пришлите новость

«50 лет – это новые 30» – гинеколог и главврач РЖД-клиники Уфы раскрыла секрет молодости и красоты

08:00, 21 июля 2022

Поговорили с врачом о том, как следить за собой и не терять с возрастом бодрость духа

«50 лет – это новые 30» – гинеколог и главврач РЖД-клиники Уфы раскрыла секрет молодости и красоты
Индира Сахаутдинова

Главный врач клиники «РЖД-Медицина» в Уфе, много лет проработавшая главным внештатным специалистом Минздрава Башкирии Индира Сахаутдинова 21 июля отмечает свое 50-летие. В беседе с Зариной Гайсиной она дала советы, как сохранять в этом возрасте свое здоровье и красоту, а еще рассказала о своей жизни: о выборе профессии, о воспитании детей и о том, почему учиться никогда не поздно. 

Ценности женщин меняются в каждый возрастной период

– Вы – радостная, улыбчивая женщина, но я уверена, что за этим стоит глобальная работа. Будучи топ-менеджером крупной больницы и преподавателем вуза, где вы находите время для себя и своих близких?

– Это настолько все гармонично. Это и есть я. Я впервые хочу попробовать на вкус эту цифру – 50 лет! Я услышала замечательную фразу, которая помогает преодолеть этот барьер, что 50 – это новые 30. Буду жить с этим.

– Расскажу о своем опыте. Мне в июне исполнилось 45 и, если честно, я погрузилась в легкую депрессию, потому что мне показалось, что 45 – а дальше пенсия. У вас было подобное ощущение?

– В 45 – да. Когда говорят «баба-ягодка опять», это все с привкусом кислой сметаны с кислыми ягодами, какой-то непонятный компот. А вот после 45 лет ты понимаешь, что определенный Рубикон пройден, позади Москва, и ты плавно идешь к «полтосу». И когда наступает цифра 50 – наступает облегчение. Ты сделала это, ты дошла, и рождается абсолютно новое ощущение собственной значимости внутри и ценности самой себя для себя. Люблю, уважаю и обожаю себя новую.

А главный урок, который вынесла – это переоценка ценностей и появление новых. Вспомните свой 10-й класс, что желают девчонки, впервые поднявшие праздничный бокал шампанского? Хорошо сдать выпускные и поступить в вуз, дальше они мечтают о появлении в их жизни принца на белом коне, то есть выйти удачно замуж, на следующем этапе тост за рождение ребенка, потом появляются машины, шубы, квартира, наступает следующий Рубикон, и думаешь: а чего бы мне еще пожелать? У кого-то это новая работа, пятое высшее образование, у кого-то любовник, ценности у всех свои, но мы все стекаемся к одному тосту к 50 годам. За здоровье!

«Курить я буду, но пить не брошу» – уже не работает

– Итак, в 50 лет главная ценность – здоровье. И кто, как не главврач большой больницы, может посоветовать, как избежать старения, увядания организма.

– После 50 лет начинается климакс. Климакс в переводе с греческого – это ступень. Мы начинаем шагать. Вы считаете, что вниз, а я считаю, что наверх. Потому что мы еще можем заскочить на ступеньку уходящего поезда и заняться своим здоровьем. Как раз 50 – это тот критический возраст, когда нужно забыть все девизы из серии «курить я буду, но пить не брошу». Есть возможность пересмотреть свое отношение к здоровью и перестать ждать от врачей волшебной таблетки, магической палочки, массажика, иголочки…

Я начала заниматься спортом. Для формирования привычки нужен 21 день. В принципе, первые полгода я занималась из-под палки, потому что работа никуда не делась, ее, как обычно, очень много, и я как Илья Муромец, выезжая с работы, сталкивалась с развилкой: фитнес – направо, налево – дорога домой. И на этом перекрёстке всегда хочется домой, и первые полгода это была победа, и была такая комичная ситуация, когда я пришла на плавание и сделала над собой усилие: сходила в душ, надела купальник, халат, сижу, и понимаю, что засыпаю, и сама себе говорю: «Ты хочешь сказать, что ты сейчас встанешь, залезешь в воду и еще проплывешь?» Такие моменты были, но я поборола себя, и сейчас у меня хорошая физическая зависимость. Спорт необходим. Тело отвечает благодарностью, оно становится подтянутым, а самое важное, что меняется настроение. Здесь самое главное – желание, остальное отговорки. 

«В Башкирии мы все мясоеды, но это неправильно»: как правильно составлять рацион

– Что вы рекомендуете изменить женщинам после 50 в своем рационе питания?

– Это всех касается, не только женщин. Особенно жителей Республики Башкортостан, потому что мы все мясоеды. В рационе очень много мяса и теста: чебуреки, вареники, пельмени и все остальное. Но мало клетчатки, салатов. Также необходимы комплексы витаминов, потому что мы все в состоянии хронического стресса. Ешьте правильно, пейте воду, снижайте потребление мяса до 2 раз в неделю, снижайте потребление сахара, увеличивайте клетчатку, добавьте спорта. И важен полноценный сон, не менее 8 часов. Вот такие простые, казалось бы, вещи.

– Сложно с собой договориться, замотивировать себя 21 день, «через не хочу» формировать полезные привычки. Я вижу в вашей личности сильный стержень, мне кажется, в вас его заложил отец, известный хирург… (Венер Газизович Сахаутдинов — советский и российский хирург, заслуженный врач РБ, изобретатель СССР, отличник здравоохранения.)

– Посмотрите, кстати, фильм «Между сценой и медициной». Мама у меня известный композитор – Роза Сахаутдинова, папа – хирург, и всю жизнь меня, младшего ребенка, тягали. Отец утверждал, что я буду хирургом, а мать – музыкантом. Папа в итоге победил.

– Эта борьба шла через боль?

– Это шло через улицу, через наше классное советское детство, через много кружков, через печеную картошку, гаражи, крыши и все остальное. Я очень благодарна родителям, что они были рядом всегда, но на меня никто никогда не давил. И отсюда еще один лайфхак – совет, который я даю знакомым: не давите на своих детей, не заставляйте их, например, кушать, ни один ребенок сознательно от голода не умер, захочет – поест. И насилие начинается, когда ребенка заставляют есть. С детьми надо договариваться. Меня никогда никто не трогал, да, у меня были тумаки от папы по воскресеньям, когда он возвращался из деревни, с рыбалки, и сразу проверял дневник. Воспитание было ровно 15 минут. Училась при этом я всегда хорошо. 

«В 10-м классе отец потащил меня на операцию, я потом месяц мясо есть не могла»

– Я про развилку. Где она настала. Индира, которая поет, танцует, бегает по улицам, и Индира, которая собралась поступить в мединститут.

– Да никуда я не собиралась поступать. В 90-е годы: та самая Индира, очередное воскресенье, впереди выпускные экзамены. Разговор на кухне с отцом: «Кызым, вроде как школу оканчиваешь, дальше куда?» Я обалдела от счастья. Отец меня спрашивает, куда я хочу, интересуется моим мнением, вот оно – счастье. Я говорю: «Я иду в БГУ на иностранные языки». Он мне: «Тьфу ты! Зачем тебе это? Ты идешь в мед!»

И он не ошибся. В 10-м классе он потащил меня посмотреть операцию «на колпак» в 21-ю больницу: над операционным столом был смонтирован стеклянный колпак, и можно было увидеть все, что творится. И увидев руки хирурга, папины руки – он делал резекцию желудка – увидела командную работу, когда по повороту головы медсестра уже знала, какой инструмент подать. И в самый последний момент, когда он уже снимал перчатки – я поняла, что обожаю его руки, руки хирурга. Правда, я потом месяц не могла есть мясо, мне было жутко, но я переборола себя.

В 13 лет он отправил меня мыть полы в Госпиталь ветеранов. Там я зарабатывала себе стаж в качестве санитарки. Он всегда мне говорил: «Кызым, вот вырастешь, станешь большим человеком, встанешь на трибуну и с гордостью скажешь, что свой трудовой путь ты начала санитаркой в 13 лет в Госпитале ветеранов на Тукаева». Я тогда думала, о чем он говорит, зачем?

– Уже тогда он писал вашу биографию.

– Да (смеется). Пишет до сих пор, между прочим, несмотря на то, что его уже нет со мной рядом.

– Отец оказал на ваше становление огромное влияние, на ваши ценности?

– Да, причем исподволь. Без давления. И осознанно моя потребность в отце появилась в 25 лет, когда я ходила беременной старшим сыном Каримом. На 8 месяце беременности мне снится сон, что мы с папой ловим рыбу, разговариваем. Рассвет. И я понимаю с ужасом, что не знаю своего отца вообще. И у меня такая острая потребность в нем возникла. А потом мы узнали про онкологию отца. Эти семь с половиной лет мы просто надышались друг другом. Я, может быть, жуткую вещь скажу, но я благодарна, что у него была онкология. Потому что если бы у него был инсульт или инфаркт, и смерть случилась бы мгновенно, то скольких слов, нежности, жизненных мудрых советов, которыми он меня напитал, я бы лишилась. Мы же живем и думаем, что с нами никогда ничего не случится, не случится рака, болезней, одиночества, тюрьмы – да чего угодно. Мы не готовы к этому, кажется, что мы будем жить вечно. 

Верят ли медики в душу?

– Удивительно слышать от врача про душу. Мне казалось, что наша медицина консервативна, и понятие о душе у врачей отсутствует.

– А вы знали о том, что у каждого эмбриолога есть своя песня? Когда он производит зачатие яйцеклетки со сперматозоидом. Он в этот момент Бог. А врач, склонившийся над пациентом во время операции – Бог, судья и адвокат. Поэтому из врачей самые лучшие филологи, писатели, философы, актеры. Потому что мы дарим жизнь, и мы провожаем пациента в последний путь. Притом что у медиков зачастую циничный юмор, душа и медики — это знак равенства. 

«Не надо бояться раннего выявления рака»

– В возрасте 45 лет мне почему-то стало в какой-то момент грустно, и я задумалась вот над чем. У нас столько замечательных врачей, и российская медицина считается не самой плохой. Мне интересно, откуда тогда столько случаев поздно выявляемой онкологии уже на 3, 4 стадиях?

– Рак не болит вначале. Давайте спросим вас. Когда последний раз вы делали колоноскопию, маммографию, ФГС? Этот вопрос я задаю всем. У нас нет подобной культуры.

– Я даже не помню, делала ли я что-то из этого.

– Вот! О чем и речь. Я несу социальную ответственность, крест, и, работая акушером-гинекологом при Минздраве, я очень благодарна очень мощной команде специалистов, с которыми удалось внедрить 7 федеральных проектов, один из них – скрининг рака шейки матки. Я очень тяжело отрывалась от операционной, но мне сказали: «Ты можешь за всю жизнь прооперировать максимум тысячу людей, а тут одним проектом ты спасешь десятки тысяч женщин». Так и получилось. И я говорю пациентам: пожалуйста, пройдите обследование, колоректальный рак – его очень много, не доводите до 4 стадии. Когда у тебя всего лишь небольшой полип в кишечнике, убери его, и тема закроется, ты будешь жив и счастлив. Ко мне недавно пришла ваша коллега, пришла по другой теме. У женщины двое или трое детей, она молодая, и она говорит: «Я перенесла онкологию, рак шейки матки, и я выздоровела благодаря этому скринингу. Это в том числе и благодаря вам». Мне было очень приятно.

– Это же психологический механизм избегания.

– Ну, тогда извините, это ваше решение. Ваша зона ответственности. В Конституции РФ сказано, что каждый гражданин несет персональную ответственность за свое здоровье. Сам. До тех пор, пока пациенты не перестанут перекладывать ответственность за свое здоровье на врачей, мы никуда не сдвинемся. И в этом была сила советской профилактической медицины. Я рада, что государство возвращается к истокам. И сейчас есть диспансеризация. Но нет культуры ее прохождения.

– Хорошо, я решила пройти диспансеризацию. Что это?

– Государство выделило за вас деньги. Вы приходите на комплексное обследование, которое позволит выделить ваши слабые точки. Вы можете пройти его в вашей поликлинике, к которой прикреплены. Это необходимо делать раз в год.

– Мне, например, страшно столкнуться с какими-то диагнозами.

– Так это надо сделать раньше. Вам не страшно сразу прийти в 4 стадию? Какой смысл этой страусиной психологии? Приходят и говорят: «У меня кровь из кишечника». Я: «Бегом на колоноскопию». Ответ: «Я не пойду, а вдруг там что-нибудь обнаружится». Я как руководитель не подписываю заявление на отпуск, пока сотрудники не пройдут обследования: мужчины на рак предстательной железы; и женщины на рак груди. Два случая выявили. Понимаете? 

«Меня захватила экономика»: почему учиться никогда не поздно

– Да, действительно, это вопрос, который каждый должен задать себе. Я вот что хочу понять: вы работаете врачом, управляете клиникой, преподаете в вузе, удается что-то делать для себя? Какая вы вне своей профессиональной деятельности?

– Я сейчас получаю четвертое высшее образование в РАНХИГС на факультете «Менеджмент в здравоохранении», я первокурсница (улыбается). Это отличная профилактика Альцгеймера. У нас обалденная группа, я их обожаю. Единомышленники. Это дает драйв молодости. С удовольствием учусь. Читаю много книг сейчас по менеджменту здравоохранения. Меня захватила экономика. Никогда не думала, что это настолько интересно, когда ты можешь спрогнозировать проект, просчитать его маржинальность, этапы внедрения. Я проектный человек, что, наверное, характерно для львов. Хотя меня часто спрашивают: «Вы кто, рак или лев?». Я говорю, что я рак (день рождения 21 июля – примечание редакции). Я очень душевная, сентиментальная, могу расплакаться, где-то уступить, как мусульманская женщина. Но если сильно достанут, то разбегаются все. Члены семьи это знают. Когда я говорю, что последнее китайское предупреждение, все затихают, и становится тихо и спокойно.

«Дети, даже чужие, делают человека счастливее»

– А что вас делает очень счастливой?

– Дети. Причем как мои, так и которые родились при моей помощи.

– Я знаю, что вы опекаете сирот и детей, которым очень нужна помощь.

– Так судьба сложилась. Мои родные дети сейчас в Австрии со своим папой. Им было 13–14 лет, когда мне пришлось вернуться в Уфу. Наверное, в моем окружении много детей, потому что я не отдала свой родительский долг – поэтому отрабатываю.

– Спасибо, что вы делаете счастливыми людей вокруг, детей, которых я имела возможность видеть рядом с вами.

– Нас так воспитали в Советском Союзе. У нас были октябрята, пионерские звездочки, мы всегда ходили к бабушкам-дедушкам. Я очень благодарна Советскому Союзу за то, что нас вырастили правильно, за формирование социального настроя. У меня произошла перезагрузка, у меня был взрыв мозга, когда я опять кому-то помогла, младший сын меня спросил: «Зачем тебе это надо? Зачем ты лезешь? Тебя кто-нибудь об этом просил?» Я отвечаю: «Меня не надо просить. Я же вижу, что человеку плохо». «Мама, – продолжал спрашивать сын. – Ты меня слышишь, или нет? Нет, не просили. Может быть, ты навредила? Может, твоя помощь не нужна?» Он развернул меня на 360 градусов. Теперь я помогаю, если меня просят. 

«Я в гармонии с собой»

– Вы много говорите о своей деятельности сейчас, о прошлом, а какой будет Индира через 5-10 лет? Какие у вас мечты и планы в отношении своей жизни?

– Жить и наслаждаться. Я настолько сейчас себя комфортно чувствую. Прошло время дерготни. Появилась самодостаточность. Мне не надо никому ничего доказывать. Не скажу, что мне плевать, как я выгляжу. Наверное, нет. Но сильных переживаний по этому поводу нет. Я на пути к полной гармонии с самой собой. Если говорить о возрасте, то я могу ответить шуткой: «Фиг вам, а не квартира, – сказала бабушка и задула на одном дыхании 100 свечей». 

Благодарим за позитивное интервью Индиру Сахаутдинову, доктора медицинских наук, профессора, акушера-гинеколога, заведующую кафедрой акушерства и гинекологии №1 ФГБОУ ВО БГМУ Минздрава РФ, руководителя РОО «Ассоциация акушеров гинекологов РБ».

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ