пришлите новость


Мерзкое и липкое чувство торжества зла. Репортаж из зала суда в Уфе, где арестовывали Чанышеву

16:00, 11 ноября 2021

Бывший координатор уфимского штаба Навального отправилась в СИЗО на два месяца. Но по факту – надолго. Политический обозреватель Пруфы.рф Рамиль Рахматов о том, почему ему все это напомнило Германию 30-х годов прошлого века.

Мерзкое и липкое чувство торжества зла. Репортаж из зала суда в Уфе, где арестовывали Чанышеву

10 ноября судья Кировского районного суда Уфы Азамат Бикчурин отправил на два месяца в СИЗО бывшего руководителя штаба Навального в Уфе (организация признана российским судом экстремистской, входит в перечень иноагентов) Лилию Чанышеву. Решение ожидаемое, в условиях репрессивного маховика даже дежурное. Но почему решение выносил не судья Бикчурин и почему Чанышева будет в застенках более двух месяцев, рассказывает Рамиль Рахматов.

Обратная сила закона

То, что за «навальняшами» придут именно как за участниками экстремистского сообщества, я начал говорить еще в 2020 году после признания судом экстремистским БОО «Башкорт». Уже тогда был очевиден механизм административного признания организаций таковыми, а затем и навешивания уголовного ярлыка экстремиста любому человеку за якобы участие в запрещенной организации. Наша республика – полигон для правовых экспериментов. Это понятно давно. Июль-август 2021 года – и суды уже штампуют решения о признании экстремистскими всех организаций, связанных с именем Алексея Навального.

Про правовые основания говорить здесь не приходится. Сейчас в судах они заменяются кучей оперативных справок, мешками макулатуры судебных решений о штрафах за участие в протестных митингах, а, главное, указанием сверху. Для понимания приведу лишь один факт. В деле по признанию экстремистскими организаций Навального нет ни одного объективного факта о призывах к насильственному свержению власти или призывах идти на Кремль. Вместо этого там множество решений о привлечении к административной ответственности людей за участие в несанкционированных акциях, которые по факту в России уже невозможно согласовать.

И второй момент. Организации сидящего политика (Алексея Навального – прим. ред.) существовали на протяжении 10 лет. Да, это была оппозиция, да, это были враги режима, но экстремистами их до 2021 года никто бы и не подумал называть.

Лилия Чанышева далеко не глупый человек. Дипломы с отличием, грамоты и работа в международной корпорации о чем-то говорят. После вышеупомянутых решений судов она заявила, что башкирские организации Алексея Навального ликвидированы, а сама она берет паузу в общественно-политической деятельности. Но маховик построения уголовного дела об экстремистском сообществе был запущен еще до окончательного решения суда по организациям. Во всяком случае, блогер-провокатор Арслан Нигаматьянов давал показания еще до решения суда второй инстанции.

После официального обнародования факта возбуждения уголовного дела на федеральном уровне возникло легкое недоумение. Потому как сам факт появления дела говорил о попрании фундаментального принципа права, утверждающего, что закон обратной силы не имеет. Как люди могут быть экстремистами за участие в организации, которая в тот момент не была таковой? А легкое недоумение потому, что жизнь в России научила нас ничему не удивляться. Тем не менее, ближайшие московские соратники Алексея Навального поняли все правильно и уехали за границу. И это одна из причин того, почему пришли за Чанышевой.

Почему Лилия Чанышева

Утром 9 ноября в Уфе пришли ко всем известным активистам, отмеченным в поддержке Навального. Федор Телин и Рустем Мулюков, видимо, это предвидели и заблаговременно уехали. Относительно приличное поведение силовиков в домах большинства «навальняшей» явно говорило о том, что они – не цель. А вот то, что для Чанышевой назначили московского следователя из Главного следственного управления СК РФ, уже является показателем.

И тут возникает вопрос, почему из сотен активистов Навального по всей стране пришли именно за бывшим координатором уфимского штаба?

Первое. Ближайшие соратники опального политика, известные по всей стране, успели покинуть страну. А фигуранты (они же заложники) в расследовании нужны.

Второе. Наша республика на фоне страны довольно протестная, и Лилия, как политик, довольно яркая личность. Поэтому она вполне себе дежурный фигурант для дела. Такой же версии придерживаются уфимские сторонники Лилии. Мол, Лилия прямо супер-умничка, ее боятся власти и прочее.

Есть и третья причина. Официально силовики ничего не говорят, но через свои каналы вбрасывают новость, что якобы через уфимский штаб шло движение средств всех организаций Навального. Если это так, то это можно интерпретировать как хозяйственно-финансовую деятельность юридических лиц, но для силовиков интереснее назвать это финансированием экстремистской деятельности.

Без шансов на человечность

Вероломно, без объявления войны, в 6 часов утра, при участии московского следователя, стремительное превращение в обвиняемую, изначально говорили о предопределенности итога судебного заседания по избранию меры пресечения.

Уже вечером 9 ноября Лилии предъявили обвинение в организации ячейки экстремистского сообщества по ч.2 ст. 282.2 УК РФ. Забегая вперед, сразу обозначим, что даже на суде было непонятно, какой период времени ей вменяется. Почему это ключевой момент, мы разъяснили выше, говоря про обратную силу закона.

О времени заседания суда по мере пресечения Чанышевой адвокаты Сергей Макаренко и Владимир Воронин следователем были уведомлены всего за час. В связи с этим и отсылкой к 245 страницам материалов дела защита ходатайствовала о переносе заседания на один день. Отказано без аргументов.

При другом ходатайстве следователь Пархоменко и судья Бикчурин упустили свой шанс проявить в море зла каплю человечности. Со ссылкой на антиковидные правила судья запретил доступ в суд родственникам Чанышевой, включая супруга Алмаза Гатина. Но он уцепился за предложение адвокатов допустить в зал супруга в качестве представителя, потому что у него была доверенность на руках. Азамат Бикчурин попросил Лилию озвучить ходатайство именно в этой форме, отметив, что это формальность, а в зале Гатин будет в качестве слушателя.

К тому моменту уже было понятно, что Лилию не выпустят. Следователь, а может и судья, знали, что ее заберут на следствие в Москву. Поэтому разрешение на присутствие мужа стало бы минутами взглядов поддержки, слов любви и участия.

Но следователь не захотел проявлять эту каплю гуманизма и выступил против удовлетворения ходатайства. Пархоменко сделал вид, что не понимает происходящего и заявил, что у Чанышевой есть два защитника, а третий не нужен. После следователя «все как надо» сделал и судья. Алмазу Гатину не дали шанс увидеть жену.

Изъятие денег и беременность

Прежде чем перейти к юридическим аспектам судебного заседания, ответим на два вопроса, которые взбудоражили общественность.

С какой-то подозрительной скоростью и информированностью провластные каналы вчера сообщили о неких суммах в валюте, найденных у Чанышевой. Алмаз Гатин нам сообщил, что при обыске следователь под опись забрал и наличные средства Чанышевой. Сумма была не такой, как пишут телеграм-каналы. А главное, что на эти деньги были документы, поясняющие их происхождение как заработок в компании «Делойт». Правда, в этой компании Чанышева работала давно.

Также следящие за заседанием журналисты вчера сделали ошибку и поспешили сообщить о 14 неделях беременности Чанышевой. На самом деле Лилия рассказала, что предполагает 14 дней беременности. При осмотре вечером 9 ноября медик вынес решение, что на таком раннем сроке какие-либо выводы о беременности делать рано. И что надо повторить осмотр через две недели. Как бы то ни было, то, что стресс на ранних сроках беременности крайне опасен, известно всем.

«Может скрыться»

Почти все 245 страниц материалов дела адвокат Владимир Воронин назвал «собранной кучей». Это были в основной массе постановления о возбуждении общего уголовного дела по бывшим организациям Навального, постановления о назначении следователей, следственных групп, продление срока расследования и прочее. Были озвучены показания свидетелей Александровой и Нигаматьянова, которые к Чанышевой отношения не имеют. Из имеющих к Лилии отношение документов был в материалах только один – справка от оперуполномоченного Ишмухаметова.

При вынесении решения о мере пресечения играют роль несколько факторов: тяжесть обвинения, убедительность доказательств относительно фигуранта, личность, наличие или отсутствие судимости, возможность влиять на ход расследования и возможность скрыться.

Как правило, ключевыми выступают именно возможность влияния на ход следствия и свидетелей, а также возможность побега. Но эти факторы должны не просто провозглашаться, а доказываться объективными аргументами. Но следствие и прокуратура такими «мелочами» явно не заморачивается. Вместо этого в дело они суют справку от участкового полиции, который с отсылкой на соседей, пишет, что Лилия Чанышева «ведет скрытый образ жизни». А вот адвокаты от этих же соседей приносят характеристику, что она вообще молодец, старшая по дому и организатор благоустройства двора.

Вопрос следователю: Чем подтверждается то, что Чанышева может убежать за границу, пугать свидетелей и общаться с сообщниками?

Ответ следователя: Материалами оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ – далее).

Вопрос: Какими ОРМ?

Ответ: Они в материалах дела.

Вопрос: Какие именно материалы?

Ответ: Они в деле.

В материалах дела, которые были озвучены в суде, единственным результатом ОРМ оказалась справка оперативника Ишмухаметова. Но в этой справке также нет никаких пруфов, кроме слов, что «по оперативным данным Чанышева может скрыться». Более того, в самой справке не обошлось без элемента подлога.

– Чанышевой предъявлено обвинение только по ч.1 ст. 282.1 УК РФ. А в своей справке Ишмухаметов пишет о целом букете разных статей. Сделано это намеренно, чтобы искусственно усилить тяжесть предъявленных обвинений и создать ложное впечатление у суда о личности нашей подзащитной и характере дела, – отметил в своем выступлении Сергей Макаренко.

Безысходность

В ходе судебного заседания защита приводила еще ряд аргументов. Но как оказалось, это не имело особого значения и смысла. Еще в начале заседания знакомый юрист, который заявляет о личном знакомстве с судьей Бикчуриным, высказался так: «Азамат? Его «прикомандировали» к этому делу. Закроет».

В итоге так и случилось. Чанышеву поместили под арест на два месяца, до 9 января. Но это только формально, в реальности будет гораздо больший срок. Само уголовное дело очень большое. В нем будет много фигурантов, много регионов, множество следственных действий. Расследование будет многократно продлеваться, и счет пойдет не на два, а на много месяцев или даже годы. Мера пресечения Чанышевой будет продлеваться, и нет надежды, что в этих условиях ее заменят на иную. Это тоскливая и жестокая безысходность.

В нулевые в России громили и приходили за левыми. Все молчали. Потом сажали русских националистов. Снова молчание. Потом громили националистов из республик. Потом пришли за либералами. Все это время приходили за мусульманами. А сегодня уже говорить некому. Все это до боли напоминает Германию 30-х годов прошлого века.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами. Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика