пришлите новость

Всеволод Спивак: «Башкиры с папочкой» – это уже сатира над самой логикой федеративного государства»

12:29, 09 октября 2021

Эксперт Пруфы.рф в канун Дня Республики Башкортостан рассуждает о потерянном суверенитете и рисках дальнейшей централизации власти.

Всеволод Спивак: «Башкиры с папочкой» – это уже сатира над самой логикой федеративного государства»
Всеволод Спивак

11 октября мы справляем День республики. Еще не так давно он назывался Днем принятия Декларации о государственном суверенитете. Каждый год в этот день интеллигенция поминает утраченную самостоятельность. Эксперт Пруфы.рф, экономист Всеволод Спивак рассказывает, правильным ли было решение о «параде суверенитетов», почему началась централизация власти и к чему может привести ситуация, когда регионы по копеечке выпрашивают деньги у Москвы.

О необходимости «раздачи суверенитета»

Решение о том, что регионы должны иметь определённую степень экономической и политической свободы, было необходимым. В период начала 1990-х Москва не могла обеспечить регионы даже стабильными поставками продуктов питания в объёме, необходимом для физического минимума потребления.

Попытка сохранять свехцентрализацию была бы, во-первых, связана с чрезмерным применением силы, а во-вторых, даже готовность применить силу и идти на осознанные человеческие жертвы , не позволила бы сохранить систему в прежнем виде.

Для тех, кто сам не застал это время, могут показаться невероятными некоторые факты того периода. К примеру, все доходы российского бюджета в 1992 году составляли всего 10 млрд долларов. Запасы зерна обеспечивали всего лишь несколько недель потребления. И это при том, что зерно привозили из-за границы, и на субсидии на его закупку тратилось немногим меньше трети доходов бюджета. 

Деньги предприятия из одного региона в другой могли идти по банковской системе до полугода. Уровень инфляции измерялся сотнями процентов. То есть, к примеру, ты оплачивал трактор, но пока деньги попадали на тракторный завод, цена трактора была уже в три раза выше. Налоговой системы как таковой не было: ни кассовых аппаратов, ни НДС, ни налогового контроля. Все создавалось с нуля. Хуже всего то, что вообще никто не знал, как это все должно работать.

Можно спорить, мог ли сохраниться Советский Союз – это крайне дискуссионный вопрос. Но очевидно, что расширение полномочий регионов в царившем в 90-х хаосе было необходимо как с операционной точки зрения, так и в соответствии царившему в обществе настрою.

Но тогда никто не понимал, что значит слово «суверенитет» и где должны лежать границы этого суверенитета. В Конституции нашей республики в то время была интересная формулировка: «Республика Башкортостан является суверенным государством в составе Российской Федерации». Очевидно, что люди, которые писали такие формулировки и которые голосовали за них, не понимали, что можно быть либо «суверенным государством», либо «в составе государства».

Как регионы воспользовались свободой

Появившаяся степень экономической самостоятельности позволила, на мой взгляд, оперативно решать острые сиюминутные задачи, которые в ином случае были бы не решены и даже не услышаны в центре годами. В тот период каждый день банкротились предприятия, многие продукты питания продавались по талонам, задержки по заработной плате могли достигать года и более, на пенсии невозможно было жить. По сути, основная стратегия тех лет как раз и была стратегией решения срочных сиюминутных задач. И по-другому было нельзя.

Регионы сами занимались «расшивками» долгов, в том числе бюджетных. Точечно вводили собственные финансовые инструменты – к примеру, Республиканские налоговые обязательства. Точечно поддерживали отдельные предприятия и отрасли. Создавали финансовые институты, которые могли бы гарантировать сохранность бюджетных средств и обеспечить надежность платежей.

Обратной стороной суверенизации стала растущая дифференциация в экономическом положении регионов. Регионы, структура экономики которых не соответствовала новым потребностям, проваливались. Регионы, чья структура экономики была актуальной, становились стабильными и приобретали политический вес. Башкортостан, безусловно, был в числе тех, кто чувствовал себя намного лучше среднего. К сожалению, эта «сытость» определяет инерционный характер развития нашей экономики и до сих пор. К примеру, относительное благополучие экономики Уфы до сих пор основывается на тех заводах, которые были созданы еще в СССР.

Начало централизации. Причины

В конце 90-х стала появляться инфраструктура новой экономики: стали цивилизованно работать банки, появилась работоспособная и осмысленная налоговая система, предприятия нашли собственников, которые были плюс-минус адекватны. Те, кто лишился рабочих мест при трансформации военно-промышленного комплекса, снова нашел свое место на рынке труда.

Одновременно начали расти цены на углеводороды: нефть и газ оттолкнулись от дна и начали стремительный рост. Конечно, все это было несовершенным, но это был уже не хаос начала 90-х.

Поэтому, с одной стороны, снизилась потребность в точечном оперативном принятии решений, а с другой – возникла потребность в обеспечении единой правовой базы и устранении «феодальной» раздробленности.

Так, руководители субъектов, защищая интересы своих регионов, ограничивали свободное передвижение товаров между регионами. К примеру, мы до сих пор можем видеть атавизм тех времен, когда в Башкирии защищали свою алкогольную отрасль (в основном, полагаю, «Башспирт»). Речь про систему вторичной сертификации алкогольной продукции. Для того чтобы продавать алкоголь на территории Башкирии (если ничего в последнее время не изменилось), необходимо провести вторичную добровольно принудительную сертификацию. Для бизнеса это и дополнительные затраты, и время. В масштабах, которыми ввозятся массовые напитки – это может и не слишком большая проблема. Но что касается редких напитков – это запретительная мера. Поэтому до сих пор, к примеру, часть вин в либо в Башкирии не представлена. Либо цены выше, чем в среднем по стране.

Но в 90-х – начале нулевых это было целесообразно. Малоконтролируемое производство, перемещение и продажа нелегального алкоголя, делали меры дополнительного контроля на региональном уровне не только экономически эффективным мероприятием, но и позволяли хоть как-то бороться с опасными суррогатами.

Открытие в двухтысячных годах границ регионов для свободного перемещения товаров, унификация сборов, стабильность налогового поля по всей стране – все это дало возможность бизнесу работать в рамках одной бизнес-модели по всей стране. Единая правоприменительная практика – это то, что резко повысило развитие экономики страны в целом.

Важно учитывать и другой момент. В сильных самодостаточных регионах часто возникали во главе амбициозные и несговорчивые руководители. Такие фамилии как Лужков, Шаймиев, Россель, и, конечно, Рахимов были фигурами федерального масштаба. И не всегда их позиция совпадала с той, которую озвучивали из федерального центра. И, скажем прямо, далеко не всегда интересы России были для этих политиков более значимы, нежели интересы их региона.

Еще и поэтому начавшая в двухтысячных централизация была адекватным ответом на «парад суверенитетов» девяностых.

Когда баланс был нарушен

Наиболее оптимальный баланс между самостоятельностью регионов и централизацией был достигнут примерно в 2001-2004 годах. В дальнейшем предпринимаемые меры унификации привели к тому, что по состоянию на 2020 год 72 региона России были формально дотационными.

Например, Башкирия давно уже входит в десятку самых дотационных. Для обывателя это может означать, что республика больше получает от федерального бюджета, чем вносит в него. Но это совсем не так.

В 2019 году у нас было собрано различных доходов примерно на 600 млрд рублей, из которых 373 млрд поступило в федеральный бюджет. Обратно в виде различных трансфертов вернулось всего 50 млрд. В 2020 году в связи с пандемией трансферты из федерального бюджета увеличились, но суть не поменялась.

О роли «башкира с папочкой»

В таких условиях основная компетенция региональных властей заключается не в том, чтобы развивать свою экономику, а в том, чтобы под любым предлогом максимизировать получение средств из Москвы.

Уже сейчас, если среди руководителей регионов и оказывается человек, который знает, как работает экономика и который готов жестко отстаивать свою позицию перед федеральными чиновниками, то это скорее случайность. В результате мы пришли к ситуации, когда люди, чья основная компетенция заключается в умении нравиться федеральному центру и просить деньги, одновременно отвечают за развитие экономики. Результат мы видим: реальные располагаемые доходы граждан в целом по стране не растут с 2014 года.

Даже при выборе кандидатов в депутаты Госдумы руководство республики и правящей партии исходит не из того, как этот депутат будет работать над законами и знает ли он вообще жизнь Башкирии, а только лишь из того, насколько эффективно эти «башкиры с папочкой» будут ходить по кабинетам в Москве в поисках льгот и денег. Мне кажется, что это уже становится сатирой над самой логикой федеративного государства.

Попрошайничество – это противоестественно

Распределение доходов и обязательств между бюджетами разных уровней должно быть таким, чтобы субъекты имели бы возможность выполнять все возложенные на них обязательства перед своими гражданами, опираясь на свои собственные доходы. Ситуация, когда регион зарабатывает приличные деньги, но вынужден две трети отдать в федеральный бюджет и потом «попрошайничает» – противоестественная с точки зрения целей экономического развития

Возможность полностью финансировать свои расходы и свое развитие естественным путем привела бы к тому, что в составе руководства регионов, городов, районов выросла бы доля людей, которые понимают, как работает экономика. У них был бы мотив не просто говорить и тасовать цифры, но и добиваться реального развития экономики.

Я уверен, что сбалансированность в межбюджетных отношениях – это огромный потенциал для роста экономики России. Но, есть одно «но». В условиях отсутствия общественного контроля за деятельности властей и в условиях, когда решения судебной системы не всегда объяснимы, реальный бюджетный федерализм может быть причиной свехкоррупции на каждом уровне власти. И это тоже нужно учитывать.

Но в целом на текущем этапе для противодействия политическому хаосу и центробежным тенденциям у федерального центра уже нет необходимости держать регионы и их руководителей в финансовой узде. Альтернативой бюджетному федерализму может быть только дальнейшая деградация экономического развития.

Я надеюсь, что желание добиться повышения качества жизни населения рано или поздно перевесит охранительные установки. Расширение бюджетной самостоятельности и, конечно, сопряженной с этим ответственности позволят активировать потенциал десятков регионов и тысяч городов и районов нашей страны.



Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ