Ваш город:
Ваш город
?
Нет
Да
Изменить город
×
МЫ ДОСТАВЛЯЕМ ПО ВСЕЙ РОССИИ
Уфа
Казань
Челябинск

пришлите новость

Необычайная история пленного врача из Уфы о войне: «Я встретил в Германии владельца уфимского ЦУМ – Каримова, и он спрашивал про универмаг»

12:50, 08 мая 2021

| c6671

Эти уникальные воспоминания из истории жизни врача на войне, попавшего в плен к немцам в 1942 году, возможно, станут важной частью для исследования биографии пропавших во время революции 1917 года купцов Каримовых

Необычайная история пленного врача из Уфы о войне: «Я встретил в Германии владельца уфимского ЦУМ – Каримова, и он спрашивал про универмаг»

Лейтенант и военный врач третьего ранга (хирург) Аксан Имаев во время Великой Отечественной войны в 1942 году оказался в плену у немцев. В лагере для военнопленных он встретил полковника ВС США по фамилии Каримов. Тот сказал, что его отец покинул во время революции страну, а в Уфе у него оставался универмаг – Центральный. Пленный врач получил от американца предложение остаться в Европе, от которого отказался, сказав, что «у матери на Родине подкосился забор». После возвращения домой Аксан Имаев оказался в лагере, прошел проверку «Смерша» и стал рядовым хирургом.

Считается, что купцы Каримовы, основавшие универмаг ЦУМ в Уфе, а также владельцы типографии Каримовых в Казани и Оренбурге – пропали во время Революции 1917 года. Об их судьбе и о судьбе их предков официально ничего не известно.

_DSC9936.jpg

Богдан Имаев

Сыну Аксана Имаева, Богдану Имаеву, 73 года. Как и его отец, он всю жизнь проработал хирургом, а когда заболел онкологией ушел на пенсию. Он сейчас живет в Уфе и хранит историю отца в фотографиях и письмах.

Корреспондент Пруфы.рф побеседовал с Богданом Имаевым. Вместе с ним мы вспомнили необычайную историю жизни его отца, военного врача Аксана Гирфановича Имаева, побывавшего в плену, а потом прошедшего тяжелый путь политрепрессированного. Эти воспоминания мы зафиксировали в хронику и надеемся, что они раскроют некоторые тайные страницы нашей истории. Вся история приводится со слов Богдана Имаева.

«Он был пленным врачом»

Мой отец родился в 1913 году в Чекмагушевском районе в деревне Староузмяшево, в семье кузнеца. В молодые годы он уехал учиться в Елабугу на бухгалтерские курсы, а после поступил в мединститут. В 1941-м должен был его закончить, но началась война. По приказу Президиума Верховного совета СССР студентам выдали дипломы врача без госэкзаменов и отправили на фронт.

15 июня 1942 года отец попал в плен. Случилось это так. В лагере, где они остановились, были раненые. В их числе комбриг (командир бригады – прим.ред.), у него начиналась гангрена, в полевых условиях его нельзя было оперировать. Тогда он взял 100 автоматчиков и ушел со словами «я пробьюсь и вернусь за вами». Отец остался с другими ранеными без защиты. Наутро оказалось, что они окружены.
_DSC9978 копия.jpg
Когда он проснулся, вокруг звучала немецкая речь. И знаков отличия нет. Он не сразу понял – на плечах такие же ромбики. Подходит немец к отцу, спрашивает про раненого, это, мол, коммунист? Тот говорит, что нет. Берут его, уводят, он слышит – выстрел в воздух. Следующего легко раненого берут – спрашивают, коммунист? Ответ – нет. Потом забирают третьего, уводят. Берут отца, спрашивают, коммунист? Нет. Раненые говорят, что он не коммунист, он врач. Потом всех троих приводят – оказалось, тогда никого не расстреляли, их так допрашивали. Документов-то не было, времена были сложные. Видимо, проверяли, кто охранял раненых. Они ненавидели коммунистов.

Далее отца отправили в плен. В плену он работал простым санитаром. Однажды на него упало дерево – он получил травму ноги. В будущем эта травма не раз даст знать о себе.

Однажды произошла такая ситуация. Во время операции молодой немецкий врач не мог сделать спинно-мозговую пункцию, мучился. Рядом сидел пожилой врач-немец, смотрел на него. Отец решил рискнуть и сказал: «Можно я сделаю?» Молодой немец начал сыпать проклятиями на него и называть свиньей, а пожилой немец говорит: «Да пусть сделает». Отец сделал пункцию, попал с первого раза. Пожилой немец встал, пожал ему руку и сказал: «Доктор, я вас поздравляю, вы теперь врач». После этого он работал там не санитаром, а уже врачом-военнопленным.

_DSC9937 копия.jpg

«Не могу в Америку, у матери забор покосился - надо делать»

К концу войны отец попал в международный интернированный лагерь (там собирали военнопленных, которых планировалась репатриировать на родину), в оккупационной зоне США в апреле 1945 года. Невероятная встреча произошла именно там. В один из дней к отцу зашел американец, полковник ВС США и сказал по-русски:

- Кто тут из Уфы?

Отец ответил:

- Ну, я.

А он ему:

- Я ваш земляк. Как там мой универмаг?

- Какой универмаг?

- Ну, каримовский.

- Какой это ваш универмаг? Сейчас 1945-й год. В 1917-м году была революция.

- Нет, - говорит он, - это мой универмаг.

- Ну, тогда живой универмаг, на месте стоит.

- Ладно, - отвечает американец и обещает устроить вечер встречи.

Вечером он привез шоколадный торт в полный рост лошади с тремя фигурами богатырей-всадников – в русском стиле. Торт не поместился в двери, американец, не долго думая, взял топор и разрубил торт на три части - так, что каждого богатыря заносили в итоге по отдельности.

До того момента, когда произошла встреча на Эльбе (1,5-2 месяца) американских и советских войск, интернированный лагерь находился в состоянии ожидания. До этого времени американец дал Имаеву джип Виллис (американский армейский автомобиль повышенной проходимости времён Второй мировой войны), предоставил водителя, деньги и сказал: «Поезди, посмотри».

Я так понял, что он хотел приобщить отца к Европе. Мой отец побывал в Италии, Франции, Испании за эти два месяца, пока наша армия подходила к месту встречи. А когда отец приехал обратно в лагерь, американец устроил прощальный вечер. Он пришел к моему отцу и говорит: «Сталин сказал, пленных у вас нет, есть предатели. Сейчас ты приедешь, тебя арестуют, и как предатель Родины ты будешь отбывать наказание. Оставайся, поедем вместе в Штаты».

Отец ему ответил: «Не могу, у матери в Чекмагуше забор подкосился, картошку сажать надо». В общем (смеется – прим.ред.), у него «мировые» были проблемы, ему было не до Америки.

А далее американцы посадили пленных в мягкие вагоны и отправили к нашим. А когда те заехали в нашу зону, их всех пересадили в теплушки и отправили забойщиками в шахту – для выяснения личности.

_DSC9985.jpg

Мы у отца, конечно, спрашивали, почему тогда он не уехал в Штаты. Но у него вопроса такого даже не возникало: «Каждый на своем месте. Вот ты бы, - говорил он мне, - может быть и рванул. А я нет, у меня мама на родине».

А самое интересное было, когда он получил первую зарплату, выслал маме деньги. А она ему написала: «Сынок, большое спасибо, я на твою врачебную зарплату купила ведро картошки». Она ему так хитро объяснила, что «копейки – твоя зарплата». Тогда зарплата у врачей невысокая была – а писать об этом нельзя было. История, она по спирали идет.

Жизнь в России после плена

После войны отец 7 месяцев работал забойщиком шахты – пока проверяли его документы. И, на счастье, его немецкие документы оказались чистыми – то есть официально «Смерш» признал, что Имаев не был «предателем Родины» – всплыли документы по линии ГРУ, что он попал в плен вместе с ранеными, а не сдался добровольно.

В 1946 году со справкой от «Смерша» он прибыл в Уфу. К тому моменту вышел приказ Верховного совета о том, что диплом без госэкзамена является недействительным. Отец вновь пошел на пятый курс. Там он познакомился с моей мамой. А потом, когда он получил диплом, вдруг вышел приказ Верховного Совета, что старые дипломы тоже действительны. Так он оказался с двумя дипломами.

Сначала отца хотели оставить работать в институте, но поскольку он был военнопленным, его отправили в Балтачевский район, деревню Сейтяково, главврачом участковой больницы. И там они с мамой отработали три года. Там я и родился в 1948 году.

Далее отец работал в Новоалександровке, где строились нефтяные заводы. Тогда там был так называемый «Пятый лагерь», где сидели по 58-й статье предатели родины (лагерь ИТК-13 работал с 1930-х годов, среди известных сидельцев народная артистка Лидия Русланова. После войны там находились пленные немцы, строившие Черниковск).

После того, как Александровку расселили, отец переехал в Уфу – начал работать оперирующим хирургом в первой городской больнице, ныне это госпиталь ветеранов войн, где он и проработал всю жизнь.




В период оттепели отца пригласили в обком и предложили восстановиться в партии, откуда она был исключен после войны. Но отец сказал: «Я дважды в одну партию вступать не буду».

Пленное прошло всю жизнь преследовало моего отца. Никакие нормальные должности ему не давали – он считался неблагонадежным. А после отказа вступить в партию у него начались своего рода неприятности. На тот момент он как раз прошел обучение и должен был стать начинателем кардиохирургии в Уфе, его должны были поставить на хорошую должность, но после этих слов он так и остался на своей работе. А у него были не то что способности, опыт был отличный, военный. Плюс в Германии он обучился у светил медицины того времени. У нас, увы, это не ценится. Поэтому молодежь, которая хоть что-то из себя представляет, старается уехать.

Так он и проработал до конца жизни в госпитале, умер в 52-летнем возрасте в 1965 году. Умирал он в больнице, где работал, от саркомы бедра – из-за травмы, которую получил в плену. Всю жизнь правый тазобедренный сустав его беспокоил... Здоровье было подорвано на войне, да и вообще работа нелегкая была.

В 1978 году умерла моя мама. Она тоже была медиком. Я выбрал такую же профессию, работал хирургом. Мои дети, сын и дочь, тоже врачи. Невестка тоже медик. Мой родственник, судмедэксперт, всегда говорил: «Медицина – самая точная наука после богословия». Но я всегда повторяю слова отца: «Врач – это призвание, денег там нет, учитесь на врача по доброй воле, а не из-за денег. За деньгами идите в Газпром, Башнефть». В любом случае, из плюсов могу сказать, что медицина шагнула вперед. Сейчас и рак – это диагноз, а не приговор, как раньше говорили.

***

Мы благодарны Богдану Имаеву за интересные воспоминания. К сожалению, из его воспоминаний не удалось узнать имя того Каримова, который повстречался с его отцом. Известно лишь, что это был сын уехавшего из-за революции в эмиграцию одного из братьев Каримовых, родившийся уже в США и дослужившийся до полковника ВС США. Напомним, о судьбе богатейших купцов Казани-Уфы-Оренбурга после революции ничего не известно.

***

ПОДЕЛИТЬСЯ









последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика