пришлите новость

«Если будем молчать про свою историю, то зачем существуем?»: почему в Башкирии власти запретили спектакль о сожженной башкирке

22:58, 07 октября 2021

| c12648

8 октября жители Стерлитамака должны были увидеть спектакль «Сказ о Кисякбике». Но Минкультуры РБ неожиданно снял его с репертуара театра. А из официальных страниц учреждения исчезла вся информация о постановке.

«Если будем молчать про свою историю, то зачем существуем?»: почему в Башкирии власти запретили спектакль о сожженной башкирке

«Мы не имеем права вмешиваться в творческий процесс коллективов. Нет такого, чтобы я запрещала что-то», – эту фразу министр культуры Башкирии Амина Шафикова сказала в интервью нашему изданию. Сегодняшняя ситуация показала, что она нам, похоже, откровенно врала. По данным наших источников, власти Башкирии якобы запретили спектакль, чтобы избежать межконфессиональной (православие и ислам) и межнациональной (русские и башкиры) розни. Якобы после просмотра постановки у людей может возникнуть неприязнь друг к другу. Но - обо всем по порядку.

Премьера прошла успешно    

25 сентября в Уфе на сцене Национального молодежного театра им. М. Карима состоялась премьера спектакля «Киҫәкбикә. Риүәйәт» («Сказ о Кисякбике»). Это постановка Стерлитамакского государственного театрально-концертного объединения. Автор сценария – Михаил Башкиров. Он его написал по рассказам башкирской писательницы Марьям Буракаевой.

Анонс спектакля

О чем спектакль

Спектакль основан на реальной истории, произошедшей в 18 веке. Главная героиня – башкирка Кисякбика Байрясова, уроженка Дуванской волости Уфимского уезда. В возрасте 60 лет была пленена карательными отрядами Василия Татищева, привезена в Екатеринбург, насильно крещена и отдана в крепостные. Два раза бежала из плена, но оба раза ее возвращали и жестко высекали. После третей попытки, в апреле 1739 года ее сожгли на центральной площади города за то, что «оставя Закон Христианский, обасурманилась». То есть продолжала придерживаться исламских традиций.

Премьера оказалась удачной. На ней присутствовали многие именитые личности, деятели искусств и политики. Например, депутат Госсобрания-Курултая РБ Гульнур Кульсарина, которая также является председателем Общества башкирских женщин РБ. Она поделилась на своей странице в соцсетях впечатлениями после просмотра. По ее словам, она увидела историю о разрушении традиционного «старого» мира, на защиту которого становится одинокая женщина, историю о поиске и сохранении национальной и культурной идентичности, а также о коллективной памяти башкирского народа. По ее мнению, главная героиня смогла передать силу воли и духа независимой башкирки.

photo_2021-10-07_16-15-07.jpg

Фото: instagram.com/kulsarina_gulnur

Драматург, сценарист и председатель Союза кинематографистов РБ Зухра Буракаева (дочь писательницы Марьям Буракаевой, по мотивам рассказов которой написан сценарий спектакля) также высказалась после просмотра. Она считает, что сценарист Михаил Башкиров раскрыл тему, почему именно Кисякбика так была нужна властям, то есть смог воплотить показательное сожжение. По ее мнению, в копилке башкирских спектаклей о выдающихся личностях прошлого появилась притча, которая заставляет задуматься и заглянуть вглубь себя.

«Автор дополнил образ, что Кисякбика – лидер, влиятельная женщина, сельчане называют ее Мать-Волчицей, а их клан так и зовется – род волков, - написала драматург в Facebook. – Зрители были разные, были те, которых именно интересовала эта историческая тема. Было очень много слез, само собой... Финал – поклон стал кульминацией, той последней точкой символичного повествования – жизнь продолжается, но костяк народа – в традициях, в силе духа женщин, в памяти – пусть и трагической. И эти черные, облегающие платья с красными нагрудниками дарят надежду, что все эти жертвы были ненапрасны. Вообще, все костюмы от Натальи Степановой – это работа на общие символы, где-то все приглушенно, и в этом обреченность людей, где-то все ярко. Последний выход Кисякбики в этом костюме цвета огня – потрясающе. Финальная яркая точка. Очень красивый спектакль, даже не скажешь, что это был первый премьерный показ – настолько все было выверено, четко, каждый жест, каждая реплика, все выходы, взгляды...»

После запрета спектакля Зухра Буракаева отказалась комментировать ситуацию. 

«Спектакля уже никогда не будет. Никогда»

Завтра, 8 октября, спектакль должны были увидеть жители Стерлитамака. Но актерам неожиданно объявили, что он снимается с репертуара. Под видом зрителя, купившего билет, мы позвонили в театр, чтобы узнать причину отмены. «Это не наша вина, это политика. Спектакля уже никогда не будет. Никогда», – сказала одна из сотрудниц. 

Самое интересное, что постановка была создана в рамках федерального проекта «Культура малой Родины» Всероссийской политической партии «Единая Россия».

photo_2021-10-07_16-14-49.jpg

Афиша на октябрь Стерлитамакского государственного театрально-концертного объединения

Объясниться с недоумевающими актерами Минкульт РБ десантировал кандидата исторических наук Рамиля Рахимова. Видео этой «беседы», несмотря на просьбы историка не снимать, распространилось по соцсетям. На нем видно, что Рахимов очень эмоционально и на повышенных тонах дискутирует с актерами. Директор театра Харис Абдрахимов тоже был на этой встрече, но сидел безмолвно. Из слов историка выходило, что нет никаких достоверных сведений, что история с Кисякбикой действительно была. И что этот спектакль может привести к бунту в башкирском обществе. «Сначала не автомат стреляет, а история. Потом люди автоматы берут. В этом виноваты не люди, которые берут в руки автоматы, а виноваты артисты, ученые, которые сидят в кабинетах и пишут чепуху», – говорил он. 

При этом историк отметил, что не смотрел постановку, и поэтому, по словам актеров, не смог назвать выдержки из него, которые могут вызвать волнения в обществе. С ним на встрече спорила заслуженная артистка РБ Ляйсан Каримова, сыгравшая роль той самой сожженной женщины Кисякбике. «Если мы будем молчать про свою историю, то зачем мы существуем? Жанну д’Арк тоже сожгли, но ее весь мир смотрит. Мы не показали, что ислам плохой или православие, мы рассказали судьбу одной женщины», – парировала она.

Видео с той самой встречи

Мы дозвонились до Рамиля Рахимова. Он сообщил, что приезжал в Стерлитамак объяснить, почему постановка не может быть допущена до зрителя. При этом отказался назвать конкретную сцену или фразу, которые не соответствуют исторической действительности. Вместо этого он посоветовал почитать Telegram-каналы, поскольку уверен в нашем сговоре с актерами.

– Если люди глупые [актеры], и не понимают, то о чем с ними разговаривать? Это творческие дети. Если они не поняли, то это их проблемы. Когда вы рассказываете об истории в кино или театре, то надо быть очень аккуратным и понимать, как это повернется. Я не чиновник и не решатель проблем спектакля. История – такая вещь, которая может быть так, а может быть так. И что они попадают в ситуацию не очень хорошую. Сейчас поднимать всю эту частную историю как событийную повестку дня – глупо и не нужно, – прокомментировал он.


Моменты спектакля в социальной сети одного из зрителей

Был ли такой исторический факт

В 2005 году вышла книга «Горная власть» и башкиры в XVIII веке» автора Н. С. Корепанова. Это сборник документов, в котором есть такие данные: «12 февраля 1739 г. Первый член Канцелярии Главного правления заводов майор Леонтий Угримов отправил письмо с запросом о казни Кисякбики (Катерины) генералу Л. Я. Соймонову. 14 марта того же года Соймонов подписал конфирмацию по делу: «Пойманную башкирку, которая была крещена и дано ей имя Катерина, за три в Башкирию побега и что она, оставя Закон Христианский, обасурманилась, за оное извольте приказать на страх другим казнить смертию – сжечь, дабы впредь, на то смотря, другие казнились». (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.818. С.243.)

29 апреля 1739 г. письмо Соймонова было получено в Екатеринбурге. 30 апреля смертный приговор «по указу генерал-майора Л. Я. Соймонова» был утвержден в Канцелярии (Л. Угримов, поручик Василий Ближевской). 1 мая Угримов известил письмом генерала Соймонова: «Ныне по силе оного Вашего превосходительства ордеру с нею того ж апреля 30 числа уже учинено». (Там же. С.246.)»

59_oooo.plus.png

Марьям Буракаева, автор рассказов о Кисякбике:

Известие о том, что состоится спектакль о Кисякбике, стало для меня неожиданностью. К сожалению, не смогла посмотреть спектакль. Судя по тому, что рассказали мои дочери, актриса Ляйсан Каримова смогла воплотить образ Кисякбики, сюжетная линия же была изменена драматургом.

Мое мнение о происходящем сейчас. История Кисякбики Байрасовой – достоверна. Она описана в рукописи «Горное дело башкир», которую мне показали в Екатеринбурге, когда я приезжала в офис областного курултая башкир Свердловской области. Эта история потрясла меня. Единственное, что вызвало сомнения, так это правильно написание ее имени, так как две буквы были написаны нечетко. Но, посовещавшись с историком Анваром Асфандияровым, мы пришли к выводу, что оно должно звучать как Кисякбика, потому что у башкир есть, например, такое слово, как йәнкиҫәгем – кусочек души.

Но что меня поразило до глубины души, так это то, что спектакль сняли. Ведь если что-то не так, всегда можно внести изменения, а не отменять полностью то, во что вложено много человеческого труда.

О Кисякбике Байрасовой люди знают давно, эта история достаточно известна. То же самое «Горное дело» было издано и в Уфе. Мой рассказ был опубликован еще пятнадцать лет назад. У народного поэта Салавата Абузара также есть книга «Путь Кисенбики» (в интернете ведутся споры, как правильно звучит имя – Кисякбика или Кисенбика), она, как исторический персонаж, есть и в списке самых известных башкирских женщин. Но почему-то до сих пор эта история не вызывала столько шума. Я лишь слышала слова восхищения этой женщиной, принявшей смертные муки ради своей веры. Это именно та мысль, которую я закладывала в свой рассказ – ни при каких условиях не предавать то, во что веришь (Эхо Москвы в Уфе)

До директора Стерлитамакского театра Хариса Абдрахимова не удалось дозвониться. Но трубку взял замдиректора по общим вопросам Радик Гиззатов. Он сообщил, что спектакль сняли с репертуара по техническим причинам. Но не смог ответить, что пошло не так. Художественный руководитель Айдар Зарипов, с которым также удалось связаться, рассказал, что им запрет никак не аргументировали, хотя пьесу принимали три раза, в том числе Минкульт РБ. И, чтобы не было интерпретаций в сторону межнациональных и межконфессиональных конфликтов, ушли из исторического спектакля в сторону легенды.

Тут надо отметить, что ни одно государственное учреждение культуры без одобрения репертуара у своего учредителя не может его выпустить. То есть чиновники Минкульта сначала выпустили «Киҫәкбикә. Риүәйәт» на сцену, а потом сами же его запретили. Добиться оперативного комментария от самого Минкульта РБ не удалось, пресс-секретарь объяснила это тем, что у нее нет времени и что ответ мы получим только завтра.

По нашим данным, Амина Шафикова получила выговор за допущение спектакля до публики. Поэтому нужно понимать, что над министром стоит более высокопоставленный чиновник, от которого и исходило требование о запрете.

694_oooo.plus.png Исполнившая роль Кисякбики Ляйсан Каримова прокомментировала нам случившееся так:
  
– К сожалению, люди видят угрозу там, где ее нет. Я не блогер, не депутат и политические игры мне абсолютно неинтересны. Я человек искусства – мое дело творить и воплощать идеи свои и режиссера. Для меня было абсолютной неожиданностью, что спектакль о простой женщине вызовет такой резонанс. Мы этого не желали! Я надеюсь, Кисякбике на меня не обижена... 

Хочу закончить словами Кирилла Серебренникова: «Мне никогда не была интересна голая провокация, если вы про это спрашиваете. Театр всегда существует для зрителя. Нет никаких законов, традиций, которым мы должны следовать, мы же не театр Кабуки. Это глупость – делать провокацию ради провокации. Это неинтересно, это к искусству не имеет отношения. И это штамп восприятия. Так говорят люди, которые не очень разбираются в вопросе», – сказала Ляйсан.

Два вывода

Минкульт Башкирии во главе с госпожой Шафиковой – очень закрытая структура. От ведомства сложно добиться каких-то комментариев. Вспомнить хотя бы ситуацию с задержанием танцора государственного академического ансамбля народного танца им. Ф. Гаскарова по подозрению в хранении и сбыте наркотических веществ. Тогда ведомство решило отмолчаться вместо того, чтобы дать внятное разъяснение. И в этот раз, мы считаем, Минкульт поступил непрофессионально, решив потянуть время с надеждой, вероятно, на то, что само рассосется.

К ведомству много вопросов. Почему спектакль сначала одобрили, а потом запретили? Кто инициатор запрета? Кто, в конце концов, будет возмещать сумму, потраченную на постановку, которую готовили еще с мая?

Цензурировать искусство – дать обратный ход эволюции. В руках неумелых и недалеких служителей власти этот инструмент, проникая в искусство, губит художника. Наши власти, решив в этот раз сработать на упреждение, только разозлили общественность, поскольку многие посчитали, что своим запретом на спектакль о сожженной башкирке они хотят скрыть исторические факты.



Знаете больше? Есть информация, которой вы можете поделиться? Напишите нам

ПОДЕЛИТЬСЯ











последние новости



Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика