пришлите новость


«С сильным не борись, с богатым не судись!» Как в Башкирии и России исчезло доверие к судебной системе?

14:00, 10 декабря 2021

Сегодня в День прав человека, мы констатируем: люди перестали верить в честность судов. Мы видим все больше примеров, как оправдывают за коррупционные дела чиновников, силовиков. А простым гражданам рассчитывать на оправдательные приговоры не приходится, «даже если у прокурора нет твердых доказательств», или если «следователи не довели дело до конца». Что происходит и как так вышло – разбираемся

«С сильным не борись, с богатым не судись!» Как в Башкирии и России исчезло доверие к судебной системе?
Фото: суд над Рамилей Саитовой / лето 2021 года

В 1990-е годы о судебной системе Башкирии, да и России, ходили легенды. Мол, если ты судишься с бандитом, чиновником или бизнесменом с огромными деньгами – то ты никогда не выиграешь. Все были уверены – судьи берут взятки. Были и случаи убийств судей. Спустя какое-то время ситуация будто улучшилась. Но сегодня не покидает ощущение, что мы снова вернулись в 90-е. Все больше примеров того, что судиться с чиновниками бессмысленно: они всегда выигрывают. Если дело возбуждено против представителя власти, практически всегда его либо оправдают, либо он получит незначительное обвинение.

Недоверие к суду

Адвокат Александр Войцех подсчитал: статистика оправдательных приговоров за последние годы находится ниже 1%, в районе 0,5-0,7%. По его словам, при Сталине, мол, было примерно 10%. Согласно позиции наших судов, прокуратуры и следственных органов, такая статистика свидетельствует о высоком качестве следствия.

Оправдательные приговоры в России – это лишь около 1% всех дел, которые прокуратура и следствие направили в суды. Как утверждают в Верховном Суде России, это не свидетельство того, что суды работают с обвинительным уклоном. Это яркий пример хорошей работы прокуратуры и следствия. Есть страны, где в суд передают почти все дела, и в ходе состязательного правосудия уже судья определяет, виновен ли обвиняемый. А есть страны, где до суда дела проходят серьезные фильтры. И там у судьи задача: проверять, не ошиблись ли следствие с прокуратурой. У нас именно такая система. Дело сначала тщательно расследуется, затем поступает в суд. Судья оценивает масштаб и злостность преступления (сам факт которого доказан на более ранней стадии) и определяет форму наказания.

Подавляющее большинство опрошенных нами граждан не верит в честность судов в России. На вопрос, можно ли выиграть дело в споре с чиновником или приближенным к власти человеком, лишь 6% опрошенных нами людей ответили утвердительно. При этом 30% считают, что если дело политическое, то выиграть невозможно. Еще 30% сказали, что в редких случаях, если дело не политическое, можно выиграть.

Судьи под прицелом силовиков

Бывший судья Радик Рахматуллин в разговоре с корреспондентом говорит, что в нашей стране судебная система никогда и не являлась независимой ветвью власти, а подчинилась правоохранительной системе, считала себя частью государственной машины. Мол, выстроилась вертикаль власти. А независимости суда, по его словам, мешает давление на судебную систему со стороны государства.

Справка. Радик Рахматуллин около 10 лет проработал судьей в Октябрьском и Советском районных судах Уфы. После выхода в отставку в 1987 году в течение 20 лет занимался адвокатской деятельностью. В январе 2020 года был лишен статуса судьи и пенсии из-за участия в митинге в память о Немцове.

– Хотя судебная система должна стоять отдельно от следственной, правоохранительной, в России суд не выделялся, он всегда был на стороне государства. Воспринимался как государственная структура. Почему судебная система у нас стала такой? Это случилось не вчера и не сегодня. Она и раньше не была идеальной, но на тройку по пятибалльной шкале работала. Считаю, что система заметно дала сбой с 2000 года, как мне кажется. Как в судебной, так и правоохранительной системе все больше стал присутствовать элемент заказа и административного ресурса. Он и раньше был, но не в таком объеме. Как человек, работавший судьей в советское время, могу сказать, что тогда было меньше давления, и оно было не таким масштабным, всеобъемлющим, как сейчас.

Rakhmatullin.jpg

Радик Рахматуллин. Фото: Youtube

По словам Радика Рахматуллина, давление на судебную систему в последнее время проявляется в том, что сейчас «по заказу силовых, властных структур, может быть возбуждено уголовное дело на любого предпринимателя».

– Любой человек при наличии воли высокопоставленного чиновника может стать объектом уголовного преследования и даже получить срок. Причем по закону там все будет правильно: когда получен заказ, что надо осудить такого-то человека – его осудят, – говорит бывший Рахматуллин. – Кое-какие нарушения могут найти и выставить их так, что картина будет устрашающей. Это дело техники – прокурорско-следственной техники.

Несколько лет назад мы писали, как в Башкирии судья вынесла оправдательный приговор, после чего пожаловалась на давление от силовиков. Тогда ситуацию восприняли как пример того самого присмотра за судьями от силовиков.

Из последних громких историй, позволивших усомниться в честности судей, можно вспомнить политические дела - Казакбаев-Рахматов, Александр Сидякин с журналистами из-за лифтового бизнеса, политические дела Лилии Чанышевой о создании экстремисткой организации и Рамили Саитовой.

Адвокат: честные суды есть

Адвокаты говорят, что борьба в суде – не бессмысленна. Надежда на правосудие всегда есть. Но доверие к судебной системе – вопрос другой и связан с менталитетом человека. В России, мол, не принято доверять судьям.

Адвокат Урал Хамзин вспоминает пословицу: «С сильным не борись, с богатым не судись!». В ней, конечно же, есть доля шутки, остальное – правда, уверен он.

Честность суда различная в разном виде судопроизводства, считает Хамзин. Степень вмешательства государства разная. Есть суды общей юрисдикции (мировые судьи, районные суды, областные суды), военные суды (гарнизонные, флотские и окружные военные суды) и арбитражные суды с апелляционными и кассационными инстанциями, замыкаемые Верховным Судом России. Есть Конституционный Суд РФ. В каждом производстве – разная степень давления общественного мнения, государственного аппарата и т.д.

725_oooo.plus.png– Говоря о доверии к судебной системе в целом, надо понимать, о каком виде судопроизводства идет речь, – поясняет Урал Хамзин. – В нашей стране, где уже долго сохраняется один политический режим, в угоду которого правится и интерпретируется основной закон страны, где отсутствуют политическая конкуренция и свободные выборы – по определению не может быть полностью независимого суда. Но чем меньше участие государства в том или ином виде судопроизводства, где государство выступает как сторона или участник процесса, тем больше доверия именно этот суд и вызывает у людей.

Из этого можно сделать вывод, что гражданские и арбитражные суды, где подавляющее большинство дел – это споры между гражданами, предпринимателями и юридическими лицами, а исход дела зависит от профессионализма стороны и возможности доказывания своей позиции – как правило, более честные, и в них выигрывает тот, кто предоставил больше убедительных доказательств.

– Эти два вида судопроизводства в наибольшей степени вызывают у людей доверие, – уверен Хамзин.

И, напротив, минимальное доверие у граждан к судебной системе, где участие государства максимальное – судопроизводство по уголовным, простым административным делам и по тем делам, где заинтересовано государство. Тут в пример можно привести массовые административные дела после защиты Куштау: беспощадно судьи выносили решения, несмотря на абсурдность этих самых решений.

– В процессах по уголовным и административным делам мы очень часто, к сожалению, наблюдаем в действии принцип Никола Макиавелли: «Цель оправдывает средства». Если человека задержали по подозрению в совершении преступления и поместили в ИВС (изолятор временного содержания – прим. ред.) – значит, его надо обязательно арестовать и отправить в СИЗО, иначе будет незаконное задержание! Подписка о невыезде и домашний арест? Забудьте – если только суд снизойдет до этого. Если человеку предъявили обвинение и избрали меру пресечения в виде заключения под стражу – значит, уголовное дело с обвинительным заключением надо обязательно утвердить прокурором и направить в суд – и никакого прекращения, иначе будут незаконные уголовное преследование и лишение свободы.

То есть дело не столько в политичности дела, сколько в оправдании работы «мундира», мол, правоохранитель/силовик не может ошибиться. Если человек действительно «попал по беспределу» и, как говорится, уголовное дело «шито белыми нитками», либо с существенными процессуальными нарушениями – это значит, что уголовное дело судье придется возвращать в прокуратуру. Это является для надзорного органа большим минусом. А отмена этого постановления по результатам внесенного прокуратурой представления – большой минус для судьи, потому что вышестоящий суд, скорее всего, отменит оправдательный приговор.


– Скорее всего, никакого возврата не будет. Суд может закрыть глаза на все эти недостатки и продолжить рассматривать дело, – рассуждает Хамзин и добавляет еще один горький момент. – Если по результатам рассмотрения уголовного дела в суде есть все основания человека оправдать, это совсем не значит, что будет вынесен оправдательный приговор, ведь это будет означать незаконное уголовное преследование человека.

Пример. Фатхулла Исхаков в 1959 году в возрасте 22 лет был приговорен за убийство односельчанки, которое не совершал. Однако до сих пор, несмотря на отмену приговора следствием, которое признало, что убийство совершил другой человек, он не может добиться реабилитации от прокуратуры и суда. Мужчина дошел до Конституционного суда, но все еще не добился оправдания. Это парадоксальное дело показывает, что «обратки» нет.

– Возможно, вы пройдете все инстанции, вплоть до Верховного Суда РФ, но справедливости не добьетесь, – говорит Хамзин об обычном уголовном деле. – Но если процесс будет связан с политическими преследованиями инакомыслящих, преследованием по делам об экстремистской или террористической направленности, то тут вовсе шансов становится меньше. Можете умножить вдвое или втрое давление государства и вытекающую отсюда неправосудность или несправедливость судебных постановлений, – говорит он. – Прибавьте сюда снобизм, чванство, высокомерие, низкий профессиональный уровень, вседозволенность и безответственность многих судей, их «чаевничество» и прочие лоялизмы с прокурорами, которые по определению должны быть оком государева. А в реальности? Ах да, и не забывайте родственную клановость – пройдитесь по судам и прокуратурам и увидите на многих дверях одни и те же приевшиеся фамилии. И это не полный перечень причин и факторов, вызывающих недоверие, а порой брезгливость и презрение ко многим персоналиям в мантиях и синих мундирах.

Причины разочарования в судебной системе

Айдар Муллануров, управляющий партнёр судебного агентства «Барристер», говорит о причинах недоверия людей к судебной системе

534_oooo.plus.png– Слова о недоверии к судебной системе я регулярно слышу от клиентов, знакомых. Часто об этом говорят и коллеги, которые в состоянии сделать профессиональное суждение. Надо признать – наша судебная система далека от идеала. На мой взгляд, причин этому много, нельзя кардинально поменять ситуацию одним действием. Требуется глубокая комплексная реформа и большие изменения в самом обществе. Ведь причинами разочарования в судебной системе являются, как несовершенство её устройства, зависимость от исполнительной власти, так и наши действия/бездействия, пассивность, недостаточные знания.

Я бы выделил несколько причин этой проблемы.

Зависимость судебной системы от исполнительной власти. Нездоровый политический климат в стране влияет и на судей. Чаще всего говорят про прямое воздействие через указания вышестоящих коллег. Но я полагаю, что не менее значимо и косвенное влияние. Судьи такие же люди, как и все мы. Они смотрят тот же телевизор, читают те же новости. Все эти разговоры про сильную руку, поиски врагов, современное понимание патриотизма и тому подобное формируют прогосударственный крен в сознании. На практике это приводит к тому, что если стороной спора является государство, то судьи зачастую стараются поддержать его. В таких делах возникает ощущение, что интересы госоргана в суде защищает не их штатный юрист, а судья. Причём ситуация ухудшается, на мой взгляд. Если раньше я мог бы описать её словами «любое сомнение трактуется в пользу государства», то сейчас порой «государство всегда право». Сохранять оптимизм позволяет только то, что арбитражные суды по-прежнему остаются весьма профессиональными и можно надеяться на их объективность. Нам, например, в арбитражном суде в большинстве случаев удаётся доказать правоту доверителя в споре с муниципалитетом или государством.

Следующая причина – формализм. Огорчает, что суд зачастую перестаёт искать смысл нормы права, цель регулирования правоотношения. Закон – это инструмент, который призван сделать жизнь конкретного человека лучше, и применяться он должен с учётом контекста, во взаимосвязи с другими нормами. К сожалению, суд часто забывает, ради чего принимали тот или иной закон и применяет отдельные нормы в отрыве от здравого смысла. Право выхолащивается. Роль суда сводится к формализму, переписыванию статьи закона. По сути, это больше канцелярская работа, не совсем правосудие.

Частой причиной разочарования в суде является низкая правовая культура самих граждан. Общество плохо понимает, что такое судебная система, как она должна функционировать и что от нее можно ожидать, а что нет. Представления о суде основываются на образах из кино, ТВ. Естественно, реальность совсем иная, но граждане не хотят знать об этом. Чужие проблемы не интересны, за значимыми процессами мало кто следит. Отмечу ещё и потребительское отношение к суду. Суд не агентство по исполнению желаний. Если хочешь результат, то нужно потратить много времени на изучение своей проблемы, на выбор юриста, на совместную с ним работу, на приведение в порядок своих документов. В общем, чтобы получить хороший результат, нужно потратить и средства, и время. Хорошее – дешёвым не бывает. Однако почему-то значительная часть граждан считает, что можно сильно не напрягаясь, подать простенькое исковое заявление, а дальше суд должен сам разобраться и защитить. Так не бывает и не должно быть. В итоге необоснованные «розовые» ожидания обуславливают последующее разочарование.

Пожалуй, одной из главных причин текущего положения судебной системы я бы назвал отсутствие в обществе чёткого запроса на независимый суд. Если спроса на это нет, то зачем суду меняться? Результаты соцопросов показывают, что россияне потребность в независимом суде не включают в число приоритетных. Никто не отказался бы от качественного правосудия, будет здорово, если оно вдруг само появится в стране. Мы ожидаем, что кто-то решит эту проблему – президент, сами судьи, ООН, инопланетяне – неважно кто, главное – не мы. Я тоже был бы рад такому чуду, но не верю в него. Никто за нас наши проблемы не решит. Уважение к закону, внимание к чужим проблемам, желание отстаивать свои права – начинать надо с этого. Судьи живут в том же обществе, наша модель поведения влияет на них. Если мы закрываем глаза на несправедливость, заискиваем перед судьями, выносящими «странные» решения, то ситуация не изменится. Если же черное называть черным, не подавать руки нерукопожатным, несмотря на их формально высокий статус, то можно создать спрос на уважаемый суд. А спрос рождает предложение.

_DSC5590.jpg

Нужно бороться, а не опускать руки

Урал Хамзин также считает, что причины такого состояния судебной системы, ее зависимости, низкой эффективности и несправедливости выносимых решений носят системный характер.

– В стране должны быть честные выборы, политическая конкуренция, независимые СМИ, избираемость и сменяемость власти. Лишь при наличии этого набора условий будет меняться законодательство, регламентирующее деятельность судебных и прокурорских органов, будет меняться и персональный состав судов и прокуратур. Судьи будут сменяемы и привлекаемы к персональной ответственности за выносимые судебные акты, а прокуроры – за осуществляемый прокурорский надзор. Тогда и будет максимальное доверие к судебной системе в целом. А пока мы имеем то, что имеем. Стоит ли опускать руки нам, участникам процессов, при нынешнем положении вещей? Конечно же, нет. Даже если эта система в каких-то судопроизводствах зачастую вызывает недоверие, надо идти вперед. И тут мы вспоминаем русские народные пословицы: под лежачий камень вода не течет, вода камень точит и осилит дорогу идущий. Нередко добиться справедливости получается именно благодаря высокопрофессиональной и этичной работе адвокатов, немалую роль играет и позиция в целом гражданского общества по тем или иным делам. И надо помнить, что эта власть не вечна, за катком репрессий государства всегда приходит оттепель, а вслед за нею и реабилитация многих и многих невинно осужденных и искалеченных этой судебной системой фигурантов дел. Как минимум для этого мы должны работать сегодня – собирать фактуру, не опуская руки там, где сегодня даже нет просвета.

Радик Рахматуллин подытоживает, что не все так плохо: честные суды все же есть, отстаивать свои права нужно без страха.

– Негатив в отношении судебной системы имеет место, но не нужно кальку перекладывать на всю судебную систему в целом, с миллионами уголовных и административных дел. Дело делу рознь, судья – судье рознь. Много поистине и справедливых процессов. На это надо надеяться. И бороться.



Если вам понравился материал, поддержите нас донатами. Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика