пришлите новость

«Выкинула маму в мусорку». Как в Уфе семья двух суицидниц и сектантки превратилась в змеиный клубок

10:00, 04 июня 2022

Журналисту волей случая пришлось оказаться в эпицентре семейной трагедии. Ее рассказ – в нашем материале.

«Выкинула маму в мусорку». Как в Уфе семья двух суицидниц и сектантки превратилась в змеиный клубок
Фото: pixabay

«Зинаида Львовна, инвалид-колясочник, вот уже несколько дней живет на лестничной площадке возле мусоропровода, – сообщил мне коллега. – Напиши об этом. Помоги несчастной женщине!» – такой звонок мне поступил в феврале этого года от знакомого. Он сказал, как ее найти, назвав адрес в одном из районов Уфы.

В подъезде этого дома возле мусоропровода я действительно застала 68-летнюю женщину в инвалидной коляске. Она к тому моменту находилась там уже третий день. Она мне рассказала свою жуткую семейную историю… И эта история будет с неожиданным концом. (Все имена и фамилии изменены - прим.ред. Все совпадения случайны)

В поисках красивой жизни

Жила-была в Уфе обычная семья. Муж, жена и дочка Альбина. Жена Зинаида работала на заводе начальником отдела, муж Фарит трудился слесарем. Заработали на двухкомнатную квартиру, дочка подрастала. Жили и радовались.

Дочь выросла, вышла замуж, родила внучку Дашеньку. Но вскоре ее муж Арслан скоропостижно ушел из жизни. Альбина начала пить, курить, гулять. Работать не хотела. Ее мать считает, что дочь мечтала лишь об одном – удачно выйти замуж, а потом, что называется, курить бамбук и почивать на лаврах. Но олигархи на дороге нынче не валяются, да и разборчивы стали слишком.

И тогда Альбина нашла другой вариант для устройства красивой жизни. Незаконный. Первый известный случай произошел в библиотеке учебного техникума, куда она устроилась после окончания библиотечного техникума. Она потихонечку выносила оттуда учебную литературу и продавала. Когда ревизия пересчитала библиотечный фонд, выяснилось, что литературы утекло на сторону на очень кругленькую сумму. Запахло тюрьмой. Альбина  симулировала суицид. Ее отвезли в больницу на скорой, и руководству стало стыдно. И отпустили ее с миром на все четыре стороны, так ничего и не взыскав.

И тогда, по словам матери, Альбина поняла, что можно всю жизнь жить, не работая и подворовывая, но так, чтобы не посадили. Ее знали во всех супермаркетах Инорса. Охрана постоянно ловила ее за руку, когда она тащила товары, снимали на камеру, подавали в суд. Но суммы прикарманенного были не более двух тысяч: а за это сроки не дают… Альбина клала себе в карман все, что плохо лежит. Даже дедушкины боевые ордена и медали стащила у родителей и предложила уличному продавцу, объяснив, что награды нашла случайно.

Когда она однажды пришла домой с новорожденной дочерью, чей отец был неизвестен, родители выгнали ее из дома, а старшую внучку оставили себе на воспитание. Младшую назвали Азалией.

«Ты и так скоро сдохнешь, зачем тебе квартира»

Почти десяток лет Альбина с младшей дочерью Азалией скиталась по съемным квартирам, обворовывая и хозяев. Те поначалу верили ее жалостливым историям, а потом не знали, как избавиться от изворотливой и хитрой воровки. Об этом мне стало известно от человека, у которого она снимала квартиру и который также оказался пострадавшим.

С родителями у Альбины по-прежнему были очень сложные отношения. Каждое ее посещение родительской квартиры заканчивалось скандалом, вызовом полиции и даже помещением ее в лечебницу для душевнобольных. Зинаиду Львовну и ее дочь в местном сипайловском отделении уже узнавали по голосу почти все сотрудники.

Такой жизни первым не выдержал папа Фарит. У него случился инсульт. Когда он вернулся из больницы, уже инвалидом, ссоры начались и между супругами. Говорят, что даже были случаи, когда Зинаида Львовна выгоняла супруга из квартиры и он спал на коврике в подъезде. Это продолжалось до тех пор, пока и она сама надолго не попала в больницу. Тоже с инсультом. Ухаживать за супругом-инвалидом теперь было некому. Поэтому она подписала документ, разрешающий забрать его в интернат для инвалидов, расположенный за триста километров от Уфы в Дуванском районе. Вернувшись домой из больницы, Зинаида Львовна супруга дома уже не застала. По ее словам, дочь уже успела сплавить отца в приют.

Свою роль в этом сыграл местный участковый Ильгиз, который привлек к Фариту внимание волонтеров – они оказывали ему помощь, пока супруга находилась в больнице. Про это даже сняли душещипательный ролик, где участковый выглядит эдаким Бэтменом, героем-спасителем униженных и оскорбленных.

Зинаида утверждает, что после того как Альбина выпроводила отца, она поставила себе цель избавиться и от матери. И заселиться со второй дочерью Азалией в этой квартире, где они тоже прописаны. А жить всем вместе якобы в ее планы не входило. «Ты и так скоро сдохнешь, зачем тебе квартира», – почти ежедневно обрабатывала Альбина свою мать, которая к тому времени уже была прикована к инвалидной коляске и без посторонней помощи не могла передвигаться.

Безымянный.jpg

Между ее дочерями – Дашей и Азалией – отношения тоже, мягко говоря, не складывались. Дарья – на стороне бабушки, которая ее с детства воспитывала, а Азалия – на стороне матери. Эта неприязнь однажды дошла до поножовщины. Старшая сестра бросилась на младшую. От судимости и от колонии внучку спасла бабушка, наняв адвоката.

В семье воцарилась кромешная ненависть друг к другу у четырех родных женщин. Даша, которой сейчас 18 лет, несколько раз пыталась уйти из жизни…

Вывезли в коляске в подъезд

13 февраля этого года Альбина от слов перешла к делу и начала штурм квартиры. Операция по выламыванию двери длилась около четырех часов. Вызванный Зинаидой Львовной тот самый участковый Ильгиз пришел, по ее словам, покачал головой, почмокал языком, предупредил, что так нельзя и… ушел. В итоге Альбина завершила начатое, вошла в квартиру и выгнала с помощью угроз и грубой силы мать-инвалида и старшую дочь. Причем, Даша, по утверждению Зинаиды, была сильно избита матерью и сестрой и даже получила травмы головы.

Ночь бабушка и внучка провели в полиции. Но снять следы побоев Даша не успела. У нее от стресса случился приступ эпилепсии, и ее увезли в Базилевку (там находится Республиканская клиническая психиатрическая больница – прим.ред.). А пока девушка лечилась, все синяки прошли.

Пока внучка была в больнице, бабушка, которая без посторонней помощи не может ни встать, ни сесть, находилась в подъезде, где я ее и нашла. Удалось подыскать ей на время съемное жилье. За плату, разумеется.

Пока везла ее туда на коляске, испытала все прелести так называемой доступной среды в Уфе. Пандусы в сипайловских подъездах настолько круты и опасны, что просто страшно на них смотреть, а не то, что катить по ним тяжелую коляску. Для этого нужна недюжинная сила. А везти и толкать инвалидную коляску по неочищенным от снега уфимским дворам и улицам и вовсе приключение не из слабых.

«Я еще хочу жить!»

Я честно пыталась помочь женщине. Отвезла ее на прием в администрацию главы республики. Там развели руками: ваша дочь и младшая внучка прописаны в вашей квартире и имеют право там находиться! Выход один – продать квартиру или разменять ее. А как разменять двушку в панельке на два пригодных жилья?

Жить же с дочерью как в аду Зинаида Львовна категорически не хочет:

– Да она меня попросту отправит на тот свет, – уверена женщина. – А я еще хочу жить, постараюсь реабилитироваться, начну ходить. Я уже почти ходила, да все эти стрессы снова усадили меня в коляску…

Когда Дашу выписали из больницы, мы втроем попытались попасть в квартиру, чтобы хотя бы забрать какие-то вещи, лекарства, документы. Довезли коляску с Зинаидой Львовной до ее родного дома и с помощью посторонних людей подняли ее на второй этаж. Даша попыталась открыть дверь своим ключом, но тщетно. С той стороны был вставлен другой ключ. Значит, Альбина была дома. Но ни на звонки, ни на стук в дверь она не реагировала. На стук отзывались лаем лишь ее псы.

Вызвали участкового. Опять пришел Ильгиз. Он сказал: «Вызывайте МЧС, ломайте дверь!» А в МЧС ответили, что взломать дверь могут только в присутствии полиции. Мы вызвали полицию. Ждали два часа. Но никто не приехал. Круг замкнулся.

Через несколько дней после этого Дарья вновь попыталась лишить себя жизни и опять попала в Базилевку в очень тяжелом состоянии. Но все же молодой организм оказался сильным и крепким – девушка выжила! Мать и сестру она ненавидит лютой ненавистью.

«Мама запирала меня в кладовке»

Мне удалось поговорить с самой Альбиной. Поймала ее в Калининском райсуде, куда ее вызвали на процесс по делу о воровстве денег в цветочном магазине.

Из зала суда вышла симпатичная молодая женщина с черными волосами, чем-то похожая на панночку из гоголевской повести «Вий».

Мы поговорили.

– Почему возникла такая ситуация? – спросила я.

– Ну, наверное, потому, что мать достаточно жестоко относилась ко мне в детстве, – ответила Альбина. – Она все время ходила к «Свидетелям Иеговы»* (организация признана экстремистской и запрещена в РФ) и меня заставляла вместе с ней ходить. Жестко наказывала за провинности. Могла, например, запереть в кладовке, чтобы я подумала о своем поведении…

Относительно своего будущего и будущего своих родных она непреклонна.

– Не будут они жить в этой квартире! Вот и все! Ни мать моя, ни дочь! – жестко отрезала Альбина. – Отца я, может быть, и заберу из приюта, а вот мать и дочь в квартиру не пущу!

– А где же им жить?

– Пусть, где хотят, там и живут…

– А почему вы избили свою дочь Дашу в феврале?

– Я? – женщина изобразила искреннее удивление. – Я ее не била. Она сама себя избила. Постоянно бьется головой об дверные косяки.

И добавила:

– Вообще, Зинаида Львовна – неродная мне мать. Она взяла меня из дома малютки…

Вот это поворот! Как в плохом сериале на российском телевидении.

Когда я пересказала наш разговор с Альбиной Зинаиде Львовной, она заплакала.

– Ну, совсем ни стыда, ни совести нет у человека. Я, что ли, не помню, как ее рожала? Как метрику получала? Все помню: и вес, и рост. Как же можно так врать?! И почему все за нее: и полиция, и суд, и прокуратура? Почему никто ничего не может поделать с воровкой и лгуньей? Почему я даже зайти не могу в свою квартиру? Почему ей дали возможность взломать дверь и выгнать меня из дома?

А вот факт о «Свидетелях Иеговы»* (организация признана экстремистской и запрещена в РФ) оказался правдой. Зинаида Львовна действительно долгие годы состояла в этой организации.

– Знаете, в детстве со мной приключилась такая вещь, – рассказала она о том, как пришла к этой секте. – Мы катались всей семьей на лодке по Белой. У меня тогда было три брата. И вот прошло рядом какое-то судно, и наша лодка, встав кормой к волне, перевернулась. Два моих братика утонули сразу, а я и другой мой брат выплыли, спаслись. Я потом всю жизнь думала, почему так произошло. И… поверила в Бога. Вот только не пойму, за что он меня так наказал, заставив так страдать?

***

В этой истории слишком много негатива и ненависти. Казалось, такого просто не может быть между родными людьми. Самое страшное в жизни на самом деле не какие-то внешние проблемы, которые вместе с семьей можно преодолеть, а распад и разложение самой семьи.

Я не знаю, что сделать, чтобы в эту семью вернулись любовь, нежность и просто человеческие взаимоотношения… И возможно ли это в принципе?

Единственный способ жить им дальше, на мой взгляд, – разбежаться всем в разные стороны и забыть друг про друга, чтобы как-то продолжить дальнейшее существование.

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ