пришлите новость

«Честно служил 20 лет, и вот такое»: сотрудник МЧС Башкирии считает, что его «сделали крайним» в пожаре, унесшем 11 жизней

17:50, 09 августа 2022

Мужчина отрицает обвинения и намерен обжаловать приговор суда

«Честно служил 20 лет, и вот такое»: сотрудник МЧС Башкирии считает, что его «сделали крайним» в пожаре, унесшем 11 жизней
Фото: МЧС РБ

Ночью 15 декабря 2020 года в деревне Ишбулдино Абзелиловского района Башкирии загорелось одноэтажное деревянное здание по улице Кизильской, в котором располагался дом престарелых. В том пожаре погибло 11 пенсионеров-инвалидов. Директор некоммерческой организации (АНО) «Центр социального обслуживания населения «Дом престарелых (Дом милосердия)» Расима Махиянова получила три года колонии, а замначальника Учалинского межрайонного отдела надзорной деятельности и профилактической работы МЧС России по РБ Абдуллин Фархат Маратович решением суда был признан виновным и приговорен к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на четыре года. Мужчина с обвинениями не согласен и уже подал апелляцию, а если она будет отклонена, он готов обратиться в Верховный суд.

Корреспондент Пруфы.рф поговорил с Фархатом Маратовичем и выслушал его точку зрения насчет приговора и этого дела.

«Виноватым себя не считаю!»

Виноватым Фархат себя не считает и предполагает, что на него могли просто свалить всю ответственность.

– Это не только мое мнение, но и жителей нашего района. У меня трое детей. У меня до сих пор нет недвижимости, то есть дом я не достроил. Машина в кредит. В сентябре у меня будет пенсия по выслуге лет. Я ухожу на пенсию, у меня кредиты висят. Честно служил 20 лет, и вот такая ситуация. Вполне возможно, что пытаются сделать крайним, – сокрушается наш собеседник.
Как выяснилось из разговора, о существовании этого дома престарелых Фархат Маратович узнал из газеты. Как он нам сообщил, МЧС периодически запрашивает сведения у органов местного управления о разрешении на ввод в эксплуатацию, и с этого начинается учет объектов. То есть, фактически, ведомство о постройке дома престарелых не знало.

– По личному убеждению я поехал в деревню Ишбулдино, и там я поговорил с хозяйкой дома. Меня интересовал вопрос по назначению здания. Ну по виду – обыкновенный деревенский дом, более-менее облагороженный снаружи. Мы с ней повстречались, и я задал вопрос: а что это за здание? Она сказала, что это жилой дом и принадлежит ей по праву собственности. Она открыла организацию и в дальнейшем планирует открыть дом престарелых и там осуществлять уход за гражданами. Я говорю: а что это за люди, которые в доме находятся, про которых пишут и т.д. Она ответила: я за ними личный уход осуществляю, никто не запрещает проживать в моем доме другим людям, – рассказывает Фархат.

Что за дом?

От жителей деревни стало известно, что изначально сгоревший дом принадлежал дедушке Расимы Махияновой. Затем она сделала ремонт и какой-то промежуток времени там жила. Потом построила дом в другой деревне, переехала туда, а в этом здании решила содержать стариков и инвалидов. Жители деревни оказались против этого дома, писали жалобы и даже собирали подписи для того, чтобы пансионат в их деревне закрыли.

– Инвалиды там лежачие были почти все, но были и ходячие. Они иногда выходили в деревню и жаловались соседям, что их не кормят. Внутри был бардак, условий никаких. Воды горячей нет, только холодная. Отношение к старикам отвратительное. Дедушки просили забрать их оттуда, – рассказали местные жители Пруфам.рф.

Как рассказал Фархат, в материалах уголовного дела указано, что Махиянова обращалась в Министерство социальной защиты за субсидиями и с этой целью она регистрировала АНО – но получила отказ.

Прокуратура проигнорировала обращение

После разговора с хозяйкой Фархат Маратович дома проверил по сайту Росреестра, что там действительно находится. Никакого дома престарелых по документам там действительно не было. Фархат решил направить обращение в прокуратуру – мужчина убежден, что не имел права самостоятельно проверять личное жилье. Он приводит в качестве доказательств письмо председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина Владимиру Путину от 05.06.2018 года, где указано, что должностные лица государственного пожарного надзора не наделены правом проводить обследования и проверки жилых помещений.

– В пределах моих полномочий только вопрос пожарного надзора, не могу я проверять личное жилье. Я по личным соображениям пообщался с хозяйкой и решил написать в прокуратуру, чтобы они проверили законность нахождения этих людей. Мной было написано письмо прокурору Абзелиловского района, где я изложил все свои сомнения и просил проверить законность мероприятия, организованного Махияновой.

Четкого ответа от прокуратуры он не получил. На все вопросы организация отвечала, что дело рассматривается. Позже выяснилось, что в прокуратуру также обращались жители деревни и глава сельского поселения. В ходе дела выяснилось, что обращение было зарегистрировано задним числом уже после пожара. Прокурор района Булат Асылгужин вскоре после происшествия с домом престарелых уволился – как сообщила прокуратура, по собственному желанию.

После пожара было возбуждено три уголовных дела: на самого Фархата, на хозяйку дома и на прокурора. Дело в отношении последнего по рекомендации башкирской прокуратуры было вынесено как отдельное. Что сейчас по этому делу – Фархат Маратович не знает. Его же самого начали допрашивать в качестве подозреваемого, предъявили обвинения в совершении преступления и избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Очень странное дело

В деле есть много непонятного для самого Фархата. Почему суд, проигнорировав процедуру перевода из жилого помещения в нежилое, решил, что если в доме живут пожилые люди, то это автоматически считается домом престарелых. Обвинение же строится на заключении экспертизы, которое сделано в рамках уголовного дела по отношению к Махияновой и потом приобщено к его делу. Фархат ходатайствовал, чтобы ему дали право задавать вопросы эксперту и ознакомится с постановлением, но следователи отказали в этом. Также не было возможности участвовать в самой экспертизе и добиться справедливости.

– Когда дело касается моего уголовного дела, они мнение эксперта про требования безопасности применили к жилому дому. Суд не рассмотрел, каким образом я должен был предъявить требования пожарной безопасности. То есть, я как эксперт, увидев пожилых людей, должен был проигнорировать Конституцию России, закон и предъявить требования.

Фархат опасается, что его дело может стать прецедентом, и когда приговор вступит в силу, другие надзорные органы обязаны будут приходить в квартиры, где, например, наращивают ногти или стригут волосы и им предъявлять требования как к салонам. Оправдательный приговор же заставит пересмотреть дело прокурора и выяснить, почему было проигнорировано письмо. Также возникнут вопросы: почему не были проведены процедуры перевода здания из жилого в не жилое и почему не было оценки следствия по этим процедурам.

«Винить никого не хочу»

Винить кого-то Фархат Маратович не хочет. Он убежден, что поступил правильно.

– Я считаю, что у прокурора были все основания для запрета через суд использовать жилой дом в качестве дома престарелых. Мое письмо работники прокуратуры расценивают как попытку перевести стрелки на них. Поэтому, возможно, такое предвзятое отношение к этому случаю. Я никого не виню, не могу считать кого-то виноватым или невиноватым. Этим должны следователи заниматься, суд. Но я, когда писал это письмо, полагал, что прокурор имеет реальные возможности, чтобы через суд запретить деятельность. Я тогда это полагал и сейчас полагаю, что они имели право проверить.

А что родственники погибших?

Мы поинтересовались связывались ли с ним родственники погибших, или, может, он сам пытался с ними поговорить.

– Ко мне они не обращались. Они получили компенсацию определенную, насколько я знаю. Они появлялись в суде, и их допрашивали в качестве пострадавших. На меня они никаким образом не выходили. Никаких вопросов или претензий ко мне не предъявлялись. Я сам их не искал и к ним не выходил, потому что это расценивалось бы, как оказание давления на потерпевших и свидетелей, – утверждает Фархат.

Мы направили запрос в прокуратуру, ответ на него будет опубликован по мере получения.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика