насколько важен настрой пациента в лечении онкологии? И как вам удается подобрать нужные слова, когда нужно говорить с человеком о сложном диагнозе?

Это работа. И не только одного врача. План лечения пациента обсуждается коллегиально, решение принимают три специалиста: хирург, радиолог, химиотерапевт – это правильный подход. Настрой пациента, безусловно, тоже имеет важное значение. Знаете, приятнее работать с позитивно настроенными людьми, которые хотят выздороветь, и я считаю, что они выздоровеют. 

Стараюсь быть предельно честным с пациентом: когда есть шансы, есть надежда – мы так и озвучиваем. Когда, к сожалению, нет шансов, я тоже честно об этом говорю человеку. Порой меня упрекают в некоторой черствости, но если бы у меня случилась такая ситуация, я бы хотел услышать правду. Это честнее, чем жить в каких-то иллюзиях. Всем желаю здоровья и быть внимательным к себе и к своим близким. 



Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ