пришлите новость


«Хотели победить Америку и Европу, а получилось как всегда»: журналисты из Уфы — о законе об иноагентах

16:22, 01 декабря 2021

Публикуем результаты опроса Пруфы.рф

«Хотели победить Америку и Европу, а получилось как всегда»: журналисты из Уфы — о законе об иноагентах
Фото: golos-kubani.ru

Стали более осмотрительными в своих соцсетях, но готовы продолжать журналистскую деятельность даже в том случае, если СМИ, где работают, будет признано иноагентом. Уфимские журналисты ответили на вопросы Пруфы.рф и откровенно рассказали, как относятся к закону об иноагентах, и о том, как он изменил их профессиональную жизнь. 

На сегодняшний день более 258 тысяч человек подписали петицию на сайте Change.org с требованием отменить закон об иноагентах. Петиция появилась 14 сентября, инициаторами обращения являются признанные Минюстом иноагентами «ОВД-инфо» и «Медуза».

Авторы петиции напоминают, что с начала 2021 года Минюст России в реестр иноагентов включил шесть СМИ, 20 журналистов и семь некоммерческих организаций. Всего в этот список с 2013 года попал уже 221 «иноагент». 

Публикуем мнение ведущих уфимских журналистов по этому поводу — по нашей просьбе они ответили на пять самых важных вопросов по этой теме.

Рушана Ибраева, журналист, блогер

рушана круглая.jpg

1.      Как вы относитесь к закону об иноагентах?

— В современном мире все привыкли двигаться к интеграции, а не возводить заборы. Те же вузы — их рейтинг определяется в том числе сотрудничеством с заграничными институтами, вовлеченностью в мировое пространство. Соответственно, здесь речь идет и о зарубежных грантах. Поэтому в новой логике автоматически можно объявить иностранными агентами тех, кто задействован в международном сотрудничестве.

2.       Как по-вашему, с какой целью он введен?

— Мне кажется, сейчас уже актуальнее говорить не о том, для чего закон принимали, а как его применяют: насколько часто и в отношении кого, насколько влияет пометка «иностранный агент» на будущее многих организаций, которые занимаются независимой журналистикой, правозащитной деятельностью и т.п.

3.       Стали ли вы осмотрительнее при публикации постов в своих соцсетях?

— Да.

4.       Часто проверяете, не причислили ли вас либо издание, где вы работаете, к иноагентам?

    — Не было таких предпосылок.

5.       Готовы ли вы продолжать журналистскую деятельность, если вас или ваше издание причислят к иноагентам?

— Да.

Ольга Блажнова, журналист  РИА «Европейско-Азиатские Новости»

блажнова круглая.jpg

1.       Как вы относитесь к закону об иноагентах?

— Резко отрицательно.

2. Как по-вашему, с какой целью он введен?

— Он преследует соблюдение интересов исключительно захвативших власть людей, но не граждан.

3.       Стали ли вы осмотрительнее при публикации постов в своих соцсетях?

— После того, как ошиблась, забыв упомянуть, но вовремя поправили коллеги, да.

4. Часто проверяете, не причислили ли вас либо издание, где вы работаете, к иноагентам?

— Не проверяю специально, каждую пятницу-субботу читаю информацию в новостях и соцсетях.

5. Готовы ли вы продолжать журналистскую деятельность, если вас или ваше издание причислят к иноагентам?

— Даже с бОльшей охотой.

 

Ильдар Ахмадеев, журналист, директор по развитию региональных сайтов в «Комсомольской правде»

ахмадеев круглый.jpg

1.   Как вы относитесь к закону об иноагентах?

— Крайне отрицательно.

2. Как по-вашему, с какой целью он введен?

— Он введен с целью препятствования работе неугодных журналистов.

3.  Стали ли вы осмотрительнее при публикации постов в своих соцсетях?

— Нет, но я и раньше был осмотрительным.

4.   Часто проверяете, не причислили ли вас либо издание, где вы работаете, к иноагентам?

— Не проверяю.

5. Готовы ли вы продолжать журналистскую деятельность, если вас или ваше издание причислят к иноагентам?

— Да.

 

Наташа Павлова, журналист, экс-главный редактор «Коммерсантъ Башкортостан», член СПЧ при главе Башкирии 

наташа павлова круглая.jpg

1.   Как вы относитесь к закону об иноагентах?

— Отрицательно отношусь, поэтому и подписала петицию.

2.  Как по-вашему, с какой целью он введен?

— Думаю, цель — борьба за влияние на общество, установление монополии действующей власти в области СМИ, НКО, уничтожение любых независимых институтов.

3. Стали ли вы осмотрительнее при публикации постов в своих соцсетях?

— В целом да, так как уже кто-то на них жаловался в фейсбуке.

4. Часто проверяете, не причислили ли вас либо издание, где вы работаете, к иноагентам?

— Не смотрю.

5.  Готовы ли вы продолжать журналистскую деятельность, если вас или ваше издание причислят к иноагентам?

— Скорее да, чем нет.

 

Руслан Валиев, журналист, шеф-редактор «Эха Москвы в Уфе»

Руслан валиев круглый.jpg

1. Как вы относитесь к закону об иноагентах?

— К самому закону отношусь отрицательно. Он не нужен и вреден.

2. Как по-вашему, с какой целью он введен?

— Истинные цели мне неизвестны. Но декларируемые и реальные цели, по-моему, различаются.

3. Стали ли вы осмотрительнее при публикации постов в своих соцсетях?

— На мои публикации в соцсетях пока это не повлияло.

4. Часто проверяете, не причислили ли вас либо издание, где вы работаете, к иноагентам?

— Не проверяю, так как это стало бы известно в любом случае

5. Готовы ли вы продолжать журналистскую деятельность, если вас или ваше издание причислят к иноагентам?

— Деятельность продолжать готов. 


Артем Валиев, журналист информационного агентства «Башинформ»

Артем валиев круглый.jpg

1. Как вы относитесь к закону об иноагентах?

— От комментария по поводу личного отношения воздержусь, так как работаю в госСМИ.

2. Как по-вашему, с какой целью он введен?

— С целью ограничить влияние иностранных государств на информповестку в РФ, прежде всего политическую. Подобные законы действуют во многих странах мира. К примеру, в Германии не дают лицензию на вещание российского телеканала RT, а в Китай иностранному СМИ зайти практически нереально.

3. Стали ли вы осмотрительнее при публикации постов в своих соцсетях?

— В части не забывать при упоминании включенных в список иноагентов указывать, что это СМИ или журналист признан в России иноагентом — да.

4. Часто проверяете, не причислили ли вас либо издание, где вы работаете, к иноагентам?

— Ни разу не проверял, так как у нас госСМИ.

5. Готовы ли вы продолжать журналистскую деятельность, если вас или ваше издание причислят к иноагентам?

— Думаю, такого не произойдет. Но само включение в реестр не запрещает заниматься журналистской деятельностью.

Ростислав Мурзагулов, блогер, экс-пиарщик главы Башкирии Радия Хабирова, председатель совета директоров ФК «Уфа»

мурзагулов круглый.jpg

Вся эта история с иноагентами для меня выглядит очень странной, потому что среди этих так называемых агентов есть очень много моих хороших приятелей, друзей, коллег бывших. Понятно, что когда разные страны друг с другом соперничают, они финансируют различные политические силы и средства массовой информации. Обычно в мире принято эти вещи не замечать. Когда начинаешь бегать со щитом и мечом, выискивать журналиста, который где-то когда-то, может быть, получил иностранный грант, таким образом ты показываешь, что чего-то опасаешься. Вот мне интересно, неужели наши власти действительно чего-то опасаются?

И еще у меня вопрос — почему так много приличных людей оказалось в этом списке? И почему люди начали гордо у себя в соцсетях писать: да, я иностранный агент? Нет тут какого-нибудь перекоса случайно?

И другой вопрос — если так много приличных людей чем-то недовольны, может быть, с ними надо поговорить и спросить, может у них есть основания для этого?

Мне кажется, что тут как обычно — наверное, хотели как лучше, хотели победить Америку и Европу, а получилось как всегда. Получилось, что люди гордо ходят с футболкой: «Я — иностранный агент».

Полагаю, надо думать еще раз о том, что сделано, и все переосмысливать.

 

Артур Асафьев, журналист, корреспондент на «Радио Свобода» (внесено в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранных агентов)

артур асафьев круглый.jpg

1. Как вы относитесь к закону об иноагентах?

— К закону отношусь отрицательно, как к акту, не имеющему под собой никакой правовой основы, фактически, антиконституционному.

2.  Как по-вашему, с какой целью он введен?

— Считаю, что закон был разработан и принят единственно с целью предельно затруднить деятельность независимых СМИ и отдельных журналистов в России.

3.  Стали ли вы осмотрительнее при публикации постов в своих соцсетях?

— Осмотрительность всегда не помешает. Многие пользователи соцсетей даже не подозревают о большом количестве репрессивных законов в этой сфере, принятых в первой половине «10-х» годов, которые были «спящими» (закон об иноагентах тоже к таким относится) и дел, которые стали активно заводиться лишь в последние пару лет.

4.  Как вам далось решение остаться в профессии и в издании, признанном иноагентом?

— Решение далось нормально.

5.   Как изменился ваш подход к профессиональной деятельности после признания вашего СМИ иноагентом?

— Наши издания не нарушают законодательство РФ, работают в соответствии с международно признанными стандартами журналистики. Поэтому мой подход к профессиональной деятельности не изменился.



Если вам понравился материал, поддержите нас донатами. Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика