пришлите новость


новости

«Баутский вытравливает нас как крыс». Апогей конфликта в квартале застройки Красинского рынка в Уфе

14:36, 01 октября 2021

| c9739

В решающей битве столкнулись герои всех наших предыдущих расследований

«Баутский вытравливает нас как крыс». Апогей конфликта в квартале застройки Красинского рынка в Уфе

Возле Красинского рынка застройщик ООО «СЗ БСК Реал-Эстейт» экс-депутата Александра Баутского начал рыть котлован под четвертую «свечку» жилого комплекса «Красинский». Экскаваторы вплотную подошли к трем старым историческим домам. В них всё еще живут люди. Жители каждый день в ужасе ждут, что их стены начнут рассыпаться.

Экс-депутат давно должен был расселить людей. Но вместо этого в квартале происходят чудеса – дома становятся нежилым фондом, прокуратура, которая должна защищать жильцов, с чистой совестью покупает квартиры у этого же застройщика. Жильцы сбегают в съемные квартиры, впадают в ступор, или пытаются достучаться до главы Башкирии. Но в ответ им говорят: «Хабиров и так давно в курсе вашей проблемы». Как получилось, что людям просто некуда больше обратиться?

Теперь наша проблема – труба

Все началось с того, что пожилой мужчина пришел в редакцию – за газетой. Он сказал, что их дом вдруг стал нежилым помещением и поэтому, мол, до сих пор их не подключают к отоплению. 69-летний Хамит Калимуллин был возмущен, ведь квартира приватизирована. Проблема - то ли в трубе, то ли в чудесной трансформации. Как-то вышло, что их дом стал вдруг нежилым фондом.

Двухэтажный дом со сложным адресом Зенцова, 81а к20 пристроен к гостинице на Красина. В нем остался единственный жилой подъезд, где проживают вполне себе обычные добропорядочные уфимцы.

В подъезде – просторно из-за высоких потолков, чисто, но не добротно. Видно, что никакого внимания от управляющей компании здесь давно нет. С потолка жёлтые следы: «Это течет в подъезд водопад во время дождей», поясняет Хамит, пока мы поднимаемся по лестнице.

photo_2021-10-01_14-10-32.jpg

Татьяна Прозорова - слева, Хамит Калимуллин - справа. В их доме нет отопления, потому что узел, ведущий к их дому, разобран

Наверху в одной из квартир живет Татьяна Прозорова, ей 64 года. Она выходит из квартиры с кипой бумаг. Именно она рассказала нам, что дом – нежилой.

– Когда вот эта стройка началась, мы стали выяснять, что происходит. Мы позвонили в администрацию, а нам говорят, так у вас дом нежилой, что вы хотите. Попасть на прием к главе района мы, кстати, не смогли, потому что сейчас там принимают только вакцинированных. А у нас в подъезде только одна женщина вакцинированная, и она сейчас в командировке.
В подъезде теперь уже их нежилого дома шесть приватизированных квартир, в них есть жильцы, и все они сейчас мерзнут. Решить их вопросы некому. В доме уже год нет управляющей компании.
– Нас бросили, – разводит руками Прозорова. – Даже управляющая компания отказалась от нас. Теперь мы платим напрямую огромные счета за свет, отопление… Это еще что! Возле соседнего дома ковш под окнами ходит. У них фундамента-то нет, дом уже провалился. Скоро упадет, когда сваи начнут забивать, – говорит женщина.

Выходим из подъезда на улицу, где шумит экскаватор. Строительный забор начинается аккурат в пяти метрах от подъезда. Как говорит Татьяна Прозорова, их ни о чем не предупредили. Просто приехали строители, огородили территорию – и началось. Ветхий домишко трясется. Когда сносили соседний расселенный дом, пыль стояла на весь квартал.

_DSC7860.jpg

Уже снесенный дом в квартале застройки

Конюшня Савельевых: «Этот дом проклятый»

Двухэтажный кирпичный дом на Зенцова, 77/1 внешне выглядит добротно, но войдя в подъезд, понимаешь, здесь еще хуже, чем в «нежилом» доме. Первый этаж как будто на четверть ушел под землю. В подъезд нужно буквально спускаться.

photo_2021-09-27_19-28-39.jpg

Дом-конюшня без фундамента стоит уже 150 лет

– Нам ли стройка не мешает? – удивляется Зухра Хамматова.

Ей 70 лет, она вдова, живет в квартире №6 одна. Единственный сын, который тоже прописан у нее, уехал в другой район. Квартира – социальная, не приватизирована. В отличие от ее соседей.

– Нет, мне ничего не предлагали, – говорит Хамматова.

photo_2021-10-01_14-10-24.jpg

Ковш экскаватора иногда заглядывает в окна дома-конюшни

Она впускает нас в свою квартирку на втором этаже, показывает, что под ее окнами идет стройка. Окно из маленькой кухни смотрит прямо на экскаватор. Под другим окном – вагончик для строителей, там они переодеваются.

– Не боитесь, что дом развалится?

– Как не боимся. Тут мне экскаватором прижали к окну дерево, я открыть не могла створки. Смотри, вот здесь у меня еще потолок протекает. Сплю с тазиком в обнимку.

photo_2021-09-27_19-28-41.jpg

Тазик здесь часто используется из-за протечек крыши

– Когда дом разрушали, тут все в пыли было, – вспоминает напоследок Хамматова. – На рынке даже стояла пыль.

В соседней квартире №7 осталась жить Софья Алиева, ей 80 лет.

– Сейчас, я только челюсть надену, – говорит она и забегает в квартиру, попутно приглашая нас войти.

Стоя возле кипы документов, она с горечью говорит, что приватизировала квартиру. А сейчас и не знает, что лучше. Она слышала, что предлагают им за метр 50 тысяч рублей, не более. А социальное жилье – и вовсе расселяют в чрезвычайный фонд.

– Вот бы чиновники администрации или Баутский (учредитель строительной компании ООО «СЗ БСК Реал-Эстейт» – прим.ред.) пришел к нам пожить сюда! Как крестьян, нас выкупил тут и вытравливает, как крыс. Чтобы мы тут не выдержали. Никому мы не нужны. Но мы есть! И вот что мне теперь делать? Взять мыло и повеситься?

photo_2021-10-01_14-10-16 (3).jpg

В доме остались три жилые квартиры. Остальные сбежали

Алиева показывает вырезку из старой газеты 1990-х годов про их дом. Из ее бурного рассказа становится ясно, что дом имеет очень богатую историю и претендовал на звание «культурное наследие», но что-то не срослось.

– Наш дом относится к Ансамблю домов купцов Савельевых. Здесь была их конюшня на первом этаже, на втором люди жили. Вон в ту арку лошади заходили, – Софья показывает в окно, где виднеется дом Савельева. Это трехэтажный дом на Зенцова, 77. Он признан памятником архитектуры. В нем на первом этаже располагалась баня, были котлы, парные. На втором этаже была молельня, на потолке остались расписные ангелы. На третьем – «красный зал», где проводились торжества.

photo_2021-10-01_14-10-15.jpg

Дом купца Савельевых с аркой для лошадей

В доме остались жилыми только три квартиры. Остальные жильцы приходят набегами, не могут существовать в таких условиях. Их дом-конюшня без фундамента стоит уже около 150 лет. О том, что их ожидает, когда вот-вот прямо рядом с ними начнут забивать сваи, хозяйки двух квартир даже боятся думать.

– Этот дом проклятый, – заключает Алиева. – Нам говорят, что его даже не будут сносить. Говорят, что Баутский тут планирует построить садик на 50 детей. Как это будет – вилами на воде писано.

Местные уверены: застройщик уже как-то продал дважды садик городу, какой, мол, ему еще один строить. Об этой истории мы писали здесь.

photo_2021-09-27_19-28-40 (2).jpg

«У нас в новостройке прокуроры живут»

Учредителем строительной компании ООО «СЗ БСК Реал-Эстейт» является бывший депутат горсовета Уфы Александр Баутский. Он нередко становится «героем» публикаций в СМИ. О нем писали, когда в октябре 2018 года в одной из квартир на Зенцова в этом квартале, где возводится ЖК «Красинский», рухнул потолок. Соседи рассказывали, что спросонья пожилая женщина в ужасе выбежала в халате на улицу и стала стучаться к соседям. Всю ночь жильцы не спали, ожидая разрушения. Как раз в тот момент рядом с ветхим домом забивались сваи под фундамент для двух тогда еще строящихся домов.

После того происшествия в полуразрушенный дом пришли прокуроры и пообещали решить вопрос. Подали в суд, выступили на стороне жильцов. Решение суда о том, что жильцов необходимо расселить у них на руках. Но оно не исполняется.

– У нас в новом доме, из-за которого мы чуть не разрушились, прокуроры живут, – шепчутся жители. – Мы знаем, на какой машине они ездят. Знаем, где паркуются. Видимо, поэтому наше дело и не сдвигается с мертвой точки.

_DSC7913.jpg

Действительно, согласно госзакупкам, в сентябре 2019 года компания «БСК РЕАЛ-ЭСТЕЙТ», тогда еще оформленная на дочь Баутского – Юлию Кирсанову, продала прокуратуре Башкирии квартиры по федеральной программе «Жилье для прокурора». Две квартиры, каждая по 102 «квадрата», обошлись надзорному ведомству в 9,6 млн рублей федеральных средств.

«Хабиров все знает»

Тем временем дом с рухнувшим потолком на Зенцова до сих пор не расселен. Рядом с ним вечером можно увидеть множество автомобилей, что говорит о том, что тут живет много семей.

– Нет, нас не расселяют, – говорит один из жильцов, который неохотно выглядывает из квартиры. Свое имя он не назвал, отмахнувшись от камеры. – Нам сказали, что выкупят у нас квартиры за 50 тысяч рублей за «квадрат» или меньше, если артачиться будем. Баутский не приходит к нам и не говорит это напрямую, а передает через других. А вы лучше не связывайтесь с ним, – добавляет мужчина. – Он один садик администрации Уфы дважды продал, это непростой человек.



8a3262354a81a859b6e1eb4c6d59c1c8.jpg

Баутский Александр Олегович - экс-депутат Горсовета Уфы, застройщик / Фото: Дмитрий Колпаков / Коммерсантъ

Мы стучимся в следующую дверь. Здесь живет активист дома – Михаил Патаев.

– Мы подали в Ленинский суд, сделали экспертизу дома, сделали оценку, сказали, цена за квадратный метр жилья у нас 150 тысяч, – начал свой рассказ Патаев. – Мы эту сумму и просим у Баутского. Но суд уже в третий раз отложили, никто туда не приходит. Кроме нас самих. Баутский с нами не разговаривает. Изредка только придет-поорет: «Я тут землю купил, вы даже в подъезд не выйдете, это все моя земля».

Михаил Патаев разводит руками.

– Баутский давно на нас положил. У нас и решение суда, а мы живем на чемоданах. Мы пишем Хабирову. Нам ничего не отвечают. Даже отписки уже перестали присылать. – Наверно, надо было до выборов обратиться к Хабирову, – сетует мужчина.

пнренеи.png

БСТ сняли репортаж со двора Красинской застройки и поговорили с жителями

– Мы писали Хабирову, – добавляет его супруга Зоя. – Нам ответили: «Он и так все знает». Просто нам не повезло. Попался такой застройщик. Расселил бы нас – и все. Но нет, он же мучает нас. И никто не может ничем нам помочь. Мы ждем годами.

photo_2021-10-01_14-10-11.jpg

В доме – 16 квартир. Шесть квартир и еще две комнаты – муниципальные, а остальные – приватизированы. Жильцы соцжилья рассказали, что администрация предложила им такое же ветхое жилье на Пекинской, в Черниковке. И они, конечно, туда не хотят.

В мэрии Уфы подтвердили, что предлагали жилье «муниципалам», но те не согласились. Поэтому администрация подала иски на выселение жильцов из социальных квартир в принудительном порядке.

– Жителям указанного дома рекомендуем рассмотреть возможность временно заселиться в жилые помещения чрезвычайного фонда Управления гражданской защиты Уфы до полного расселения, – рассказала представитель Администрации Уфы Лариса Салихова.

По вопросу с жильцами приватизированных квартир в мэрии Уфы отсылают к застройщику.

«Баутский должен расселить и тех и других»

Тем временем в Ленинском райсуде рассматриваются иски жильцов-собственников дома, в которых они требуют пересмотреть стоимость их квартир. Защитить жильцов взялась юрист и риелтор Екатерина Чехова. Та самая, с которой у Баутского давнее противостояние. Она уже несколько лет пытается возбудить уголовное дело против экс-депутата о покушении на ее жизнь. Но пока безрезультатно.



igex0tei7hoqlhdc36rzmjpuvqxw2rl5.jpg

По словам Чеховой, в случае с домом на Зенцова и приватизированные, и муниципальные квартиры должен был расселить застройщик, согласно договору развития территории указанного квартала.

Екатерина Чехова (на фото) помогла собственникам приватизированных квартир составить иски. Ответчиком выступила администрация городского округа, третьим лицом призвали застройщика «СЗ БСК Реал-Эстейт».

– По договору развития территории застройщик обязан выкупить жилье собственникам помещений. Но поскольку речь идет об изъятии земельных участков для муниципальных нужд, то ответчиком будет администрация. И какую сумму присудит суд, ту сумму и будет платить «СЗ БСК Реал-Эстейт». Основываться суд будет во многом на экспертизу стоимости жилья. Это – что касается собственников. С муниципалами все довольно проблематично, потому что их можно выселить только в такое же социальное жилье. Для этого «СЗ БСК Реал-Эстейт» должен приобрести на рынке или построить квартиры с чистовой отделкой и передать муниципалитету для переселения этих граждан.
Получается, застройщик должен и тем и другим.

– Это прописано в договоре о развитии застроенной территории, который они должны исполнить, – уточнила Чехова.

Связаться с Александром Баутским не удалось – ни на один звонок он не ответил.

photo_2021-10-01_14-10-22 (2).jpg


Если вам понравился материал, поддержите нас донатами. Это просто и безопасно.

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика