пришлите новость

Рамиль Сагитдинов: «Новая грудь может придать уверенности в себе и привести к успеху»

16:38, 08 февраля 2022

В издании «Пруфы» — разговор о красоте. Кто чаще всего делает пластические операции, кому они нужны, а кому противопоказаны, как меняется жизнь пациентов после них — об этом и многом другом рассказал пластический хирург клинической больницы «РЖД-медицина» Сагитдинов Рамиль Равильевич.

Рамиль Сагитдинов: «Новая грудь может придать уверенности в себе и привести к успеху»

Рамиль Равилевич, в Уфе большой спрос на пластические операции? Какие операции самые популярные? 

Спрос достаточный, как, наверное, в любом большом городе, где проживает более миллиона человек. Самые популярные и в нашей клинике, и в мире, это операции на веках – блефаропластика, и операция по увеличению груди. 90% пациентов – это, конечно, женщины, процентов 5% – мужчины, ну и 3–5% – это дети.

   

Дети с какими проблемами к вам приходят? 

В основном приходят дети 6–7 лет на отопластику по поводу оттопыренных ушей, чтобы перед школой их не дразнили, например. 

Или заячья губа? 

Это операция реконструкции, они тоже выполняются, но это уже в более специализированных центрах. 

Получается, у вас в основном операции нацелены на красоту? 

В основном, да. Пластическая хирургия – это обширная специальность, она включает в себя как реконструктивные операции, так и эстетические операции. Мы занимаемся и реконструктивными операциями, и эстетическими операциями. 

Когда к вам приходит пациент, как вы определяете, что ему действительно нужна операция? Бывает так, когда вы считаете, что можно повременить? 

Конечно, мы, во-первых, стараемся проводить очную консультацию, потому что необходимо поговорить с пациентом, выяснить причины, по которым он идет на пластическую операцию. Допустим, пациентка приходит и говорит: я хочу улучшить здесь то и здесь то, что вы можете мне посоветовать? И мы говорим: вот возможности пластической хирургии, мы можем сделать то-то и то-то, разрезы будут здесь и здесь, согласны? Значит, делаем.

Бывают противопоказания — любое хроническое заболевание в обострении. Если у человека, допустим, сахарный диабет, и у него он некомпенсированный, высокий уровень сахара, естественно, будет противопоказание к операции.

Или мы видим, что операция, даже если мы ее сделаем, не даст того эффекта, которого ожидает женщина, тогда мы ее отговариваем на время. Можно сделать через какое-то время, когда эффект от операции будет действительно видимым. 

Перед операцией надо пройти какую-то подготовку, обследование? 

Обязательно нужно пройти определенное обследование, сдать анализы. Если будут какие-то изменения в анализах, естественно, мы будем оценивать и в каких-то случаях даже отменим операцию. Пластическая хирургия отличается от других специальностей тем, что здесь мы оперируем здорового человека. 

Здоровый человек и выглядит хорошо. Если у человека проблемы с внутренними органами, то и кожа страдает, старение быстрее идет. Бывает, что вы говорите: «Нет, вам сначала нужно вылечить печень, а потом уже заниматься внешностью»? 

Мы смотрим на анализы пациента. Если у него какие-то отклонения в анализах, конечно же, мы отправляем к терапевту, советуем определенных специалистов. 

Случается, что в основе желания сделать операцию лежат психологические проблемы? Решает ли их операция? 

Есть такое состояние, называется дисморфофобия. Это когда у человека есть какие-то небольшие особенности, маленькие дефекты во внешности, он на этом зацикливается и хочет это во что бы то ни стало исправить. Такой человек, как правило, не успокоится даже после операции. Поэтому мы настаиваем на очной консультации, чтобы в беседе это выяснить. Естественно, таких пациентов брать на операцию не стоит. 

Как по-вашему, кому действительно нужна операция, кому она принесет в жизни счастье, поможет решить проблемы? 

Мы говорим: «Новая грудь не вернет вам ушедшего мужа». Операция делается не с целью что-то кардинально поменять. В основном приходят самодостаточные люди, которые видят какие-то изменения, они видят, что может быть лучше, хотят это улучшить и делают. 

У вас есть примеры из практики, когда вы сделали операцию, и жизнь пациентки улучшилась? 

Да, таких примеров много. Например, одной пациентке мы 4 года назад сделали операцию по увеличению груди, у нее были показания. Операция прошла успешно, и она уже в течение 4 лет ежегодно приезжает, показывается. Очень рада и довольна, она говорит, что эта операция намного подняла ее самооценку, открылись даже новые возможности в бизнесе. И если, например, этого можно достичь таким путем, то почему бы нет?

 Считается, что вкладываются во внешность те, кто этой внешностью зарабатывает, например, публичные люди, артисты. Часто делают операции из-за «производственной необходимости»? 

Да, таких людей очень много. Это люди, которые занимают руководящие должности, люди, которым нужно выглядеть соответственно. Сейчас пластическая операция – это не что-то такое из ряда вон, что могут себе позволить только звезды. Это больше даже уход за собой. Современное развитие анестезиологии и пластической хирургии, и технологий, которые помогают восстанавливаться, если сравнивать с тем, что было лет 15–20 назад, это огромный шаг вперед. И в России, и во всем мире пластическая хирургия развивается быстрыми темпами. 

Кстати, про восстановительный период. В среднем, в зависимости от типа операции, сколько он длится и как его обычно переносят? 

Обычно наибольший дискомфорт после пластических операций вызывают синяки и отеки в видимой зоне – на лице. Проходят они как обычный синяк, за две недели, но отек, бывает, держится дольше. Это все явление временное, на результат операции не влияет. И есть процедуры, которые ускоряют реабилитацию пациента. 

Сейчас очень развита косметология, много различных аппаратных и неаппаратных методик. К вам уже приходят после того, как прошли всех косметологов? 

По-разному бывает. Например, пациент ходит к косметологу, и тот видит изменения, с которыми косметолог справиться не может. Тогда он рекомендует обратиться к пластическому хирургу. Или мы провели комплекс операций, и пациент с нашими рекомендациями идет к своему косметологу, проходит с ним реабилитационные процедуры. 

Спорт, здоровый образ жизни, здоровое питание помогают как-то оттянуть этот момент обращения к пластическому хирургу? 

Вредные привычки и нездоровый образ жизни, естественно, сказываются и на тургоре кожи, и в целом на старении кожи, лица. К примеру, курение ускоряет возрастные изменения лица, в то же время является достаточно резким аргументом для отмены операции. У человека, который курит, процесс реабилитации проходит сложнее и дольше. И есть даже угроза каких-то осложнений. 

Вы сказали, что самая популярная операция – на веки и на грудь – это женщины делают в основном. А какие операции делают мужчины? 

Мужчины делают блефаропластику как верхних, так и нижних век, делают подтяжку лица. Они чуть позже начинают задумываться о пластических операциях, чем женщины. 

Делаете ли вы липосакцию, как часто эта операция востребована и у кого чаще: у мужчин или у женщин? 

Эта операция достаточно востребованная, и чаще ее делают женщины. Мужчины тоже приходят, но часто мы мужчин от этих операций отговариваем, если нет совсем больших изменений. Мужчины обычно хотят рельеф, кубики сделать. Естественно, это все делается. 

То есть можно сделать кубики с помощью операции, вместо того, чтобы качать пресс в зале? 

Возможности есть и такие, и некоторые ими пользуются. 

В пластической хирургии есть мода и определенные тренды. Например, лет 30 назад увеличивать губы было немодно. Или, к примеру, увеличение ягодиц. Мода на так называемые накаченные орехи тоже достаточно недавно появилась. Вы как-то чувствуете эти тренды? Может быть, прогнозируете, что будет модно в ближайшее время, в какую сторону пойдет индустрия красоты? 

Конечно же, мы ощущаем, когда пациенты к нам приходят и уже говорят, какую конкретно операцию они хотят провести. Тут другой вопрос: насколько эта операция показана данному человеку и насколько эта операция безопасна, уже опробована в профессиональных кругах пластических хирургов. И если девушка увидела что-то в Instagram и хочет сделать так же, а у нас в профессиональном обществе эта операция зарекомендовала себя как дающая большой процент осложнений, то мы будем отговаривать пациентку. 

Какой ваш прогноз на будущее, что будут делать люди? В какую сторону развивается ваша индустрия? 

Скорее всего, индустрия будет развиваться в сторону таких процедур, которые будут минимально заметны, но будут давать максимальный эффект и максимально ускоренную реабилитацию. Это уменьшение разреза, клеточные технологии, липофилинг, который сейчас набирает обороты. 

А что это? 

Это пересадка собственного жира с мест, где, грубо скажем, его много, в те места, где его недостает. Кожа над участком, где мы вводим жир, обретает полноту, здоровый цвет.

Как правило, жир забирается с передней стенки живота и заполняет складки, морщины. В реконструктивной пластической хирургии мы вводим его под рубцы, и они расправляются. А в эстетической составляющей, это, к примеру, когда вводится в кисти, в тыльную поверхность, если кожа дряблая, видны косточки, вены. Здесь он хорошо приживается. 

Были ли у вас случаи, что внешность человека после операции кардинально изменилась? 

Пластическая операция не подразумевает какой-то кардинальной смены внешности. Человек остается собой, просто выглядит свежее, чуть моложе. 

Ну и еще счастливым. 

Разумеется, ради этого мы и делаем операции. 

Некоторые боятся не столько пластических операций как таковых, сколько наркоза, боли. Что вы скажете про современную анестезию? 

Сегодня именно анестезиологическая служба шагнула далеко вперед и может позволить нам выполнять многие вещи с минимальным воздействием на организм пациента. На многих операциях пациент сам выбирает местную анестезию или внутривенную седацию. Это когда анестезиолог делает укол внутривенно, ставится специальный аппарат, и человек спокойно спит своим физиологическим сном, сам дышит. При этом он не волнуется, давление у него не скачет. Это будет сказываться на операционном периоде — меньше синяков, отеков. Но есть ряд операций, которые мы проводим под общим наркозом. 

Какие операции можно провести под местным наркозом или под седацией? 

Как правило, блефаропластику мы проводим либо под местной анестезией, либо под внутривенной седацией. Это на выбор пациента, насколько он готов терпеть уколы. Если же он не готов терпеть уколы в самом начале, то он выбирает внутривенную седацию, и в течение всей операции он спит. 

Можно ли сказать, что вы делаете людей счастливее? 

Я думаю, да. 

Спасибо за интересный разговор. С нами был Сагитдинов Рамиль Равильевич, пластический хирург клинической больницы «РЖД медицина».

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА

Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ










последние новости



© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика