пришлите новость

«С такими травмами не выживают»: в Башкирии педагог сбила на машине ребенка и не хочет признавать вину

10:00, 19 ноября 2022

У Амины Сафаровой после страшного ДТП оказались перебиты кости таза и внутренние органы. Она борется с последствиями ужасных ранений, а семья еле сводит концы с концами из-за больших трат на лечение  

«С такими травмами не выживают»: в Башкирии педагог сбила на машине ребенка и не хочет признавать вину
Фото: Гульназ Сафарова
Восьмилетняя Амина Сафарова из Нефтекамска «родилась в рубашке». Так сказали врачи, которые после страшной аварии прошлым летом буквально вытаскивали девочку с того света. Ребенок попал под колеса машины, за рулем которой была завуч гимназии из Бураево. У девочки оказались раздроблены кости таза и разорваны внутренние органы, число проведенных операций уже приближается к десяти. На момент ДТП ее мама была беременна третьим ребенком и чуть не потеряла его из-за потрясения. Пока семья Сафаровых пытается поставить на ноги дочь, водитель автомобиля Чулпан Исламова пытается доказать свою невиновность.

Жизнь разделилась на «до и после»

Летом 2021 Сафаровы приехали в село Бураево к родственникам на народный праздник Сабантуй. Мама семилетней Амины, Гульназ, находилась на восьмом месяце беременности. Вместе с мужем и родителями после народных гуляний большое семейство возвращалось к машине, припаркованной среди сотен других автомобилей, стоявших по обочинам дороги. По словам Гульназ, она шла чуть позади, остальные уже дошли до транспорта, начали рассаживаться.

– Дочка увидела, что я отстаю и решила вернуться ко мне. Поскольку обочины с двух сторон были заставлены машинами, она пошла по асфальту, начала переходить проезжую часть. Буквально одну полосу она перешла, там ее пропустила машина. Но с другой стороны на нее наехало «Пежо», за рулем которого была женщина. Это случилось буквально в нескольких метрах от меня, – говорит мама.

События далее развивались как в страшном кино. Автомобиль хоть и двигался с небольшой скоростью, водитель перепутала педаль газа с тормозом и, вместо того, чтобы остановиться, около 10 метров протащила девочку по асфальту. Амина оказалась сначала под передними колесами, потом по ней проехали задние колеса машины.

– Я кричала, ребенок кричал под машиной. Потом она затихла. Дальше как в тумане – я схватила дочь, на руках потащила в больницу, родня побежала за нами. Нас подхватил проезжавший мимо водитель, довез до Бураевской ЦРБ. Туда приехали уфимские врачи. Операция длилась с пяти часов вечера до трех часов ночи. Потом медики собрали консилиум. Сначала думали, что Амина не выживет, мне не хотели ничего говорить. Боялись, что потеряю нерожденного ребенка. Я настояла, чтобы сказали правду. Они сообщили, что такие переломы и разрывы органов несовместимы с жизнью, но сделано все возможное и невозможное, дальше зависит от организма, – рассказывает Гульназ.

Медики также сообщили маме, что если ребенок был бы крупнее, то умер на месте, мол, машина низкая и из-за того, что Амина худенькая, ее не сильно задело днищем авто. Пожалуй, это была единственная хорошая новость. При поступлении врачи диагностировали зарытый нестабильный перелом лонных и седалищных костей таза, закрытые оскольчатые переломы средней трети обеих бедер со смещением отломков, косой оскольчатый перелом левой голени, разрыв мочевого пузыря, размозжение уретры и другие повреждения органов малого таза.

– Четыре дня после операции Амина была в реанимации, в коме. Спасибо врачам, они дежурили около нее круглые сутки, не отходили, я тоже там была. На пятые сутки санавиацией дочку доставили в Уфу в РДКБ. Там больше месяца она лежала в разных отделениях, были другие операции. Отправили потом в Бураевскую больницу, затем домой ненадолго, потом были еще операции, за это время я потеряла им счет, их было 8-9 разной сложности, – вспоминает Гульназ.

В июле 2021 года женщина из-за пережитого стресса родила сына раньше срока. Малыш оказался в реанимации, где 10 дней лежал на аппарате ИВЛ. В больнице с дочкой в это время находился папа. Сейчас семья вынуждена жить в Бураево в частном доме родителей, поскольку квартира в Нефтекамске расположена на 5 этаже, лифта в доме нет, и выходить на улицу с Аминой сложно. Муж тоже не может работать, говорит женщина, дочери нужен постоянный уход, приходится часто лежать в больницах. У них есть 19-летняя дочь-студентка, но ей нужно продолжать учебу. Сама Гульназ с грудным ребенком не работает по понятным причинам. Единственный пока доход – пособия.

Гульназ не устает благодарить врачей. Рассказывает, что кроме большой помощи от башкирских медиков, все для спасения Амины сделали московские специалисты. Например, в клинике Рошаля проводили операции на мочевом пузыре, его зашили, но из-за больших разрывов пока не получается полностью восстановить орган.

– У дочки хронический уретро-вагинальный свищ, тотальное недержание мочи, капает как из-под крана без остановки. В день уходит 10-12 памперсов. Кроме того, у Амины разбиты кости, стоят металлоконструкции. Очень тяжело, все время волдыри от раздражения, пролежни. Мы живем в селе, муж топит баню каждый день, чтобы ее помыть, ромашку завариваем для купания. Пришлось купить противопролежневый матрас, специальную кровать, – сообщила Гульназ.

У девочки сохраняется воспаление, приходится пить много лекарств. Мама говорит, что у Амины постоянные боли, которые особенно усиливаются при смене погоды, спасают только спазмолитики. Что-то прописывают по рецепту, какие-то препараты приходится покупать за свой счет. Бесплатных памперсов хватает максимум на две недели, в среднем на эти средства гигиены уходит около 3 тысяч рублей ежемесячно.

– В первые месяцы уходило очень много денег. Массажистов нанимали, проходили реабилитационные процедуры. Инвалидность Амине дали через год после ДТП, получаем выплаты по уходу. Скоро детские деньги по рождению малыша от работодателя перестанут выплачивать. Помогают родители, есть огород, стараемся сажать много овощей, кур держим. Дочь встала на ноги, но она вся в железках. На протяжении всей жизни придется лечиться по больницам, по санаториям, – рассказывает женщина.

IMG-20210622-WA0045.jpg

Невиноватая я

Сидевшая за рулем легкового автомобиля, сбившего Амину Чулпан Исламова – педагог с 30-летним стажем, работает замдиректора по учебно-воспитательной работе гимназии №2 села Бураево. Из открытых источников следует, что она также в 2016 году была избрана муниципальным депутатом Бураевского района и работала членом комиссии по соблюдению регламента, статуса и этики, социально-гуманитарным вопросам, делам молодежи и охране правопорядка.

Вспоминая страшный день аварии, Гульназ Сафарова рассказывает, что они думали только о спасении дочери, а не о том, что нужно вызвать ГИБДД. Это сделали очевидцы. Чулпан Исламова, которая была за рулем «Пежо», поехала с родителями пострадавшей в больницу.

– Ее муж за это время переставил машину на обочину, вроде как мешает другим водителям. Сразу не проводилась экспертиза, следователи потом занялись сбором улик. Исламова сразу ничего не стала обещать, поскольку не считает себя виновной, типа ребенок выскочил сам. И не согласна, что ее обязанность как водителя была предотвратить ДТП. Если бы она только сбила Амину, у ребенка был бы какой-то перелом, а тут машина ее протащила, проехала по ней, аж все разорвано внутри. Часть тела от талии до нижней части ног – все было сломано, – сокрушается убитая горем мать.

Уголовное дело было возбуждено по статье 264 ч.1 УК РФ – нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Виновник может попасть в тюрьму на срок до трех лет, либо его могут обязать к принудительным работам на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности. Дело о ДТП в Бураево поступило в районный суд в сентябре этого года. С тех пор одно судебное заседание было отложено с формулировкой «неявка других участников процесса», очередное состоялось только 15 ноября. Новое рассмотрение назначено на 25 ноября. По словам Гульназ, женщина не хочет признавать свою вину.

– На суде 15 ноября она заявила, что не считает себя виновной и хочет, чтобы ее полностью оправдали. Нам было очень тяжело. Ее адвокат хочет, чтобы показания давала сама Амина. Однозначно, виновница и защитник специально тянут дело для того, чтобы срок давности прошел. И она может остаться безнаказанной, – считает мать.

С момента аварии проходящая по делу в качестве подсудимой Исламова заплатила пострадавшей 75 тысяч рублей, говорит Сафарова. И добавляет, мол, писала той, сообщала, что им очень нужна материальная помощь.

– Она говорит, что у нее нет денег и зарплата 12 тысяч, вроде как – на что она должна жить. А мы? До сих пор она работает в школе, ездит на этой же машине. Нет цели ее посадить, у нее тоже маленький ребенок. Ну просто было бы хоть сколько-то человечности, сожаления, считала бы она себя виноватой. Даже прощения не просила. Как она живет спокойно и оправдывает себя, непонятно. Никто не застрахован от такого, все ходим под Богом, ездим за рулем. Не пожелаю никому, но хотя бы проявила сочувствие, – делится Гульназ.

В свою очередь, в телефонной беседе с корреспондентом Пруфы.рф Чулпан Исламова сообщила, что ее еще не обвинили, пока идет суд. Также она подтвердила, что помогала материально, правда, назвала сумму 85 тысяч рублей и сослалась на выплаты от своей страховой компании.

– Еще не доказан тот факт, что я виновата. Я была трезвая за рулем, ничего не нарушала, ехала с маленькой скоростью. Ребенок выбежал на дорогу в неположенном месте. Да, это случилось, я не отрицаю. Кроме того, что я им платила, моя страховая перечислила им 500 тысяч рублей. Насчет остального решит суд, – сообщила Исламова.

Сейчас родители Амины опасаются, что пройдет срок исковой давности, и женщина останется без наказания. Открылись еще кое-какие обстоятельства.

– Мы узнали, что судья, который рассматривает дело, оказывается, учился вместе с адвокатом виновницы. Подозреваем, что теперь ее хотят оставить безнаказанной. Считаю, что надо дать огласку нашей истории, очень хотела бы, чтоб вы рассказали про наше горе.

Мама говорит, что сейчас Амина боится садиться в машину, когда переходит дорогу, прижимается к взрослым от страха, а если они проезжают место аварии, ее буквально колотит. 

– И у нее всегда все болит. Малейшее движение не так – боль, приходится глушить ее спазмолитиками. Пьем кальций, от этого появились камни в почках, пришлось вытаскивать их во время операции. Сейчас надо лечить зубки, так сильно кричала в стоматологии, видимо, нервы уже сдают, боится манипуляций. Она уже столько пережила, столько испытаний ей выпало! Наша девочка очень сильная духом, даже все врачи везде это говорят. Очень ее поддерживают, дарили ей дипломы за храбрость. А еще Амина просит не говорить на тему ДТП. Стараемся жить позитивно как бы тяжело ни было, – делится мать.

Амина Сафарова любит играть в куклы, собирать конструкторы, рисовать, раскрашивать раскраски. Девочка учится дистанционно, насколько это возможно, мама говорит, она умница, но из-за препаратов и большого числа наркозов память ее, случается, подводит. Но она все равно старается. Врачи успокаивают родителей, что потом все стабилизируется. Сейчас девочка в Москве, ей предстоит сложная операция в клинике Пирогова. Врачи попытаются сделать все возможное, чтобы снять металлоконструкции с тела ребенка.

Гульназ Сафарова рассказала, что их семье чем могут помогают благотворительные фонды из Уфы – «Два крыла» и «Благое дело», а также фонд «Ярдам» из Бураево. Неравнодушные люди понимают, как тяжело приходится семье, эти месяцы истощили всех морально, физически, материально. Пруфы.рф призывают вас тоже помочь семье.

Номер счёта: 40817810206007632079

Банк получателя: Башкирское отделение N8598 ПАО СБЕРБАНК

БИК: 048073601

Корр. счёт. 30101810300000000601

ИНН: 7707083893

КПП: 027802001

Получатель: Сафаров Д. Д.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика