пришлите новость


«Хочу открывать форточку и дышать»: инженер-эколог о том, чем травят жителей Стерлитамака и Салавата

19:16, 12 ноября 2021

Активист движения «Стерлитамак, дыши!» Ольга Баландина рассказала, как они борются за чистый воздух

«Хочу открывать форточку и дышать»: инженер-эколог о том, чем травят жителей Стерлитамака и Салавата
Фото: pixabay.com

Когда речь заходит о самых грязных городах Башкирии, все знают, что это Уфа, а также так называемый южный куст — Салават, Стерлитамак, Ишимбай. Они носят этот статус уже много лет. Все эти годы звучат отдельные жалобы от горожан — обычно это происходит в дни выбросов. Но чаще люди просто тихонько ворчат у себя на кухнях, а попыток организоваться и вместе бороться за чистоту воздуха не предпринимают.

Но в прошлом году случилась переломная история — во втором по размеру городе Башкирии появилось движение «Стерлитамак, дыши!». На самом деле предысторией стали еще сибайские события, когда город страдал от испарений из медного карьера. Жители тогда создали группу «Сибай, дыши!», где обсуждали стратегию действий и реально влияли на решения властей и надзорных органов.

Но настоящим катализатором роста экологического самосознания жителей южного куста выступил Куштау. Именно после прошлогодних событий на горе, когда жители увидели, что вместе они способны на многое, жители смогли объединиться — теперь уже, чтобы бороться за чистый воздух. И за этот небольшой год им удалось многое — добиться включения городов Стерлитамак и Салават в федеральный проект «Чистый воздух», а также организовать независимое исследование качества воздуха.

Мы пообщались с активисткой группы «Стерлитамак, дыши!» Ольгой Баландиной. Она ранее работала инженером-экологом на предприятии «Газпром нефтехим Салават». Но ушла оттуда, когда поняла, что ничего не может поменять изнутри. Теперь она пытается менять ситуацию, находясь по ту сторону баррикад.

На волне Куштау

— В Уфе, быть может, в силу большей численности населения или меньшей его сплоченности, нет настолько оформленного и активного эко-движения как группы «Сибай, дыши!» и «Стерлитамак, дыши!». Расскажите, как и в результате каких событий возникло ваше движение?

— После событий на Куштау. Нас это воодушевило. Лично я, как инженер-эколог, увидела, что это нужно людям и что это не только мои профессиональные интересы. Наверное, мне стоит рассказать о себе. По первому образованию я инженер-эколог. Начинала работать на «Газпром нефтехим Салават», но поняла, что изнутри подчиненный эколог изменить ничего не может. Я получила второе высшее образование и ушла из этой профессии. Когда начались события на Куштау, еще до активной фазы, я не понимала, как такое вообще возможно. Я пять лет училась, мы учили наизусть законы, и в них черным по белому написано — краснокнижные растения уничтожать нельзя. Я начала писать об этом в «Открытую республику» (электронная приемная по сбору обращений — прим. ред.), президенту и вот так вот потихоньку вошла в движение. В период активной фазы противостояния я просто приезжала на гору с распечатками законов и читала их вслух полицейским и всем, кто там был.

Уже после Куштау появился пост Вадима Искандарова (лидер движения «Стерлитамак, дыши» — прим. ред.) в соцсетях — «Гору отстояли, отстоим и чистый воздух», что-то такое. Я подумала — хорошо, я тоже могу написать об этом. Потом мы все встретились — и так организовалось наше движение. Это случилось осенью 2020 года.

— Наверное, еще на фоне успехов деятельности аналогичной сибайской группы?

— Да, у нас есть активисты в группе, которые активно общались с ними. Когда мы в Стерлитамаке проводили первую в России конференцию промышленных городов за чистый воздух, туда приехали сибайцы — это был просто бесценный опыт. Они проделали такую работу! Активисты уже знали друг друга в онлайне, здоровались. Нижний Тагил, Рязань, Омск, Сибай — мы позже них вошли в это движение.

Города в кольце заводов

Южный куст Башкирии окружен предприятиями со всех сторон, жители буквально по запаху могут определить, с какой стороны света дует ветер. Эколог рассказала, что проблема заключается даже не в том, что многие опасные вещества выбрасываются в атмосферу, а что официальные ведомства и службы, которые должны контролировать выбросы, этого не делают.

— По результатам 2020 года Роспотребнадзор назвал список из семи городов Башкирии с самыми высокими превышениями по выбросам. На первом месте, как ни странно, Давлеканово, но следующие города, естественно, Стерлитамак, Салават и Ишимбай. Насколько тяжелая ситуация там.

— Стоит начать с Роспотребнадзора и объяснить, почему так получилось. Предприятия, которые окружают Стерлитамак, это «БСК» — «Сода» и «Каустик» и «Тау групп» — Стерлитамакский нефтехимический завод и «Синтез-Каучук». А также «Газпром нефтехим Салават». Он находится всего в 20 километрах от города. Стерлитамак, получается, окружен кольцом. Если суммировать эти выбросы, то получается более 300 загрязняющих веществ, более 100 тысяч тонн в год. А Роспотребнадзор контролирует всего лишь 25 веществ из них!

Наверное, в Давлеканово они так удачно сделали замер, что он попал в рейтинг выше Стерлитамака и Салавата. То есть, это такое вот свободное обращение с цифрами.

Мы стремимся к тому, чтобы перечень контролируемых веществ был расширен. Сегодня ко мне обратились жители Старого Ишимбая. У них там и катализаторный завод рядом, и со стороны Салавата к ним долетают выбросы, и никто их не контролирует. Из-за этого жители даже дорогу перегораживали.

Еще важный момент по цифрам — есть выбросы, которых летит много, так называемые маркерные вещества. Если взять «Синтез-Каучук», у них летит около 500 тонн пентана в год, изопрена — 102 тонны в год, пентилена — 165 тонн в год. И ни одна служба их вообще не контролирует. Мы делали замеры прибором ГАНК (газоанализатор – прим. ред.), которым Росприроднадзор и Роспотребнадзор пользуются. Но у них нет перечня веществ. Согласно 42 статье Конституции, у нас есть право на достоверную информацию о качестве атмосферного воздуха, но наше право нарушается в корне. Надо контролировать маркерные выбросы. Тогда бы эта картина, где Давлеканово на первом месте, поменялась.

Надежда на федеральный центр

Жители Стерлитамака, Салавата и Ишимбая уповают на то, что включение в федеральный проект «Чистый воздух» поможет как-то исправить ситуацию, но Ольга Баландина замечает, что Челябинск уже несколько лет в этом проекте, а воздух чище не становится.

— Речь шла о том, что Стерлитамак и Салават должны войти в федеральный проект «Чистый воздух». Расскажите подробнее, была ведь петиция, чтобы войти в этот проект, собирались подписи?

— Да, есть и петиция, мы собирали и живые подписи для вступления в нацпроект. Эти подписи мы передали главе Росприроднадзора Светлане Радионовой, когда она посетила Стерлитамак в апреле, и, действительно, нас включили в этот список. Знаете, настолько сложно с этими документами. Я сама до конца не разобралась. Но смысл в том, что это только с 2024 года. Но вот, например, Челябинск уже давно в этом нацпроекте, но дышать легче не стало от этого. То есть, надо что-то еще делать.

— Что предполагает этот проект? Что это такое?

— Это выделение бюджетных федеральных средств на снижение выбросов. Не только на предприятия, на модернизацию, но также на работу по свалкам, по транспорту. В Челябинске, я знаю, свалку рекультивировали, у них свалка в центре города.

— То есть деньги будут выделяться по всем направлениям? На предприятия, на контроль над ними?

— Да, на контроль. Очень бы хотелось именно на контроль. Например, Росгидромет всего контролируют три раза в сутки, ночных замеров нет, они честно сказали: «Мы утром ловим следы этилбензола». Вот что такое предельно допустимая концентрация (ПДК)? Это такая концентрация, которая не должна вызывать запахов и рефлекторных реакций у населения. Ни кашля, ни головных болей, и эта максимальная разовая ПДК в среднем в десять раз выше, чем среднесуточная. А среднесуточная уже не должна вызывать никаких болезней на протяжении всей жизни.

И представляете, что у нас максимальная разовая ПДК ловится превышенная. Что тогда говорить о среднесуточной? Я отправила запрос в Росгидромет в Москву, мне пришел ответ очень длинный, но суть в том, что денег нет. <…> На расширение списка им тоже нужны деньги — нужны методика, аккредитация. У нас была летом победа — мне пришел ответ, что Роспотребнадзор включил винилхлорид и дихлорэтан. Я посчитала — если такими темпами включать вещества в список, то контролировать все они будут только через 20 лет.

Будет еще один завод?

В соцсетях идет активное обсуждение планов по строительству нового завода по переработке углеводородных газов в ароматические соединения в ОЭЗ «Алга» под Стерлитамаком. Экологов беспокоит, что новое предприятие добавит свои выбросы к и без того тяжелой экологической обстановке. Более того, экологи выявили множество нарушений в проектной документации завода и расчетах воздействия на окружающую среду.

— Сейчас наиболее острым вопросом является расширение ОЭЗ «Алга» и планы строительства нового предприятия. Расскажите подробнее. Насколько я знаю, в мае проект не был одобрен?

— Этот проект не прошел государственную экологическую экспертизу. Законом предусмотрено, что, прежде чем начинать производственную деятельность, надо доказать людям, что она безопасная. Проводится оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС — прим. ред.) — предварительно, до того, как начали строить. Нет такого, что можно построить завод, а потом уже показывать, что все хорошо. Не мы, люди, должны доказывать, что у нас и так уже все плохо. Должен быть документ. «ТехноПрогресс» его сделали, мы его изучили, написали свои замечания, когда глава Росприроднадзора Светлана Геннадиевна приезжала, мы их ей передали. Когда в мае проводилась экспертиза, этот проект получил отрицательное заключение.

В сентябре появился новый ОВОС, он заметно потолстел, там было намного больше расчетов. У меня опять появились очень серьезные замечания, мы их направили. Должны были затем провести слушания, но в связи с пандемией они проводились просто в форме принятия замечаний. Мы их направили, и нам пришел ответ— я его называю «отпиской». На сегодняшний день список замечаний вырос с 12 пунктов до 27 листов. Мы их будем направлять в Роспироднадзор.

До того как начать строительство, надо показать, что выбросы с проектируемого предприятия не превысят ПДК в близлежащих населенных пунктах. Это чуть более километра до Васильевки и Кантюковки. Но одно дело строить на лесной полянке, а другое — рядом с другим предприятием, «Газпром нефтехим Салават».

На самом деле у нас очень хорошие природоохранные законы, в них предусмотрен учет уже существующих выбросов, так называемой фоновой концентрации по всем загрязняющим веществам. Исполнители этой документации приложили фоновые концентрации, но — в Салавате! Непосредственно по Кантюковке и Васильевке, наверное, информации у них нет, тогда бы приложили ее.

Плюс — они собираются производить бензол, толуол и метанол. По метанолу фоновых концентраций нет — его не измеряют. А выбрасывает его «нефтехим», и концентрация должна быть учтена. По СанПиНу, согласно которому устанавливается фоновая концентрация, замеры должны производиться пять лет. Или минимум три года при определенных условиях. Но данных о замерах вообще нет.

— Весной посещала Стерлитамак руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова, и раскритиковала доклад гендиректора содовой компании Давыдова, и природоохранную деятельность предприятия. Делается ли с тех пор что-то в этом направлении? В августе у них была проверка и были найдены 101 нарушение.

— Как у жителя, активиста, у меня есть только два пути получения информация — СМИ и ответы на запросы. По шламонакопителям предприятия я запросов не делала, ведется ли их рекультивация. Но из СМИ я знаю, что какая-то работа начата. По нарушениям мне тоже просто так никто не отчитается. У меня был такой опыт, когда мы только организовали группу. Я ехала между заводами, слева был «Каустик», справа «Синтез-Каучук». Я проезжала, и мне реально стало плохо, казалось, что я потеряю сознание. Я доехала до следующей остановки, остановилась, отдышалась. Написала во все госорганы. Роспотребнадзор сразу дал отписку, что это не к ним. Росприроднадзор ответил, что они начинают проверку предприятий по данному факту. Потом я снова запрос сделала, чтобы узнать результат проверки, а мне пришел ответ, что не предусмотрено законом информировать пусть даже пострадавшего, какие были замечания, что было выявлено и что сделано. Нет у меня такого права!

Это вот просто один случай. А уж по этому 101 нарушению БСК я не вижу смысла куда-то писать.

Сводный расчет — документ, который есть в Татарстане, а у нас нет

Во время своего визита глава Росприроднадзора Светлана Радионова заявила о необходимости создания сводного расчета. Это документ, жестко регламентирующий возможность строительства нового предприятия с учетом текущей экологической обстановки в предполагаемом месте.

— Тогда же, во время визита, Радионова говорила о необходимости создания сводного расчета фоновых концентраций. Расскажите, что это такое, зачем это нужно и кто это должен делать?

— Это моя любимая тема. Для Уфы вообще очень актуален был бы сводный расчет. У нас есть разные предприятия, и у каждого предприятия свои выбросы. Сводный расчет — это такой документ, в котором учитываются все выбросы суммарно. Фоновая концентрация будет рассчитываться с учетом всего. Она и так сейчас учитывается в документах, но это просто замер. А должен быть сделан расчет, и разрешение на новое предприятие будет выдаваться с учетом уже существующих выбросов. Светлана Геннадиевна подчеркнула на совещании, что у нас такие разрешения можно получать только после того, как будет проведен сводный расчет рассеивания. Но тут же, в мае, я направила запросы во все наши службы, и мне пришел ответ от Минэкологии, что у нас такого документа нет. Кстати, в Татарии он есть.

Когда я получаю такие ответы, мне очень тяжело, опускаются руки. Вроде было совещание, вроде бы все там сидели, вроде об этом говорили, что это надо. Ты пишешь запрос и ждешь, что скажут, что сводный расчет разрабатывается, но тебе просто говорят, что его нет.

— Напоследок, расскажите, чего вообще добивается группа «Стерлитамак, дыши!», каким вы видите будущее, к чему хотите прийти?

— Надо уточнить, что я живу в Салавате. Я родилась в Стерлитамаке, училась там, но живу в Салавате. Но желание очень простое — открыть вечером форточку и не стараться ее бегом закрыть.

Если взять конец июля — у нас было просто невыносимо. Я не разрешала детям открывать окна. Я каждый вечер звонила в ЕДДС, писала жалобы во все службы и мне приходили ответы, что превышений не обнаружено. Я понимаю, почему — у нас ситуация осложняется тем, что если в Стерлитамаке на жалобы жителей приезжает Роспотребнадзор, то в Салавате мы пока не сумели этого добиться. И у нас приезжает … лаборатория «Газпром нефтехим Салават» и проводит замеры. Интересно, да, что они найдут? Предсказуемо. Желание очень простое — чистый воздух, не бояться глубоко дышать.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами. Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика