пришлите новость

COVID-19 три года спустя: врач-инфекционист из Зубово рассказала, чего ждать от новой волны коронавируса осенью

15:30, 19 августа 2022

Айгуль Галиева рассказывает, как обстоят дела в республике с коронавирусом и отвечает на главные вопросы об инфекции, ее лечении и профилактике

COVID-19 три года спустя: врач-инфекционист из Зубово рассказала, чего ждать от новой волны коронавируса осенью
Кадр из интервью

Врач-инфекционист ковид-госпиталя в Зубово Айгуль Тагировна Галиева – новый гость студии «Пруфы». В 2022 году исполняется три года, как мир столкнулся с коронавирусной инфекцией. Впереди осень, эпидемиологи предрекают новый подъем заболеваемости и очередную – кажется, уже шестую – волну коронавируса. Зарина Гайсина расспросила Айгуль Тагировну о прогнозах, новых штаммах, эффективных схемах лечения и вакцинации, чтобы напомнить всем, каким коварным может быть этот вирус.

Осенью начинается циркуляция разнообразных вирусов, в том числе гриппа и ковида. Пересекаясь в организме человека, они рождают какие-то новые формы и новые штаммы. В связи с этим – как сейчас обстоят дела с ковидом? Какой штамм у нас сейчас присутствует? Чего мы ждем?

Сейчас у нас в основном омикрон-штамм, который пришел в так называемую пятую волну. Сейчас мы находимся как раз на ее спаде. Эксперты-эпидемиологии нам прогнозируют, что следующий подъем будет в осенние месяцы. Это предрекали нам эксперты-эпидемиологии и исследователи еще весной 2022 года. Математическим путем были рассчитаны все закономерности эпидемиологического процесса при коронавирусной инфекции, поэтому следующий подъем, вероятнее всего, следует ожидать уже осенью.

Сейчас в России в основном циркулирует омикрон-штамм, который отличается от предыдущих тем, что чаще всего это пациенты с клиникой обычный простуды: температура, кашель и насморк. Симптомы, которые мы наблюдали при дельта-штамме: нарушение обоняния, сиплость голоса, - сейчас практически не встречаются. Особенность этого подъема омикрон-штамма в том, что он очень длительно находится в носоглотке, не хочет уходить из организма. Поэтому пациенты вынуждены соблюдать изоляцию, поскольку до сих пор оказываются источником инфекции для ослабленных пациентов.

Можно сказать, что омикрон гораздо слабее своих предшественников, и каждый новый штамм будет слабее и слабее?

Естественно, это можно объяснить иммунными механизмами. В 2020 году мы встретились с новым вирусом, который первый раз попал в наш организм, и человечество сперва отреагировало бурным подъемом заболеваемости, когда один заболевший в семье заражал практически всех родственников. Мы наблюдали такой каскадный механизм, когда семьями болели не только близкие родственники, но и дальние. Мы были вынуждены уйти на локдаун для того, чтобы оборвать этот эпидемический процесс.

Есть прогнозы, когда ковид станет обычным сезонным заболеванием?

Скорее всего, это произойдет в ближайшие два года. Об этом говорили еще год назад. Мы сейчас живем уже в новых условиях: многие говорят о том, что было до ковида и после. Пока этот вирус остается во второй группе патогенности, в связи с чем требуется очень серьезно соблюдать эпидемиологический режим и проводить серьезные мероприятия. Сейчас очень мало людей, кто еще ни разу не болел. Примерно до 10% человек еще ни разу не перенесли эту инфекцию, или возможно перенесли бессимптомно, в легкой форме, как простуду. Многие из них тоже вакцинированы. Например, в нашем ковид-госпитале тоже есть медработники, которые не болели ни разу. Хотя были случаи, когда омикрон-штамм пришел, и внутри коллектива мы заболевали друг от друга.

В России практически не было строгого локдауна. Как вы считаете, сыграло это на пользу выработке коллективного иммунитета? Правильной ли была эта стратегия, или надо было, как в Китае, сидеть по домам?

Локдаун у нас все же был: помните, когда все сидели по домам в мае, по улицам ездили машины и обрызгивали все дезинфицирующими растворами? Этот локдаун нужен был для нас, прежде всего нужен был для медиков, чтобы мы могли собрать все свои силы и встать в строй. Мы изучали опасные инфекции только по книжкам, по фильмам, которые нам показывали на кафедре инфекционных болезней. Изоляция нужна была для того, чтобы медики и медицинские организации могли мобилизоваться. Но это помогло не только здравоохранению, но и населению, потому что это оборвало подъем эпидемического процесса.

По официальным данным, в России значительно вырос показатель смертности за эти два года. Одно время врачей даже заставляли писать, что человек умер не от вируса, а от сопутствующих заболеваний. Можно ли сказать, что новые штаммы не будут столь смертельными?

Я думаю, да. В первые две-три волны, когда заболеваемость была максимальной, в первую очередь в группе риска были ослабленные пациенты: пожилые пациенты, пациенты после химиотерапии, пациенты с ожирением, с сахарным диабетом, пациенты, которые не соблюдали правила здорового образа жизни. Именно они оказались в группе риска по неблагоприятному прогнозу для жизни.

Коронавирус влияет на иммунитет, на мелкие сосуды, и, в первую очередь, сосуды легочной ткани. Человек оказывается беззащитен, если у него легкие вдруг просто перестают функционировать. Мы об этом никогда не задумываемся – просто дышим, живем, радуемся жизни. Коронавирусная инфекция многим открыла глаза на проблемы со здоровьем, на которые мы не обращали внимания. Надо вести здоровый образ жизни и беречь себя.

Я слышала, что срок годности вакцин «Спутника» продлили с шести месяцев до 12. В чем причина? Почему раньше мы считали, что вакцина живет шесть месяцев? Слишком много изготовили?

Нет, это не с этим связано. Это связано с тем, что еженедельно появляется дополнительная информация о том, насколько стабильны эти активные субстанции. Сначала исследователи могли дать стопроцентную гарантию только на то, что за шесть месяцев после этой прививки будет такая нормальная адекватная реакция у вакцинированного. Сейчас мы наблюдаем за огромным пулом вакцинированных. Все они зарегистрированы в едином федеральном регистре, за ними идет очень строгий контроль, информация накапливается и позволяет нам решать, что да, вакцина работает. Это нужно признать. Это официально признано мировой статистикой. Часто спрашивают: а как одна вакцина может защитить нас от разных вариантов этого вируса, если вирус мутирует и постоянно пытается убежать от иммунного надзора? Это объясняется тем, что коронавирусы проникают внутрь своих специфичных клеток только через определенные рецепторы. Антитела как раз закрывают эти точки. Любой мутант-вирус ковида, попадая в наш организм, проходит через эти точки, которые закрыты защитными антителами, выработанными или после перенесенной инфекции, или после прививки.

Все пациенты, которые вакцинировались и будут вакцинироваться, будут защищены от разных мутаций этого коронавируса. Потому что вирус проходит через одни и те же точки, поэтому защитные титры будут работать.

Врачей заставляют вакцинироваться?

Это наша обязанность, мы же в гуще этой инфекции работаем. Это даже не обсуждается.

А чем вакцинируют врачей?

«Спутником». Я очень хорошо отношусь к этой вакцине. Два компоненты вакцины «Спутник V», и мы ревакцинируемся.

У нас в обществе, действительно, неоднозначное отношение к прививкам. Есть защитники, есть антипрививочники. Вы, работая в госпитале, были в гуще событий. Менялось ли отношение антипрививочников, когда они полежали на ИВЛ?

Стопроцентно. Они все сожалели, что не были вакцинированы. Некоторые говорили, что жаль, что я не дошел до поликлиники, следующее говорили: жаль, что не поверил в эту вакцину. Были и третьи, которые просто не могли объяснить, почему они не вакцинировались. Но все жалели. Когда мы работаем с пациентами, мы разъясняем, что если бы они вакцинировались, то, по крайней мере, так тяжело бы не переносили эту болезнь. Все равно, определенные защитные титры антител были бы изначально, и вирусную нагрузку, которую вы сейчас имеете, вы бы, возможно, имели бы только на половину, а, может быть, даже на четверть процентов.

Хотела задать вам вопросы про лекарства. В Башкирии врачи назначают «Азитромицин» в первые дни болезни. Но уже около полугода лежат в общественном доступе качественные исследования о бесполезности данного препарата, если не присоединена бактериальных инфекция. Почему продолжают выписывать антибиотики?

«Азитромицин» был включен в первые два две версии временных методических рекомендаций, по которым мы работаем с коронавирусной инфекцией. На эти рекомендации мы ориентируемся в своей работе и защищаем свои назначения. «Азитромицин» был включен как обязательный вариант в схемах, потому что были первые исследования и в Китае, и за рубежом, что у азитромицина оказался иммуномоделирующий эффект, то есть какое-то количество вирусов снижалось. В последующем мы обратили внимание, что злоупотребление этим антибиотиком приводило к различным последствиям. Это не самый простой препарат, который влияет на аллергический фон, у предрасположенных лиц вызывает различные нежелательные состояния. Поэтому эта ситуация была пересмотрена и в последующих временных методических рекомендациях по лечению коронавирусной инфекции этот препарат был исключен и оставлен только для лечения внебольничной пневмонии.

Вы же врач в полях, можете ли вы влиять на изменение методических рекомендаций? Каким образом происходит сбор информации с полей?

Конечно, да. Когда обсуждаются временные методические рекомендации, и когда Минздрав России планирует новую версию, Министерство всегда выходит на практических врачей, потому что это обсуждается в открытом доступе профессионально.

Как это происходит?

У нас есть главный внештатный инфекционист республики, который всегда на связи с главным внештатным инфекционистом Приволжского федерального округа, который входит в комиссию по разбору и по предложениям для включения временных методических рекомендаций.

Одно из последних лекарств для лечения коронавируса – это «Фавипиравир». О нем не так много исследований, но Минздрав Японии проинформировал своих граждан о том, что препарат очень токсичен, влияет на печень и на развитие плода во время беременности. Почему у нас врачи так активно этот препарат выписывают и не предупреждают о рисках? Когда я болела, мне выписали этот препарат, и не предупредили ни о каких возможных последствиях.

Это недоработка лечащего доктора, который не предупредил. «Фавипиравир» не так токсичен, мы тоже пользуемся им для лечения пациентов в стационаре. Как и любые медикаменты, он проходит через печеночную ткань. Все-таки печень – это наша лаборатория, где происходит обезвреживание всех чужеродных химических соединений. Через это проходят все лекарства. «Фавипиравир» действительно может вызывать такое нежелательное явление, как гепатотоксичность, при передозировке или у пациентов, которые имеют необъяснимую гиперчувствительность. Есть такое понятие - идиосинкразия, когда любой медикамент, даже аспирин, может вызвать извращенную реакцию организма.

Как формируются эти протоколы лечения при условии, что у разных людей ковид протекает по-разному? И как они спускаются от Минздрава до точечных терапевтов?

Клинические испытания любого нового лекарственного препарата имеют свои фазы. Каждый препарат при появлении любого нежелательного явления на фоне лечения регистрируется в едином федеральном регистре нежелательных явлений. Это обязательно регистрируется, это контролирует Росздравнадзор. Если человек испытывает нежелательную реакцию, он будет вынужден вызвать скорую, его госпитализируют, а в анамнезе болезни, который собирает доктор, это отражается.

Давайте поговорим про реабилитацию. Вообще, нужна ли она, и в чем смысл реабилитации после перенесенной коронавирусной инфекции?

Нужна обязательно. Мы сейчас активно говорим про диспансеризацию, особенно лицам, которые перенесли коронавирусную инфекцию от 40 лет и старше. Вирус действительно новый, а какие его последствия - до сих пор еще непонятно. Они продолжают изучаться. Вирус влияет на сосудистую стенку, вот это воспаление сосудов, которое мы перенесли, как вот эти воспалительный изменения потом уходят, как это восстанавливается микроток мелких сосудов, склонность гиперкоагуляции, тромбозам.

Хорошо. Я переболела коронавирусом. Как я должна понять, какое у меня состояние, что нужно сделать, чтобы понять, нуждаюсь ли я в реабилитации, и в какой?

Когда вы перенесли коронавирусный инфекцию и когда вам даны рекомендации в выписном эпикризе, ваш участковый терапевт пишет, в какие сроки нужно явиться на прием. Надо обязательно соблюдать эти сроки явки. Доктор на месте, осмотрев пациента, назначит самые элементарные анализы, по которым мы можем судить о норме. Такой элементарный скрининг уже покажет, на что обратить внимание и нужно ли назначить дополнительные методы исследования для того, чтобы предотвратить возможные осложнения. Реабилитация нужна для того, чтобы мы восстановили функции организма после перенесенных заболеваний. А диспансеризация – это профилактический осмотр, чтобы предупредить то, что мы возможно упустили.

Давайте рассмотрим конкретный пример. Я, например, заметила, что у меня ухудшилась память. Как мне ее восстановить?

Многие на это жалуются, да. Для этого пациенту необходимо обратиться к врачу-терапевту и неврологу. Все-таки ментальные функции, когнитивные функции находятся в области введения невролога, но в то же время и терапевта, поскольку это сосудистые изменения. То есть, кровоток нарушен, питание головного мозга недостаточное и, соответственно, происходит нарушение памяти. Этот вопрос еще изучается.

Пока не все понятно, почему у нас происходит нарушение памяти или появляется выраженная астения, слабость, когда пациент говорит: я перенес ковид, и я уже полгода не могу себя собрать, память сразу же рассеивается, не могу заниматься своими привычными делами. Это происходит не у всех, у какой-то определенной группы людей, вероятнее всего, с наследственной предрасположенностью. Коронавирус обнажает эти тонкие места, на которые мы, может быть, десятилетиями не обращали внимание.

Хотелось спросить также про коллектив врачей, которые работают в госпиталях. Поменялась ли мотивация медиков после того, как им убрали ковидные надбавки?

Я сама инфекционист и работаю инфекционном госпитале, в филиале Республиканской клинической инфекционной больницы. Мы инфекционисты, и для нас эти выплаты, да, это было очень приятно, это хорошая поддержка коллектива. Ощутимая финансовая поддержка, поскольку многие первое время работали вахтовым методом, многим не разрешалось покидать стены госпиталя, чтобы не заражать своих родственников. Мы ожидали, что рано или поздно эти ковидные выплаты закончатся. Все меняется, возвращается в свое русло. Но я бы не сказала, что у нас поменялось мнение персонала. Единицы есть, которые пришли только для этих выплат, но основное ядро коллектива работает так же. Разницы нет – работа есть работа.

При такой, казалось бы, большой мобилизации Минздрава, строительстве ковидных госпиталей, сбора врачей, в целом за эти два года у нас смертность в России выше относительно других стран?

Не только в России, в других странах такая же высокая при коронавирусной инфекции. Летальные исходы от тяжелых и осложненных форм. Практически 90% этих пациентов – возрастные. У них резервы были истощены, и иммунная система просто не справилась с тем, чтобы убрать все лишнее из легочной ткани. Ну и фоновое состояние, сахарный диабет, ожирение – уже априори коагуляция. А тут еще коронавирус вызвал еще большую коагуляцию, то есть кровь густая, она практически на игле сворачивалась. Как же может кровоток тогда восстановиться? Многие родственники нам звонили и жалобы писали, мол, что вы сделали с нашим близким человеком, он весь в гематомах. Мы были вынуждены лечить так, чтобы кровь была жидкая, применять препараты-антикоагулянты, которые могли бы помочь кровотоку, восстановить микроток.

Сейчас госпиталь в Зубово насколько заполнен?

В пик мы работали на 430 коек, и они были заполнены, коридоры были заполнены. Сейчас у нас коридоры, слава богу, свободные. Мы заполнены сейчас на две трети. Один блок мы законсервировали временно, до следующего возможного подъема инфекции. Мы - основной центральный госпиталь инфекционный по коронавирусной инфекции, сейчас мы принимаем самых тяжелых пациентов со всей территории республики, поскольку тут и онкология, и сахарный диабет, и пожилые, и хроническая обструктивная болезнь легочной ткани. Больных с пневмонией встречается намного реже. Зачастую поражение 80-90% только у ВИЧ-инфицированных бывает. Но эти пациенты тоже есть. У них иммунитет снижен, поэтому вирус долго от них не уходит, долго держится, а иногда даже просыпается заново.

Мое мнение такое, что эта инфекция напоминает герпетическую инфекцию. Этот вирус не всегда уходит у ослабленных иммунодефицитными состояниями пациентов. Вероятнее всего, он остается, как герпес. Мое мнение, что у какой-то категории пациентов, у ВИЧ-инфицированных, у пациентов с туберкулезом, у пациентов с изначально поврежденной легочной тканью или иммунодефицитными состояниями вирус не всегда сразу уходит.

Пациенты с иммунными заболеваниями – у них вирус тоже долго держится, у них рецидивирует ревматоидный артрит, системная красная волчанка, как и у онкогематологических пациентов. У них склонность к рецидивирующему течению.

Что всем этим людям делать?

Вакцинироваться. Если нет обострений и заболевания в стадии ремиссии, рекомендована вакцинация. «Спутник V» и «Спутник Лайт» не противопоказаны этим пациентам. Разные варианты профилактики сейчас уже существуют. Каждый конкретный случай индивидуален, подробнее может проконсультировать участковый врач.

Айгуль Тагировна, лично вы как врач, как инфекционист, как человек, который проработал в госпитале в горячую пору, какой главный вывод сделали после пандемии?

Главный вывод – нужен здоровый образ жизни, позитивный настрой. Мы читали многократно, мы читали об этом и в литературе, и нам говорят об этом мудрые люди, говорят и в храмах, и в мечетях. Хороший позитивный настрой, здоровый образ жизни, соблюдение поста, ограничение в каких-то удовольствиях. Коронавирусная инфекция действительно это показала. Это мое убеждение, что здоровый образ жизни, улыбка на лице, позитивный настрой поднимает иммунитет. Мы даже не понимаем, насколько наш головной мозг, наша внутренняя сила воли (а это же все контролируется центральной нервной системой), насколько мы сильны и можем быть. Ведь есть и такие истории, когда даже онкологический пациент, поверив в себя, поверив в то, что он не болеет, может вылечиться или же остановить прогрессирование болезни. Есть же такие удивительные случаи. Эта инфекция тоже нам показала, что мы люди, каждый из нас уникален, и все зависит от наших мозгов. Надо верить в добро, не говорить плохо, не сплетничать, не обсуждать кого-то. Вот все эти, наверное, элементарные, казалось бы, простые истины, прописанные и в Библии, и в Коране – это истина. Надо просто соблюдать эти элементарные правила, которые нам исторически передаются из поколения в поколение. И, может быть, в этом и спасение. Да, мы придумываем новые лекарства, мы придумываем разные подходы, мы обсуждаем, правильно это или нет, а по сути – все элементарно.



Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика