пришлите новость

Врач-онколог о росте заболеваемости раком груди мужичин в Башкирии: «Ежегодно это 13 – 15 случаев»

16:16, 04 октября 2022

Что именно вызывает один из самых распространенных видов онкологии в Башкирии, грозит ли рак молочной железы мужчинам, можно ли в республике сдать необходимые тесты - на эти и другие вопросы ответил врач-онколог

Врач-онколог о росте заболеваемости раком груди мужичин в Башкирии: «Ежегодно это 13 – 15 случаев»
Фото: сайт Республиканского клинического онкодиспансера РБ

Наследственность, плохая экология, неправильное питание, стрессы – принято считать, что это факторы, из-за которых могут возникнуть онкологические заболевания. Что именно может спровоцировать рак молочной железы (РМЖ), как вовремя распознать опасную болезнь и что делать, чтобы не допустить ее возникновения? Об этом Пруфы.рф поговорили с врачом-онкологом, заведующим хирургическим маммологическим отделением Республиканского клинического онкологического диспансера РБ Маратом Галеевым.

Башкирия считается одним из регионов-лидеров по онкологическим заболеваниям. Какое место в статистике занимает РМЖ?

Мы, врачи, пользуемся официальной статистикой. А она показывает, что наш регион в ПФО находится на предпоследнем, 12-м, месте по заболеваемости раком молочной железы из 13-ти регионов округа. Так что слухи, что мы лидируем в списке, неверные. В нашем федеральном округе данные сильно разнятся: например, в Самарской области 51 случай [заболеваемости] на 100 тысяч населения, а в Башкирии – 34. При этом здесь заболеваемость ниже не только по сравнению с ПФО, но и в целом среди субъектов по России. 

Каков процент благоприятных и летальных исходов у пациентов с РМЖ в Башкирии?  

Несмотря на положительную статистику относительно других регионов, рак молочной железы в Башкирии стоит на первом месте: каждая четвертая больная онкологией женщина страдает именно этим видом рака. Если говорить о выживаемости пациентов с этим диагнозом, то надо учитывать стадию заболевания. Пятилетняя выживаемость больных РМЖ составляет 63,2% на все стадии. Если взять 1 и 2 стадию, то та же пятилетняя выживаемость составляет 90-95%. Надо сказать, что прогноз у большинства больных раком молочной железы хороший: наши пациенты живут много лет по сравнению с носителями таких опухолей, как рак желудка, рак легкого. Там смертность достаточно высокая.

Что может спровоцировать РМЖ, и насколько значима здесь наследственность? Вспоминается история с американской актрисой Анджелиной Джоли. Она удалила молочные железы, когда узнала, что у нее высокий риск появления рака.

Причин возникновения рака молочной железы много. Речь идет о факторах, которые повышают риск развития болезни. Наследственный фактор имеет значение, но не такое большое – всего 5-19 %. Он встречается у людей, которые имеют мутацию генов BRCA-1 и BRCA-2. В норме они отвечают за деление клеток. Она делится, развивается, потом уже отмирает, это нормальный процесс. При нарушении дифференцировка клеток вызывает рак. Но даже носительницы мутаций не всегда заболевают раком молочной железы, риск повышается примерно на 70 %.

То есть женщина в Башкирии может так же, как Джоли, пойти сдать определенные анализы здесь и дальше уже принимать меры?

Конечно. Если у женщины среди близких родственников имеются заболевшие раком молочной железы, она может сдать тест. Это делается во многих учреждениях, в том числе в Республиканском онкодиспансере. Но для того чтобы точно узнать, грозит ли опасность, надо сдавать мутацию нескольких генов. Чем больше мы генов изучим, тем больше будем знать, каков риск развития РМЖ.

Проговорим алгоритм: женщина узнала, что в роду есть болевшие раком молочной железы, озадачилась. Куда идти дальше, чтобы вовремя выявить опасность?  

В принципе, каждый врач-терапевт должен уметь пальпировать молочные железы, но на деле так делается не всегда. Таких специальностей, как маммолог, нет в номенклатуре врачебных специальностей – есть врач-онколог. Маммологом называется специалист, который больше занимается проблемами молочной железы. Если у женщины появились вопросы, она может обратиться к гинекологу, хирургу, терапевту – к кому легче попасть, к тому и надо обращаться. Если появились симптомы, изменения в молочных железах, нужно в первую очередь попасть к онкологу по месту жительства, такие врачи есть почти во всех поликлиниках, во всех районах есть первичные онкологические кабинеты, есть также частные приемы в городах. Сейчас мы возобновили профилактические осмотры в учреждениях, диспансеризацию, при которой выполняется маммография. Кроме того, можно пойти в частную клинику к маммологу, в Уфе их достаточно, как и маммографического оборудования. Женщина старше 40 лет может и самостоятельно пройти маммографию, и с этим результатом обратиться к маммологу. Конечно, в районах таких специалистов нет, но есть онкологи, и они в этой проблеме разбираются. Для того чтобы обследовать молочную железу, не нужна дорогостоящая аппаратура.

Кроме наследственности, есть и другие факторы. Может ли себя женщина застраховать от РМЖ?

На сегодняшний день мы заболевание предотвратить не можем, мы можем сделать все, чтобы выявить его на ранней стадии. Это гарантирует полное выздоровление. Кроме наследственности, в число факторов риска входит также возраст. 78% наших больных старше 50 лет. Больных моложе 30 лет у нас до 1%. Еще фактор – менструальная функция: если у женщины месячные начались раньше, чем в 13 лет, и закончились после 55 лет, она тоже входит в группу риска, потому что длительная эстрогенизация организма тоже повышает риск развития рака. Еще есть репродуктивный фактор. В последние годы тенденция такая, что женщины поздно рожают, либо вообще не рожают, мало кормят грудью – все это сказывается на риске развития РМЖ. Принято считать, что если женщина рожает в 20 лет или даже раньше, то риск развития рака молочной железы минимален. Длительное кормление грудью также снижает риски, поскольку во время лактационной аменореи – прекращении месячных в период кормления – молочная железа отдыхает от женских гормонов.

А прием гормональных препаратов, аборты добавляют риски?

Аборты – это травма для организма. В организме происходят гормональные нарушения – естественно, это вызывает определенные сбои в тканях молочной железы. Что касается гормонов: при патологическом климаксе требуется заместительная гормональная терапия. Это тоже является риском для развития рака молочной железы, но в случаях, когда прием препаратов длится более 10 лет. Если такая гормональная терапия длится от 3 до 5 лет, то повышения риска не наблюдается. По противозачаточным препаратам данные противоречивые. Большинство специалистов говорят, что они не влияют на развитие РМЖ. Здесь крайне важно, чтобы женщина не сама беспорядочно выбирала таблетки, а посоветовалась с гинекологом, тогда это будет не только безвредно, но и полезно.

Что касается питания и стрессов, как они влияют на риск заболеть раком молочной железы?

Конечно, эти факторы тоже могут сыграть роль. Например, излишний вес, ожирение напрямую повышают риск РМЖ. Нет тех продуктов, которые бы повышали или понижали риски именно этого вида рака, таких достоверных данных нет. Но говорят, что регулярное чрезмерное потребление свыше 1 – 2 порций алкоголя в день, например пива, вина, крепких напитков, повышают заболеваемость РМЖ в 2 – 2,5 раза. В целом рекомендации для профилактики РМЖ стандартные: питаться сбалансированно и вести здоровый образ жизни.

Стрессы и срывы приводят к изменению гормонального нормального обмена. Приведу пример: заболеваемость в сельской местности ниже, чем в городе, где жизнь стремительная, ритм напряженный, надо работать много, везде успевать. Каждый день мы получаем какой-то микро-стресс, все это сказывается на здоровье, в том числе гормональном фоне женщины.

А имплантаты и манипуляции по коррекции груди могут стать причиной рака?

Современные импланты не повышают риски развития РМЖ. Раньше были распространены импланты Allergan, в капсуле которых развивалось определенное количество лимфом – злокачественных опухолей. Но эти импланты запретили и перестали выпускать. Сейчас в мире установлено порядка 13 млн имплантов, а вот число лимфом, которые развиваются при их установке, составляют тысячные доли процента. Поэтому можно сказать, что современные импланты не влияют на развитие злокачественных опухолей молочной железы. Что касается коррекции груди, увеличения, подтяжки – не думаю, что это увеличивает риски, но перед каждой операцией женщину должен консультировать маммолог. Потому что специалист может увидеть какие-то проблемы в молочной железе. Рубцы могут стать фактором риска, но однозначных данных нет.

Сейчас много проводится процедур ЭКО, как они могут негативно повлиять на организм женщины?

У нас в год поступает на лечение несколько пациенток, которым ранее выполнялось ЭКО. Теоретически, гормональная стимуляция в последующем можем вызвать РМЖ. Пока недостаточно наблюдений, чтобы делать однозначные выводы, какое влияние оказывает процедура экстракорпорального оплодотворения. Поэтому мы не можем напрямую связать случаи рака молочной железы с ЭКО, возможно, это спорадический, то есть персонально ее случай. Ведь, по статистике, каждая восьмая женщина заболевает РМЖ, независимо от того, делалось ли ЭКО.

Болеют ли раком молочной железы мужчины?

К сожалению, да. На 100 женщин приходится один мужчина. У нас в Башкирии ежегодно заболевают примерно 13 – 15 мужчин. У них те же факторы риска, такое же лечение и такой же прогноз. Но при этом больше запущенных стадий: грудная железа у мужчин маленькая, они реже идут к врачу в случае, если заметили какие-то изменения, стесняются.

Как вовремя понять, что нужно бить тревогу и идти к онкологу?

В молочной железе может быть очень много болезней, только 5% из них – злокачественные опухоли. Это могут быть доброкачественные образования, пороки развития, травмы, воспаления, инфекционные болезни. Если женщина у себя нашла какое-то изменение, не стоит сразу пугаться, что это онкология. Не стоит хоронить себя. Но нужно помнить, что рак молочной железы не вызывает болевых ощущений. И когда женщина говорит, что, мол, «не болит, думала, что все пройдет» – это неправильное действие. На начальной стадии разобраться бывает сложно, поэтому обязательно нужно попасть к специалисту, который занимается патологиями – маммологу. Если женщине 40 лет и больше, нужно в первую очередь пойти сделать маммографию. Если младше 40 лет – надо выполнить УЗИ молочных желез. И дальше, исходя из него, там обнаружится – идти к онкологу или к хирургу.

Бывает, что у женщины взяли биоматериал на гистологию, отправили на анализ, но потом выясняется, что провести его по каким-то причинам не смогли. Или сам результат приходится ждать долго. А время идет. Как быть?

Морфологическое исследование, о котором вы упомянули – это один из методов диагностики. Когда мы подтверждаем диагноз, без этого исследования мы не можем начинать лечение даже хирургическое, не говоря о лучевом лечении и химиотерапии. Да, бывает трудно установить морфологический диагноз. Сейчас такое время, когда больница сама по тендеру выбирает учреждение, где проводятся эти исследования. Приведу пример: один из дальних районов заключил договор с компанией из Москвы, пробы возят туда. И вот эта маршрутизация – пока довезут туда и обратно – увеличивает сроки проведения анализа. Но такие случаи редки, обычно морфологический анализ делается не больше чем за две недели. Сейчас есть ЦОАПы – центры оказания амбулаторной онкологической помощи, у нас в республике их 13. Есть межмуниципальные онкоцентры, первичные кабинеты – через них так долго не делается анализ. Конечно, если результаты приходится ждать два месяца – это долго. Но даже если речь идет о таком сроке, болезнь, как правило, не становится слишком запущенной.

Морфологический анализ делается по ОМС?

Да, через лечебно-профилактические учреждения. Это достаточно дорогая процедура, потому что исследование очень сложное. Если взять гистохимические исследования, которые обязательны при раке молочной железы, они не везде делаются, но они обязательны. Я советую в любом случае обращаться к специалистам, сама процедура взятия материала непростая. Есть метод чуть проще – цитологический, когда берут анализ тонкой иглой. Этот метод быстрый, ответ можно получить уже на следующий день. Большинство анализов на местах проводится цитологическим методом, а морфология – это мы делаем в стационаре, здесь есть оборудование и специалисты с навыками.

Говорят, что появились сложности с лекарственным обеспечением из-за санкций и трудностей с поставками из-за рубежа. Так ли это? Как сейчас обстоят дела с препаратами для лечения рака молочной железы и расходными материалами в РБ?

К счастью, сейчас у нас есть все лекарства не только для лечения пациентов с РМЖ. Достаточно не только лекарственных препаратов, также есть все современные таргетные и имуннопрепараты. Как будет дальше – пока сложно сказать, надеемся, что все будет. Мы опасались насчет расходных хирургических материалов, сейчас в диспансере выполняется много мини-инвазивных процедур, в том числе на европейском оборудовании. Пока все это есть, пусть больные не переживают, всех лечим по клиническим рекомендациям.

Какие новые методики диагностики появились в онкоцентре, на что здесь могут рассчитывать пациенты?

Есть четыре основных метода диагностики РМЖ, которым пользовались и пользуются врачи: пальпация, маммография, УЗИ и морфологическое исследование. А дорогостоящие методы – компьютерную, магнитно-резонансную или позитронно-эмиссионную томографию – мы применяем только для уточнения непонятных моментов. Поэтому общая диагностика проверена временем, новшества появляются в морфологической диагностике. Нужно помнить, что рак молочной железы – понятие собирательное, среди раков есть различные подтипы: существуют гормонально чувствительные опухоли, которые имеют хороший прогноз и хорошо поддаются лечению, есть так называемые трижды негативные раки, которые встречаются у молодых, протекают агрессивно и плохо поддаются лечению. Есть промежуточные варианты. Все эти подтипы определяются путем сложных гистохимических исследований. Они выполняются не везде, но наши лаборатории их выполняют. У нас есть все, чтобы поставить правильный диагноз и успешно проводить лечение.

Часто пациенты в поисках «волшебной таблетки» обращаются к народной медицине. Известны ли медицине случаи, когда это помогало, или все же стоит предостеречь людей от похода к целителям, гадалкам?

К счастью, прошло время, когда многие занимались уринотерапией, лечились с помощью телемагов. Сейчас таких случаев мы не видим, люди стали грамотнее, пользуются интернетом. Да, бывают случаи, когда пациенты занимаются лечением травами. Мы, врачи, говорим: «пожалуйста, вы можете ими пользоваться, но сначала пройдите то лечение, которое необходимо и рекомендовано». Бывает, что пациенты приходят с осложнениями после лечения травами, поэтому мы надеяться на чудодейственные препараты не рекомендуем. Люди в этом случае теряют самое драгоценное – время. Хочу сказать, что нет противоопухолевых трав. Да, можно поддержать печень, почки, но онкологию вылечить вряд ли.

Бывает, что женщины в борьбе со страшным диагнозом опускают руки, перестают бороться. В РКОД предусмотрено оказание психологической помощи?

Когда женщине ставят диагноз рак молочной железы, конечно, это большая психологическая травма. Многие теряются, думают, что за этим последует удаление молочной железы, химиотерапия, потеря волос – это большой стресс. Конечно, для того, чтобы получить лечение и морально перенести все трудности, важен настрой. В онкологии все методы лечения достаточно агрессивные. У нас в диспансере есть психотерапевт. Их должно быть больше. С нашими пациентами надо работать постоянно, не так, что поговорили, пришли-ушли. Нужно беседовать на всех этапах: в момент поступления перед операцией, перед химиотерапией, перед выпиской. Одно дело, когда женщина говорит с соседками по палате, которые пережили схожую проблему. Другое дело, когда она выписывается и оказывается часто одна, без возможности поддержки. Должна быть большая психологическая поддержка. С нами работает общественная организация «Равное право на жизнь». У них есть чаты, группы, люди собираются, проводят лекции, помогают друг другу, оказывают информационную поддержку.

Добавлю, что сейчас у нас появилась возможность для бесплатной реабилитации наших пациентов: мы отправляем их в санаторий в Юматово, где они получают психо- и физиотерапию. Это уникальная программа, одна из немногих в России.

А чего боятся сами онкологи?

Мы знаем, что такое рак, как он протекает, поэтому мы никогда не успокаиваемся, даже если все хорошо. К сожалению, у этой болезни есть вероятность возврата, мы этого боимся больше всего. Рак – хроническая болезнь, которая протекает с обострениями, ремиссиями. Мы хотим, чтобы ремиссия длилась как можно дольше без обострений. Мы тоже люди и тоже боимся онкологии, тем более знаем эту болезнь изнутри. Ну, что делать, мы работам, делаем свое дело, идем вперед.

Что можно пожелать женщинам, которые уже столкнулись с болезнью, и тем, кто хочет позаботиться о своем здоровье?

Я желаю, чтобы женщины больше обращали на себя внимание, больше себя любили. Хочу, чтобы они, даже если что-то случилось, не теряли время, обращались к врачам. Не надо сразу впадать в панику. В наше время онкология, к сожалению, становится обыденностью. Но чем раньше выявлена болезнь, тем лучше прогноз. Поэтому не забывайте ежегодно посещать маммолога, гинеколога – у каждой женщины должен быть свой врач, которому она доверяет. Тогда можно предотвратить любую серьезную болезнь. Любите себя и будьте здоровы!

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика