пришлите новость

«Добивался своих прав – заткнуть решили»: уфимца, пожаловавшегося на ограду на кладбище, хотели оштрафовать

12:00, 17 августа 2022

Мужчину обвинили в том, что он якобы без нужных документов похоронил своего отца и поставил ему памятник

«Добивался своих прав – заткнуть решили»: уфимца, пожаловавшегося на ограду на кладбище, хотели оштрафовать
Фото: pomnim.me

В Уфе мужчина несколько лет пытался добиться того, чтобы снесли ограду вокруг захоронения, находящегося рядом с могилой его отца, – она располагалась слишком близко и мешала проходу и уборке. Однако организация, которая должна была заниматься этим конфликтом, составила в отношении самого мужчины административный протокол – якобы он незаконно похоронил своего родителя и поставил ему надгробие.

«Истоптали всю могилу отца»

 Участник ВОВ, старший лейтенант Мугалим Багаутдинов, в 1975 году попал в аварию и умер в возрасте 60 лет. Его жена, Валентина, похоронила его на мусульманском (магометанском) кладбище в Уфе. Уже через пару лет возникла проблема: как считает Ринат, сын покойного, рядом с могилой отца семья Давлетбаевых (фамилия изменена – прим. ред.), на его взгляд, самовольно установила высокую ограду сразу для трех могил.

В то время участились случаи вандализма. Люди ходят, распивают напитки – вся эта молодежь там собирается на кладбище, памятники громят, – рассказал Ринат. – Сторож, естественно, не справлялся с этим делом – он не может по всему кладбищу бегать, тем более куда этот старичок пойдет с молодежью воевать? А ограды, которые установило государство, были слишком маленькие – всего 30 см. Народ стал возмущаться, и начали устанавливать большие ограды. Мол: «Раз вы не можете охранять, то мы хотя бы так сделаем». Этому способствовало и строительство мечети Гуфран на кладбище, когда там строители проходной двор сделали.

KS2U1cSq6MUd2Q-_nQH4Jsb3nzk_q9eM2VnCa_Vqa1QeVjkZAm2nndsPjb8gDcNRhxsTdvh3L9z7hM6Uy8u0yfci.jpg

Фото: vk.com/gufran.life

Мусульманское кладбище в те года планировали снести, и потому семья Багаутдиновых не жаловалась на ограду соседа, хотя, по словам Рината, уже тогда было видно, что расстояния не соблюдаются, а места для уборки совсем не оставалось.

По закону сейчас, граждане должны сами убираться на могилах родственников, иначе – штраф (ч. 1 ст. 3.5 КоАП РБ).
Однако прошли годы и решение относительно мусульманского кладбище поменялось: с 2012 года это – историко-мемориальное кладбище.

Я тогда уже начал ходить и директору говорить, чтобы он убрал оградку. Он: «Ладно, сделаем». На следующий год всё то же. И я каждый год прихожу, говорю ему про ограду. Он: «Сделаем». И все так же остается. А мне тоже этим невозможно заниматься, потому что я работаю, – говорит Ринат.

В 2020 году прошли новые похороны в семье Давлетбаевых.

Мне звонит двоюродная сестра. «Ой, – говорит, – ты знаешь, что у тебя творится там! У тебя там хоронили, могилу отца всю истоптали, памятник загадили». Я на следующий же день туда съездил. Оказалось, к могиле Давлетбаева не было прохода. И хоронящие вместо того, чтобы убрать мешающее ограждение, видимо через могилу моего отца пошли. Тут я уж счел это верхом нахальства и начал жаловаться, – негодует Ринат.

Почему расстояние между могилами должно быть?

Согласно положению об организации ритуальных услуг и содержании мест захоронения на территории Уфы, расстояние между могилами по коротким сторонам (где находится голова) должно быть как минимум 0,5 м, по длинным  – 1 м. После каждых девяти мест погребения необходимо предусматривать проход шириной один метр по длинным сторонам могил в межмогильном пространстве. Оно нужно в том числе и для того, чтобы было удобно убираться на участке. 
В Уфе ведение всех кладбищ находится в подразделении ЖКХ – МБУ Комбинат Спецобслуживания, которое отвечает за организацию ритуальных услуг и содержание мест захоронения, другими словами – за уборку мусора, соблюдение санитарных норм и правил захоронения (в том числе расстояния между могилами).

У Комбината была законодательная обязанность отказать в захоронении и потребовать от родственников соблюсти санитарную зону – убрать ограду, – полагает общественник Владимир Наумкин. Ранее он работал в сфере похорон и теперь помогает Ринату с его проблемой.

death-g596261b72_1920.jpg

Фото: pixabay.com

В одном из писем Комбинат сообщал, что действительно захоронение Багаутдинова плотно примыкает к могиле Давлетбаева (расстояние составляет 15 см), однако с трех других сторон имеется свободный проход около 50 см, соответствующий нормам. «Действующим федеральным законодательством СанПиН не определено, что подход к местам захоронения должен быть обеспечен с четырех сторон», – указали в документе.

Однако, как утверждает юрист Багаутдинова, в Комбинате не совсем верно описали ситуацию.

Доступа к могиле нет, – сказала Гульназ Султанова. – Его можно осуществить только с одной стороны, пройдя по другой могиле, а это уже вопрос этики.

Со стороны изголовья проход невозможен, поскольку полностью зарос травой и кустарниками.

С правой стороны подход к могиле невозможен из-за того, что в 2009 году там была возведена мечеть, при строительстве которой, как мы считаем, также не были учтены санитарные нормы. 

У подножия пройти тоже нельзя, так как там находится ограда палисадника, расположенного у входа в мечеть. 



Фото предоставлено Ринатом Багаутдиновым


 
По словам Рината и общественника, сейчас на мусульманском кладбище подобные ситуации – норма.  

Там творится беспредел, – считает Ринат. – Никто не убирается, но и администрация не обеспечивает гражданам подход к могилам для ухода. 

Проблема в чем кроется? – сказал Наумкин. – В невыполнении работниками Комбината своих должностных обязанностей или незнании законодательной базы, касающееся санитарной зоны.

Дожаловался до штрафа? 

Просьбу Рината убрать ограду в Комбинате не выполнили. Тогда он пожаловался в ЖКХ как в вышестоящую организацию, но они отправили его письмо снова в Комбинат. В итоге Комбинат решил провести переговоры Багаутдинова с Давлетбаевыми.

Но встречи были организованы так, чтобы я на них не пришел, – считает Ринат.

Информацию о месте и дате встречи из Комбината присылали по почте России. В первый раз Ринат вовремя письмо не получил и узнал о встрече постфактум. Во второй раз он уже следил за почтовым ящиком, но снова пропустил встречу: извещение не добралось до адресата, и письмо вернулось к отправителю. В третий раз Ринат сам пошел в канцелярию «караулить» письмо и сделал с него копию. Потом связался с Владимиром Наумкиным, они вместе подготовились к встрече. Она была запланирована на 19 декабря, притом что извещение о его проведении пришло 18 декабря в 18 часов вечера.

Вы представляете, если бы я ждал письмо, я бы опять не пришел на встречу, потому что не успел бы подготовиться к ней, – сказал Ринат.

newspaper-g110dad6d9_1920.jpg

Фото: pixabay.com

Встреча была комиссионной, но, как считает мужчина, без комиссии, протоколов и записей. Ее вел заведующий закрытыми кладбищами МБУ Комбинат Олег Иевлев. Вместе они сходили к могиле.

Иевлев говорит: «Ну и что вы жалуетесь? Видите, все же в порядке. С трех-то сторон проход есть», – рассказал Ринат.

После же на имя Багаутдинова пришел штраф в размере около 10 тыс. руб. – якобы у него нет разрешения на захоронение отца, на установку нового памятника в 2017 году и на эту могилу.

Заявление абсурдное, – сказал Наумкин. – Вот представьте. Вы приезжаете на кладбище, ворота закрыты. Вас спрашивают: «Вы что едете?» – «Я памятник устанавливать буду». – «А где?». – «Вот там». – «Хорошо, вот вам разрешение». Не может же человек сбить ворота, приехать и внаглую установить памятник. Почему Комбинат это делают? Когда человек начал добиваться соблюдения своих прав, они, видимо, поняли, что он будет идти до конца, и, скорее всего, так решили заткнуть ему рот.

Сам Ринат утверждает, что захоронение было на законных обстоятельствах. То же подтвердила и комиссия: 8 августа она отменил административный штраф на Багаутдинова.

 «Административная комиссия при администрации Ленинского района РБ постановила: производство по делу прекратить в связи с отсутствием состава административного правонарушения (в соответствии с п.2. ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ)», – отметили в соответствующем постановлении.

Юрист – о том, почему комиссия встала на сторону Рината

 Юрист Гульназ Султанова пояснила, что первоначально Комбинат составил протокол с большим количеством нарушений с точки зрения законодательства. И даже если бы комиссия не отменила штраф, то суд бы счет протокол недействительным из-за этих нарушений.

Кроме того, все памятники, а также их замена и установка регистрируются в журналах учета Комбината. Чтобы доказать виновность Багаутдинова, Комбинат должен был показать этот журнал, где отсутствовало бы данное разрешение.

 – Но члены административной комиссии не предоставили указанные журналы. Возникает вопрос, имеются ли указанные журналы в МБУ КСО ГО Уфа РБ? – сказала Султанова.

Также, отметила юрист, организация не имела права устанавливать надгробные сооружения без разрешения Комбината.

 – Только убедившись в их наличии, организация производит демонтаж/монтаж надмогильных сооружений. На заседании административной комиссии я представила письмо от соответствующей организации, подтверждающее факт наличия разрешения - несмотря на то, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность (ч. 3 ст. 1.5 КоАП РФ), – сказала юрист.

pexels-maria-orlova-4913396.jpg

Фото: pexels.com

Что говорят в Комбинате?

Ринат утверждал, что даже после 8 августа Комбинат не признал свою правоту. Вот что ответили в пресс-службе администрации Уфы по поводу сложившегося конфликта.

  • Во-первых, позиции у Комбината по этому делу нет.

«Позиция КСО Уфы может быть основана только на полномочиях учреждения, определенных в уставе, а также может быть основана на федеральных, региональных и муниципальных нормативных актах, если они точно описывают какую-либо подобную ситуацию, конкретные действия и решения по ней. В данном случае такого нет.

Оценку действий Багаутдинова могут давать только судебные органы. Информация о наличии судебного решения от 8 августа не соответствует действительности».

  • Во-вторых, Комбинат не обязан решать спор между Багаутдиновым и Давлетбаевыми.

«Решение спора между двумя физическими лицами в компетенцию КСО Уфы не входит. Разрешение данного вопроса отнесено к ведению суда общей юрисдикции.

Каждый случай индивидуальный. При поступлении обращения информация передается в административную комиссию района города. При неисполнении гражданами решений административных комиссий разрешение вопросов происходит в судебном порядке».

По словам юриста Багаутдинова, если в добровольном порядке нарушение со стороны Давлетбаевых не будет устранено, Ринат обратится в суд.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика