пришлите новость

«Отец-военный сказал, что слышать больше о нас не хочет»: исповедь жены, которая отправила мужа в Казахстан

12:30, 28 сентября 2022

Уфимка рассказала, как ее муж решался на побег из страны, с какими препятствиями столкнулся, и какие планы теперь на жизнь у него имеются

«Отец-военный сказал, что слышать больше о нас не хочет»: исповедь жены, которая отправила мужа в Казахстан
Фото: читатели Пруфы.рф

33-летняя уфимка Лилия (имя изменено – прим. ред.) говорит, что с начала мобилизации жила в страхе за супруга. У него категория «А», он лейтенант в запасе, 39 лет, учился на военной кафедре, не служил, повестку не получал. Они боялись, что в любой момент могут постучать в дверь. В минувшие выходные, по словам Лилии, в 6 утра они обнялись на пустой парковке возле «Планеты» у дома. «Жаль, с сыном не попрощался», – сказал ее супруг и уехал. Так началась эпопея уфимки, которая столкнулась с осуждением родственников, неприятием отца, а ее супруг пополнил ряды уклонистов и стал вынужденным переселенцем.



«Всё, уезжает мой миленький»

– У меня маленький сын, ему 2 года и 7 месяцев. С мужем планировали родить второго, накопили деньги, хотели тут развивать бизнес. Но с начала мобилизации решили, что переедем в другую страну. В течение двух дней мы думали, решали, как и куда ехать. Хотели сначала в Турцию. К счастью, загранки есть, выбор тоже.

Но пока выбрали Казахстан. Муж уехал первый. На самолете он не полетел, потому что стало внезапно очень дорого. Цены выросли с 21 сентября. Выбрал он ехать на своей машине, чтобы была мобильность. Тем более что он хочет за границей максимально быстро развиться, чтобы мы с сыном скорее к нему приехали.

Мои свекры нас поддержали. Но мой папа – бывший военный – отнесся плохо. Для него это было неприемлемо, он сразу об этом заявил: кияу (муж дочери – башкирский язык) пусть сам едет. Мы сели за стол. Я ответила: «Мы уедем, это не обсуждается. Но говорить об этом больше не будем». Папа сказал, что слышать больше о нас не хочет. Потом он отправился на работу, а я у мамы спросила, что папа думает. Она сказала: «Если муж хочет ехать, пусть едет один». Тогда, правда, хорошо, что он отправился один. С маленьким ребенком в очереди на границе нам было бы сложно.

Два дня я собирала мужа в путь, знала, что там, на границе, уже скопились автомобили. Большинство, кто вначале уехали, пошли в легкой одежде, с рюкзаком на плече. Мы, прежде чем отправлять мужа, прочитали информацию в разных гайдах, чатах, где все координируются.

Я старалась держаться, и все было нормально. Собирала мужу сумку-холодильник, положила туда полторы курицы, гречку. Купила разных продуктов. Я делала все, будто на автомате, не верила. В один момент стою возле полок в супермаркете, выбираю мужу пакетики к чаю, и у меня вдруг сами слезы полились. Думаю: «Всё, уезжает мой миленький».

Перед отъездом мы легли в два часа ночи и уже в 4 встали. Было воскресенье, 6 часов утра. Я вышла провожать – запомнилась пустынная парковка. Город и без того опустел, пробки пропали. А ночью это ощущается сильнее. Ребенок у родителей остался, спал еще. Муж сказал: «С сыном даже не попрощался», – и уехал, а я пошла домой, выпила успокоительное.

«Сутки почти бодрствовала»

После того как проводила, я села в чаты и до часу дня искала, к какому КПП лучше ехать. Смотрела, где погода потеплее, где очередь быстрее двигается. В час дня легла спать, полчаса поспала, позвонила свекровь. Опять не смогла заснуть, вошла в эти все чаты. Квартиру начала искать ему, но поняла, что бесполезно: неизвестно когда он заедет и заедет ли вообще.

Муж уехал на своей машине, вез вместе с собой ребят – все младше него. Одного с аэропорта Уфы взял, тот с Питера прилетел, второй – почти сосед оказался. Взял их только потому, что хотел бесплатно помочь, но я сказала, что пусть бензин хоть оплатят. Они ему в итоге потом по 10 тыс. рублей отдали в качестве благодарности.

Когда он подъехал к границе, там было 4 км очереди. Через сутки машина мужа продвинулась всего на 2 км, хотя это расстояние можно проехать за 10-15 минут. Вчера там очередь была уже в 7 км. А те, кто в пятницу, субботу прибыли, день всего стояли. И сейчас, думаю, очередь будет только расти.

Некоторых людей разворачивали приставы из-за долгов, если сумма долга была выше 30 тыс. рублей. Потом на границу прибыли сотрудники с ноутбуками и начали проверять что-то. Но были ли это сотрудники военкомата, непонятно. Потому что некоторые парни, даже зная о прибывшей повестке, проходили. Может быть, их в базе еще не было.

В очереди муж стоял два дня. С попутчиками они менялись, и муж иногда спал. 27 сентября с утра он перешел границу.

«Это, конечно, плохо»

Что будем делать дальше? Конечно, мы не вернемся. Еще до отъезда муж мне говорил: «Я всё налажу и вернусь». Но я ему сразу сказала: «Мы не для этого тебя отправляем, чтобы ты вернулся. Я хочу там осесть». Будем здесь продавать квартиру и переедем, я буду работать, как и тут, онлайн.

У нас здесь планы были. Муж хотел открыть свой бизнес, деньги мы для этого накопили. Они сейчас все пойдут, наверное, на аренду. Это, конечно, плохо, но мы не могли думать тогда об этом, действовали на автомате. У мужа два высших образования. Мне жаль, что такие как он уезжают, они должны жить тут, поднимать страну. Я тоже своим любимым делом хотела заниматься. Второго ребенка планировали. Теперь эти планы все разрушены.

 

21 сентября в России была объявлена частичная мобилизация. Мужчин со всей страны начали собирать для спецоперации на Украину. Ранее мы писали материал о том, что чувствуют матери и жены тех, чьи родные готовы идти служить. В редакцию также обратились вынужденные переселенцы из Казахстана и Средней Азии и предупредили россиян о том, что их может ждать в соседних странах.

Мнение редакции может не совпадать с позицией героя публикации. Материал носит исключительно информативный характер.  



Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ