пришлите новость

Центр Уфы - изнанка. Как в нечеловеческих условиях вынуждены жить люди в домах культурного наследия

11:03, 21 сентября 2021

| c9595

Дома в историческом центре Уфы называют «гнилушками»

Центр Уфы - изнанка. Как в нечеловеческих условиях вынуждены жить люди в домах культурного наследия

За фасадами красивых исторических домов в центре Уфы скрываются дореволюционные, порой, нечеловеческие условия существования: печка, дымоходы, отсутствие водоснабжения и элементарных условий.

Из окон жители круглый год наблюдают толпища наркоманов и чужие испражняющиеся пятые точки у себя во дворе. Весной там нередко плавают фекалии, летом тусуется деструктивная молодежь. Внутри домиков – холодно, сыро и пахнет плесенью. О водопроводе, теплом душе, или собственном унитазе им остается только мечтать.

_DSC2597.jpg

Застройщики называют такие дома «гнилушками», потому что в них, как правило, прогнило все. А еще, «гнилушки» очень не любят обслуживать местные домоуправления. На эту тему мы обратили внимание случайно, когда жительница Уфы позвонила в редакцию с бытовым вопросом: 

«Администрация Кировского района не ремонтирует нас. УЖХ Кировского района на «отстаньте» сделали ремонт входной группы».

Приехав на место, мы увидели ужасы. О превратностях жизни за фасадом – в нашем репортаже из дома культурного наследия или двора уфимской «гнилушки».

Дом Козлова

Двухэтажный красивый домик на улице Чернышевского, 110, пожалуй, знают все уфимцы. Вот он стоит в тенистом тротуаре после перекрестка на Цюрупы, за расписным домом Желтоуховых. Первый этаж наполовину ушел в землю. Почему так произошло, пояснила хозяйка квартиры на первом этаже Лидия Губанова, которая видит из своего окна только ноги прохожих.




– Фасад дома наполовину закатали в асфальт. А раньше под окнами были даже клумбы.

В асфальт вросла и некогда красивая входная резная дверь, теперь вход в дом только со двора. Изразцовые ставни угрюмо смотрят вниз, в одном месте они подперты черенком от лопаты.

На крыше – дореволюционные дымоходы, которые уже полопались, и кирпичи вот-вот начнут скатываться по кровле на тротуар. Внешне дом явно представляет историческую ценность, и мог бы стать изюминкой района.

Но стал бельмом на глазу. Хозяйка квартиры на первом этаже Лидия Федоровна Губанова показала нам неприглядный двор и ту самую лестницу, которая стала апогеем конфликта с управляющей компанией.

_DSC2594.jpg

Ситуация с крыльцом произошла почти анекдотическая, но показательная одновременно. В марте Лидия Федоровна подала заявку в УЖХ «Кировского района», чтобы ей заменили входную группу: деревянные сени и лестницу над ней, потому что старые лесенки прогнили и могли упасть на голову.

– Я сколько раз ходила, просила эту лестницу сделать, хорошо, что они решились. – Меня уже замдиректора Закиров в лицо знает, – эмоционально начинает описывать свои злоключения пенсионерка.

_DSC2595.jpg

Ей 75 лет, хотя с виду она гораздо моложе. Прожила в доме 35 лет, проработала всю жизнь на заводе, да и сейчас работает посменно в магазине.

– В августе приехали строители. С ними мастер приехал, сидел в машине, – продолжает рассказывать анекдотичную ситуацию хозяйка. – Я подхожу к нему: «Чего сидишь?» А он: «Они сейчас или уйдут, или напьются». Они, правда, получили аванс и нажрались. Я им потом говорю: «Вы там сверху только не убейтесь, ради бога».

Лидия Федоровна продемонстрировала, как ей сделали сени. Она легко оторвала доску голыми руками и вставила обратно.

_DSC2561.jpg

– Вот, – говорит она. – Сделали мне наперекосяк все. Лестница длиннее стала, щели в сенях такие, что кошки пролазят, двери не закрываются, не входят в коробку. Я их трогать боюсь, один раз закрыла, а открыть не смогла. МЧС вызывала. Вот тебе и крыльцо. Ну как так? Люди должности занимают, зарплату им платят. За что?

_DSC2589.jpg 

Дома Кузякиных: кругом туалет и засрано

Пока мы ходили по двору, соседи Губановой следили за нами с любопытством из соседнего краснокирпичного дома, тоже культурного наследия. Он относится к ансамблю усадеб Кузякиных, но выглядит так, будто только-только по зданию прошлась артиллерия.

– Не расселяют? – спрашиваем мы.

– Нет.

– А хотите?

– Кто не хочет? В этой помойке жить, что ли? – окидывают они взглядом двор.

_DSC2613.jpg

В усадьбе Кузякиных в единственной жилой квартире на втором этаже живет семья из 9 человек, 4 из которых дети. Внизу никого нет, все переехали, хотя прописаны здесь. Жильцы сбежали, опасно. Дом разваливается, стена уже отходит от основной конструкции. Со второго этажа на первый в туалете упала часть несущей стены вместе с половиной пола, унитаз почти висит в воздухе.

_DSC2643.jpg

– Буквально – зайти и обос..ться от страха, – комментируют жители. – Когда упала стена, мы звонили в МЧС. Но к нам не приехали.




Двор зарос как в джунглях – извилистые густые деревья создали лесок, закрыв собой голубятню. Этот лесок многим кажется местом уединения.

_DSC2819.jpg

– Сюда постоянно заходят справить нужду, – рассказывает соседка Лидии, Галина Ивановна. – Все кому не лень ходят между гаражами, в кусты, пристрой дома.

– Ночью выходишь ведро вылить, а тут девки сидят сверкают попами, рядом парни стоят, пьют, курят, – добавляет Лидия Федоровна.

_DSC2599.jpg

Центральной канализации здесь нет. Во дворе стоят два деревянных туалета. Как они сделаны – особый вопрос.

– Трактор вызвали, яму выкопали, перекинули две железные трубы. Из снесенных домов принесли пол, проделали там дырки, сверху – будки поставили. Их мы закрываем на замок, чтобы бомжи не ходили. Каждый раз ходим и боимся, что провалимся. Один раз трубы под туалетами пытались вытащить металлоискатели, – констатирует Лидия.

_DSC2817.jpg

Женщина одергивает нас, чтобы не подходили к туалету, потому что можно провалиться. На честном слове держится, уверяет Лидия.

– По весне нас топило, туалет «всплыл». Здесь на весь двор все плавало по щиколотку, мы в сапогах ходили резиновых, это в центре города. Наверно, до революции у хорошего хозяина крестьяне лучше жили, чем мы, – возмущается Лидия Федоровна.

– Нас бросили на произвол. Наш двор в дерьмо превратили. Домоуправление в нашем дворе помойку организовали, сплошная грязь. Летом, вообще, привезли землю со старых клумб и выкинули к нам во двор, тюльпаны какие-то, прям с землей. Ну, зато теперь у нас тут тюльпаны цветут, – возмущается соседка Галина Ивановна.

Молодая сестра Галины, Елена Ивановна говорит, что ей приходилось вызывать МЧС, когда стена упала в выгребную яму со второго этажа.

_DSC2660.jpg

– Я дозвонилась до МЧС, а они говорят, звоните в ЖЭУ…

– А я звонила в ЖЭУ, когда двери не смогла открыть из-за «нового ремонта», – вспоминает недавнюю историю Лидия Федоровна. – Это когда я с Богданом закрылась, я звонила в МЧС, в 112, в 122. Кто приехал? Полиция. Спрашиваю: «Здрасьте, а вы-то, что тут делаете?» Отвечают: «Ну как – вы же дверь открыть не можете». Я говорю: «Вы-то мне на что?» Они: «Ну, вдруг вы в чужой квартире!» Как котенка какого-нибудь спасут, так 112 трубит: «Мы кошечку, котеночка спасли». Я вот с 5-летним ребёнком сидела и тишина – благо, сосед оттолкал эту пионерскую дверь. А двери домой нельзя же не закрыть, у нас бомжи тут ходят. Ладно, бомжи, тут еще и эта наркота.

«Вас даже поджигать не надо. Сами сгорите»

Возвращаемся в дом Козлова, где в одной из последних жилых квартир живет наша героиня Лидия Федоровна. Внутри ее квартиры – сыро, холодно. Отопление еще не дали. Хозяйка буднично показывает свои хоромы. Это веранда, напротив которой замурована бывшая входная дверь.

_DSC2692.jpg

– Вот здесь второй этаж на меня падал, меня подперли балкой. А вот здесь исторический момент, – вдруг говорит она, останавливаясь в сенях. – Провода делали при революции. Вот обрезки. В домоуправлении мне говорят, хорошие у вас провода, сейчас хуже делают.

_DSC2757.jpg

Провода к щитку - самые настоящие, времен Революции, говорит хозяйка дома

– Вот мои окна, чтобы их закрыть, я беру молоток и забиваю, потому что гнилые все. Крашу сама. Красить не хотят, в домоуправлении говорят, у нас того нет, другого. Я просила коробку для двери, шестой месяц делают. Я ведь ничего не просила сверхъестественного. Везде заклеено, заткнуто, все ненадолго, – объясняет она, показывая на окна и треснутый потолок.

_DSC2707.jpg

Снаружи дом тоже разваливается.

– Кирпичи под окнами валяются, все сыпется, – говорит Лидия Федоровна. – Когда Путин приезжал, фасад красили, хорошо тогда сделали. Раз в год мне стекла выбивают, я сама меняю. Когда на них рисуют – отмываю. Окна я вообще не открываю года три-четыре, боюсь, скоро и их закатают в асфальт.

_DSC2793.jpg

Раньше тут была дверь. Теперь ее закатали в асфальт

Не боитесь, что вас подожгут? – спрашиваю.

Хозяйка удивленно и как будто испуганно озирается.

– Нам электрики сказали: «Вы сами загоритесь». Трансформатор на ладан дышит, провода торчат, все старое, давно заржавелое. Электрик осмотрел его и ушел, сказав, что денег у них таких нет, менять тут все.

_DSC2808.jpg

А это щиток снаружи дома / «Сами сгорите», говорят электрики

«Все дома культурного наследия в таком виде»

По словам руководителя Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Эльзы Маулимшиной, все купеческие дома Уфы находятся в плачевном состоянии. Раньше в них часто первые этажи были кирпичные, торговые, вторые – деревянные, жилые.

– Эти дома на Чернышевского-Цурюпы – объекты культурного наследия федерального значения. Они представляют собой историческую ценность, – заявляет она. – Здания – муниципальные, облуживание и уход должна осуществлять администрация города. Как объекты культурного наследия, эти дома должны были расселяться по федеральной программе.

_DSC2893.jpg

Дом Желтоуховых

Однако в доме Желтоуховых на перекрестке Чернышевского-Цюрупы до сих пор живут люди, в доме Козлова живет Лидия Федоровна и еще одни жильцы – из ЖЭУ, наверху не живут, но появляются набегами. Даже одна из усадеб Кузякиных также пока еще есть единичные жильцы. Администрация города должна была расселить жильцов по федеральной программе в 2014 году. Прошло семь лет, люди все еще ждут. На сайте мэрии указано, что ООО «СП «Инициатива» ОАО «КПД» должна была проводить проект планировки и межевания в 2013 году. Однако, что на деле произошло в квартале, неясно.

_DSC2894.jpg

Дома Кузякиных - после дома Желтоуховых

В мэрии Уфы ответили, почему муниципальные дома культурного наследия, Кузякиных, Козлова и дом Желтоуховых находятся в плачевном состоянии, не расселены и не обслуживаются.

Комментирует представитель администрации Уфы Лариса Салихова:

– Реставрация выявленного объекта культурного наследия «Дом Кузякиных» по улице Цюрупы, состоящего из двух нежилых зданий – №50 и 52 литер А, планируется за счет частных инвестиций путем передачи в долгосрочную аренду. Соответствующие проекты постановлений Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан об утверждении условий продажи права на заключение договоров аренды указанных зданий находятся на согласовании.

Выявленный объект культурного наследия «Дом Желтоуховых» по улице Чернышевского, 108 (Цюрупы, 54) является многоквартирным жилым домом. Дом признан аварийным и подлежащим реконструкции. В настоящее время расселяется в соответствии с Адресной программой Республики Башкортостан по переселению граждан из аварийного жилищного фонда.

Объект культурного наследия регионального значения «Дом Козлова Ивана Флегонтовича» по улице Чернышевского, 110 тоже является многоквартирным жилым домом, в программы переселения из аварийного жилищного фонда дом не включен.

УЖХ: «Устраним все косяки»

В «УЖХ Кировского района», которое обслуживает этот квартал, сообщили, что расселенные дома они не обслуживают, здания, мол, относятся к муниципалитету. Заместитель директора Рустем Закиров ответил, что конфликт с жительницей дома на Чернышевского урегулирован. Он сам лично ездил и осмотрел ремонт:

– Да, действительно, там затянулся ремонт. Входная группа, которую установили в доме, будет завершена на этой или на следующей неделе. Мы все доделаем, наведем порядок и закончим. Доски от старой лестницы вывезем. Думаю, в ближайшее время устраним все косяки.

Что касается старых проводов в доме, то Закиров пообещал, что приедет электрик и проведет ревизию проводов.

– Дом действительно старый, – заключает он. – Находится у нас не в управлении, а на обслуживании. Поэтому строка, которая там имеется в квитанциях – содержание, в рамках этих видов работ мы все делаем. Сделать там новый дом, естественно, не получится. То, что окна не закрываются, так это деревянные старые окна, которые перекосились, она там сама все оптимизировала, вопрос исчерпан.

 

Что случилось с расселенными домами культурного наследия?

Мы прошлись напоследок по расселённым домам. Это действительно страшное зрелище. Помойка, фекалии, заросли, жилище бомжей – все это в центре города.




Например, усадьбы Кузякиных на улице Цюрупы. Два дома расселены. Когда заходишь в деревянное здание, оно ходит ходуном. Внутри – раскуроченные подвалы. Кладоискатели уже прошлись здесь, вскрыли полы, раскопали землю. 
_DSC2883.jpg

Впечатления не самые приятные. Понимаешь: здесь похоронена история. Эти дома могли быть центром притяжения туристов, там могли быть кафе, магазины. Может, библиотеки, да пусть даже бар, что угодно. Но здесь – только пустая обитель для бомжей. В доме фекалии, во дворе – заросли и жилой вагончик, видно, рядом недавно готовили еду, прямо на костре.

_DSC2864.jpg

Когда мы выходим из этого леска на центральную улицу Цюрупы, как-то становится особенно неприятно. Ощущение, что за высоким забором стыдливо спрятали брошенную историческую Уфу.

_DSC2752.jpg

Знаете больше? Есть информация, которой вы можете поделиться? Напишите нам

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика